Миф о правах. Дмитрий Паламарчук о том, как Кишинев отделил приднестровских водителей от их авто
5 мин.

Миф о правах. Дмитрий Паламарчук о том, как Кишинев отделил приднестровских водителей от их авто

После публикации в NM колонки бывшего вице-премьера по реинтеграции Александра Фленки об упрощенной замене водительских удостоверений для жителей Приднестровья внешнеполитическое ведомство Приднестровья обратилось в редакцию NM с просьбой представить ответную реплику, чтобы осветить взгляд приднестровской стороны на эту проблему, по которой у Кишинева и Тирасполя сохраняются разногласия. NM публикует позицию главы управления приднестровского внешнеполитического ведомства Дмитрия Паламарчука, который участвовал в переговорах по вопросу нейтральных номеров.

x

Вопрос участия приднестровских транспортных средств, принадлежащих частным и коммерческим владельцам, в международном дорожном движении, имеет долгосрочный характер. В рамках переговорного процесса подписан целый ряд договоренностей, регулирующих указанную сферу, однако большинство из них не исполняется молдавской стороной.

Проблема передвижения частного транспорта обострилась летом 2015 года, когда Республика Молдова ввела в одностороннем порядке запрет на передвижение через украинско-молдавскую госграницу для автомобилей с приднестровскими номерными знаками. Несмотря на то, что, благодаря содействию посредников и наблюдателей Кишинев наложил мораторий на упомянутый запрет, и этот мораторий действует до сих пор, тот искусственно спровоцированный кризис подтолкнул стороны к поиску устойчивого решения автотранспортной проблемы.

Осенью 2015 года было представлено Техническое заключение EUBAM, ставшее отправной точкой для начала диалога по согласованию будущей договоренности. В «Берлинском протоколе» от июня 2016 года содержится прямая ссылка на документ EUBAM и готовность РМ урегулировать проблему с учетом рекомендаций экспертов из ЕС.

На протяжении 2016 и 2017 годов стороны обменивались различными редакциями проектов Протокольных решений и собственными комментариями относительно модальности допуска приднестровских автомобилей в международное сообщение. Значительный импульс придал подготовленный Посольством Украины в РМ non paper, появившийся в январе 2017 года.

Наработки сторон и международных партнеров оформились в окончательную договоренность, составляющую многостраничный документ с четырьмя приложениями, лишь к апрелю 2018 года. Однако, как выяснилось, с момента запуска Пунктов регистрации транспортных средств (ПРТС) в сентябре 2018 года, РМ, вопреки согласованным подходам, ввела запрет на пересечение своей границы с Румынией и Украиной обладателям водительских удостоверений приднестровского образца.

Почему утверждения о том, что вопрос водительских удостоверений не обсуждался в переговорном процессе, являются ложью?

— Техническое заключение EUBAM от 28 сентября 2015 года содержит, среди прочего, исчерпывающий перечень документов, которые сотрудникам пограничной полиции РМ предлагается спрашивать у автовладельцев, пересекающих госграницу РМ. Среди них нет водительских удостоверений. Авторы Технического заключения неоднократно отмечали, что на практике это означало отсутствие необходимости проверки водительских удостоверений при пересечении государственной границы. Напомним, что, подписав «Берлинский протокол», молдавская сторона согласилась с Техническим заключением EUBAM.

— В мае 2016 года Кишинев официально направил всем участникам переговорного процесса в формате «5+2» документ под названием «Предложения Кишинева по возможному решению проблем, связанных с приднестровскими автомобильными регистрационными номерами».

В документе, среди прочего, содержался такой абзац:

«Удостоверение, подтверждающее право на вождение транспортного средства из Приднестровья, выдается соответствующими структурами Приднестровья и должно содержать отличительные знаки Республики Молдова (MD), а личные данные о владельце транспортного средства должны быть внесены на русском и одном из языков международного общения (английском или французском)».

