«Медиков из группы риска заставляли работать на первой линии». Как в Молдове во время эпидемии нарушают права человека
6 мин.

«Медиков из группы риска заставляли работать на первой линии». Как в Молдове во время эпидемии нарушают права человека

Эпидемия коронавируса в Молдове спровоцировала появление новых случаев нарушения прав человека — от права на лечение до права на жизнь. В опасности оказались не только пациенты, которым не предоставили своевременную помощь, но и врачи, которым не хватало средств защиты. Об этом на пресс-конференции 27 января рассказали эксперты Института по правам человека (IDOM), которые во время эпидемии оказывали юридическую помощь людям, чьи права нарушили.

Директор Института по правам человека (IDOM) Вану Жереги рассказал, что в начале пандемии IDOM организовал «кризисную ячейку», в которую могут обратиться люди, чьи права нарушили (можно позвонить по телефону, написать на мэйл или в Facebook). За это время IDOM получил около 500 сообщений о нарушении прав человека.

Завышенные штрафы

По словам Жереги, многие карантинные меры, которые вводили власти, были непонятны людям. Кроме того, введенные в начале эпидемии штрафы за нарушение карантинных мер — от 22,5 тыс. леев до 25 тыс. леев — были слишком высокими, отметил Жереги. Государство, добавил он, вместо того, чтобы помочь пенсионерам, штрафовало их за поход в магазин.

Адвокат Александр Чобэнаш напомнил, что в июне 2020 года Конституционный суд признал эти штрафы неконституционными. «Были ситуации, когда штрафовали за простое, формальное нарушение: например, человека, у которого не было еды, оштрафовали за поход в магазин. Или человека, который шел с ребенком через детскую площадку и не представлял никакой опасности, оштрафовали на 22,5 тыс. леев, на ту же сумму, что и главврача, действия которого привели к смерти человека», — рассказал Чобэнаш.

Дискриминация родителей

Правозащитники также рассказали о случаях дискриминации, связанных с эпидемией. «Мы все удивились, когда частные детсады открыли намного раньше, чем государственные. Почему они не могли начать работать одновременно? Мы обратились в Совет по равенству и попросили его констатировать социальную дискриминацию. Потому что родители, которые могут оплачивать частный детский сад, могли водить туда ребенка, а те, кто не могут платить 4 тыс.-6 тыс. леев и больше, вынуждены были и дальше сидеть без работы, так как должны были заботиться о детях», — сказал Жереги.

Нарушение права на жизнь и медпомощь

Адвокат Александр Чобэнаш сообщил, что во время эпидемии IDOM выявил много случаев нарушения «права на медицинскую помощь». В одном из них человека с нарушением ментального развития отказались принять в районную больницу Оргеева, несмотря на то, что он находился в тяжелом состоянии. Человек умер, не дождавшись госпитализации в психиатрическую больницу. «Это — нарушение права на здоровье и права на жизнь. Человека, который находился в тяжелом состоянии, обязательно должны госпитализировать и использовать все ресурсы, чтобы спасти его жизнь», — подчеркнул Чобэнаш.

В другом случае, о котором рассказал адвокат, больного коронавирусом отказывались принять на лечение в больницу Бельц. Отказ объясняли тем, что в больнице не было свободных мест. «И этот человек должен был искать возможности и ресурсы, чтобы вернуться [из больницы] в родной район […]. Он был в очень тяжелом состоянии, звонил сыну и просил помочь написать завещание», — рассказал Чобэнаш. Адвокат отметил, что впоследствии выяснилось, что в это же время других пациентов принимали в больницу.

Дискриминация тех, кто лечился от ковида дома

Рассказал адвокат и о нарушении прав людей, которые лечились на дому. Он напомнил, что поначалу лекарства для лечения коронавируса не были компенсированными. По словам Чобэнаша, благодаря настойчивости правозащитников часть лекарств сделали компенсированными. «Проблему не решили до конца. Некоторые назначаемые лекарства не входят в список компенсированных», —уточнил Чобэнаш. Также он отметил, что в Молдове нет механизма выплаты компенсаций тем, кто лечился от коронавируса до того, как лекарства стали компенсированными.

Нарушение прав врачей

Также в IDOM поступали жалобы от врачей. По словам Чобэнаша, некоторые из них жаловались, что их не защищают от заражения коронавирусом. «Людей, которые были в группе риска, заставляли работать на первой линии. Тех, кто отказывался, заставляли писать заявления об увольнении. Людей, которые отказывались подвергать свою жизнь опасности, просто увольняли. Администраторы больниц говорили, что у них нет другого выхода», — рассказал Чобэнаш.

По его словам, в некоторых районах врачи были вынуждены сами искать защитное оборудование: костюмы, маски, перчатки. «Был такой случай: врачу пришлось обратиться к дочке, которая находилась за границей, чтобы она прислала ему защитный костюм. Она прислала отцу посылкой защитное оборудование», — рассказал Чобэнаш, добавив, что посылку обложили налогами и задержали ее передачу на несколько недель.

Нарушение прав человека в писхоневрологических интернатах и тюрьмах

Врач Родика Грамма-Русу рассказала, что команды IDOM проверяли психиатрические больницы и изоляторы. Она отметила, что во всех психиатрических учреждениях, в которых они были, «не было никакого алгоритма предотвращения распространения коронавируса». По словам Родики Грамма-Русу, госпитализированных пациентов держали в общих палатах и не тестировали на коронавирус. «В большинстве учреждений лечением коронавируса занимался врач-психиатр […] Недопустимо, чтобы пациента в тяжелом состоянии лечил [от коронавируса] врач-психиатр», — отметила Грамма-Русу. Также, по ее словам, во многих учреждениях не было ни мыла, ни дезинфектантов.

Вану Жереги рассказал, что в одном из психоневрологических интернатов ввели карантин и обязали всех сотрудников, которые в это время находились на рабочем месте, не покидать здание 14 дней. «Учреждение окружила полиция и сообщила, что всех, кто покинет территорию [учреждения], оштрафуют на 22,5 тыс. леев. Все сотрудники вынуждены были подчиниться, при этом дома у них остались несовершеннолетние дети, престарелые родители и другие родственники. Через 14 дней, в течение которых эти сотрудники спали на полу и жили в ужасных бытовых условиях, их вынудили провести еще 14 дней в самоизоляции. Это недопустимо, мы не видели подобного в других учреждениях», — рассказал Жереги.

Родика Грамма-Русу, в свою очередь, сообщила, что в СИЗО не было врачей, а персонал был не готов к борьбе с распространением коронавируса.

Александр Чобэнаш рассказал, что из-за эпидемии заключенным в тюрьмах запретили длительные свидания с родными. Адвокат отметил, что это нарушает права заключенных на личную жизнь. По его слова, запрет был обоснованным, только пока в тюрьмах создавали условия для нераспространения вируса. После этого, по мнению адвоката, запрет должны были отменить.

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
x
x

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: