«Я ночами не спал». Канду о высылке турецких учителей, уголовных делах Плахотнюка и концессии Кишиневского аэропорта
2 мин.

«Я ночами не спал». Канду о высылке турецких учителей, уголовных делах Плахотнюка и концессии Кишиневского аэропорта

Экс-спикер Андриан Канду утверждает, что на экс-лидера Демократической партии Владимира Плахотнюка нет ни одного уголовного дела. Канду рассказал 16 сентября в эфире передачи Cutia Neagră на TV8 о концессии Кишиневского аэропорта, о высылке из Молдовы турецких учителей и смерти бизнесмена Юрия Лункашу.

Об уголовных делах против Плахотнюка

«Пока только Нэстасе говорил о так называемом деле, которое он попросил прокуратуру завести по поводу незаконно нажитого имущества. В России завели три дела. Все три дела политические и не имеют никаких оснований. Это же сказали представители Интерпола, когда проигнорировали все запросы России».

О местонахождении Плахотнюка

«Он [Плахотнюк] сейчас со своей семьей. Каждому в жизни нужна перезагрузка. Господин Плахотнюк не боится возвращаться, ему остается лишь решить, когда он вернется. Он ездит по разным местам, ищет перспективы и возможности для бизнеса».

О смерти бизнесмена Юрия Лункашу

«Не хочу высказывать свое мнение. Я полагаюсь на то, что говорят его близкие. У него были проблемы со здоровьем, с эмоциональным состоянием».

О концессии Кишиневского аэропорта

Канду рассказал, что идея сдачи в концессию аэропорта возникла еще в 2010 году в мастер-плане известной в мире немецкой компании в области управления аэропортами. Канду считает, что, если бы Кишиневский аэропорт не передали в управление другой компании, сейчас он бы не смог конкурировать с аэропортами соседних стран в Яссах и Одессе.

О высылке из Молдовы турецких учителей

«Высылка турецких учителей потрясла нас. Я был эмоционально потрясен, ночами не спал, думал о том, что произошло. (…) Я узнал из прессы. Что я должен был сделать? Я связался с премьер-министром, сказал, что это не нормально. Но я сказал, что они профессионалы, хотя знал, что это вызовет политический скандал. Но политики не вмешивались в операции Службы информации и безопасности».