Как видно из документа, его направленность на решение проблемы приднестровских автомобильных номеров не помешала авторам затронуть тему водительских удостоверений. Данный текст имеется в распоряжении всех участников переговорного процесса.

— 30 июня 2016 года тогдашний глава Миссии ОБСЕ Майкл Скэнлан направил главным переговорщикам сторон обстоятельное личное письмо с резюме ряда встреч экспертов и призывом поскорее решить вопрос автотранспорта. В письме было указано, что стороны согласовали положение о приднестровском водительском удостоверении. Следует напомнить, что в ту пору ближайшим политическим советником главы Миссии ОБСЕ был Александр Фленкя, в то время как М. Скэнлан не пишет на русском языке.

— В январе 2017 года Посольство Украины представило свои подходы к решению вопроса об участии частного приднестровского автомототранспорта в международном транспортном движении. В документе содержалось предложение о признании действительными водительских удостоверений (и других документов), выданных компетентными органами Приднестровья.

— Сайт Правительства РМ 10 сентября 2018 года приводит следующую цитату тогдашнего спецпредставителя Действующего председателя ОБСЕ Франко Фраттини, озвученную в день открытия ПРТС: «Это историческое событие для людей, живущих в Тирасполе, которые смогут поехать в страны-члены ЕС. Это большое достижение благодаря участию обеих сторон. С самого начала мы решили сосредоточиться на конкретных результатах, чтобы улучшить жизнь людей».

Между тем А. Фленкя утверждает: «На самом деле Протокольное решение 2018 года относится лишь к автомобилям и регулирует механизм выдачи легальных документов, необходимых для того, чтобы автомобили могли пересекать границу, но никак не их водители».

Складывается впечатление, что молдавская сторона и посредники из ОБСЕ по-разному воспринимают достигнутую в 2018 году договоренность, либо кто-то врет постфактум.

Все обозначенные выше примеры не относятся к демагогии, в отличие от попыток отделить водителей от принадлежащих им транспортных средств и имеют конкретные документальные подтверждения, находящиеся в распоряжении каждого участника формата «5+2».

Что не так с «упрощенным механизмом замены» водительских прав?

— Схема введена Кишиневом в одностороннем порядке и никогда не обсуждалась с Приднестровьем до ее принятия, что противоречит Принципам и процедурам ведения переговоров в формате «5+2».

— Схема выставляет в качестве предусловия замены водительского удостоверения наличие гражданства или вида на жительство в РМ, которые многие жители Приднестровья не могут или не хотят получить по объективным основаниям. Практически весь 2017 год стороны обсуждали вопрос доступа жителей Приднестровья к услугам ПРТС безотносительно наличия молдавских документов, удостоверяющих личность, и компромисс в итоге был найден. Однако многие люди, имеющие гражданство России или Украины и зарегистрировавшие свои автомобили в ПРТС, оказались обмануты из-за дискриминационного подхода РМ к водительским удостоверениям.

— Схема и отсутствие обмена информацией приводит к тому, что у граждан на руках оказывается несколько водительских удостоверений, из-за чего они могут нарушать ПДД и иные законы;

— При выдаче водительского удостоверения молдавского образца РМ даже не имеет возможность проверить подлинность заменяемого приднестровского, что является прямым нарушением Венской конвенции о дорожном движении, содержащей обязательство сторон «обеспечить, чтобы водительские удостоверения выдавались только после проверки компетентными органами наличия у водителя необходимых знаний и навыков».

Очевидно, что никаким мифотворчеством вокруг проблемы водительских удостоверений Приднестровье не занимается. Сермяжная правда ситуации состоит в том, что Молдова использует договоренность, в которую осуществлены огромные инвестиции международного сообщества, для реализации своей политики по принудительному документированию населения Приднестровья. И делает это посредством обмана: не зря в течение года до подписания Протокольного решения по автотранспорту сторонами достигнуто восемь отраслевых договоренностей, за два года после — ни одной.

 

Автор: Дмитрий Паламарчук, начальник главного внешнеполитического управления МИД Приднестровья

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: