На мусорку или в беби-бокс?
Как в Молдове бросают детей и что с этим делать
#NMsolution
На мусорку или в беби-бокс?
Как в Молдове бросают детей и что с этим делать
#NMsolution
За последние десять лет в Молдове три раза поднимали вопрос о создании беби-боксов. Дискуссии возникают только после того, как брошенных младенцев находят на улицах, в магазинах и в мусорных баках. При этом в офисе народного адвоката считают, что беби-боксы нарушают право ребенка на семью и имя, а члены инициативной группы в поддержку беби-боксов убеждены, что этопоследний шанс обеспечить право на жизнь ребенку, от которого хотят отказаться.
Что такое беби-бокс
«Колыбель жизни», «детская почта», «окно жизни» или беби-бокс — так в разных странах называют специально оборудованное место, где можно оставить ребенка, от которого хотят отказаться.

Обычно беби-бокс располагается там, где нет камер видеонаблюдения, при государственных и частных медучреждениях, иногда при религиозных организациях. Человек, поместивший ребенка в беби-бокс, сохраняет свою анонимность и избавляется от уголовной ответственности, а ребенок оказывается в безопасности. Спустя какое-то время дверца беби-бокса блокируется, и ее невозможно открыть снаружи. Ответственные за беби-бокс получают уведомление и забирают ребенка, проверяют состояние его здоровья, вызывают полицию и органы опеки. В странах, использующих беби-боксы, законодательство дает матери возможность в течение какого-то времени после анонимного отказа вернуть ребенка. Чтобы доказать право женщины на ребенка, проводят тест ДНК.
Почему в Молдове нет беби-боксов
В 2012-2013 годах в Молдове более десяти новорожденных детей оставили на улице. По словам экс-главы Института матери и ребенка Штефана Гацкана, детей оставляли на мусорках, на остановках. Некоторых из них врачам удалось спасти.

Законодательство Молдовы, отметим, не предусматривает возможность анонимно отказаться от ребенка.

Чтобы обезопасить детей, от которых хотят отказаться, врачи и гражданские активисты задумались об открытии в стране бэби-боксов. Гражданская активистка Алина-Виолетта Топоровски в начале 2013 года разместила в интернете петицию о создании беби-боксов. Вскоре после этого в парламенте зарегистрировали законопроект об открытии в Молдове беби-боксов.

В июне того же года в Институте матери и ребенка установили первый беби-бокс. В беседе с NM Штефан Гацкан рассказал, что Институт установил беби-бокс за свой счет, и это были посильные расходы. Врачи убеждены, что этот механизм помогает спасать жизни. Еще несколько беби-боксов планировали установить в Бельцах, Кагуле, Унгенах и Бендерах.

Однако «окно жизни» при Институте матери и ребенка не проработало ни одного дня. Как рассказал NM Штефан Гацкан, идею поддерживали Институт матери и ребенка и перинатальные центры. Однако, по словам Гацкана, министерство здравоохранения «не захотело издать указ о работе беби-боксов». А в августе 2013 года правительство аннулировало законопроект о создании беби-боксов.

Штефан Гацкан рассказал, что общественность раскритиковала инициативу создания беби-боксов.
«Нас обвиняли в том, что мы поощряем отказ от ребенка. Но это не так, мы ничего не поощряли и не рекламировали. Мы хотели, чтобы была возможность спасти этих детей. Если из 10 детей нам удастся спасти четыре или шесть, а тем более десять — это будет победа».

Штефан Гацкан
экс-глава Института матери и ребенка
В 2016 году о беби-боксах заговорили вновь, после того как в Кишиневе обнаружили младенца в мусорном баке. Однако дальше обсуждений и публикаций в СМИ дело не пошло, и беби-бокс в Институте матери и ребенка так и не заработал. В очередной раз об «окнах жизни» заговорили в январе этого года, когда появилась информация о младенце, которого мать оставила в подъезде жилого дома в Кишиневе. Полиция завела уголовное дело по статье «оставление в опасности». За это преступление в Уголовном кодексе предусмотрено наказание до двух лет тюрьмы или штраф до 27 тыс. леев.

Полиция и журналисты нашли мать ребенка. В эфире телепередачи Vorbeste Moldova она рассказала, что скрывала беременность, так как боялась осуждения близких и знакомых. Она — мать-одиночка и уже воспитывает двоих детей. Ребенка, от которого решила отказаться, она рожала без медицинской помощи в комнате общежития. Она скрывала ребенка от родных и соседей, а спустя месяц решила от него отказаться.

Сначала она хотела оставить ребенка в поликлинике, но там были камеры видеонаблюдения, тогда женщина нашла подъезд жилого дома, где стояли коляски, и оставила младенца там.

Отвечая на вопрос телеведущей о том, воспользовалась бы она беби-боксом, если бы знала о его существовании, женщина ответила утвердительно.
Аргументы против
Народный адвокат по правам ребенка Майя Банареску рассказала NM, что в 2013 году, когда появилась инициатива о создании беби-боксов, UNICEF Moldova (детский фонд ООН) выступил против этого проекта, аргументировав свою позицию тем, что беби-боксы нарушают право ребенка на имя и идентификацию.
«Беби-бокс позволяет не выбрасывать ребенка на улицу, но это не выход из ситуации. Анонимный отказ от ребенка провоцирует нарушение международных прав ребенка. Кроме того, есть риск, что это приведет к росту анонимных отказов от детей».

Майя Банареску
народный адвокат по правам ребенка
Она отметила, что поддерживает позицию UNISEF и считает, что государство должно работать не с последствиями, а с причинами отказа от детей.

«Каждый человек должен знать, в какие социальные службы можно обратиться, если он хочет отказаться от ребенка», — сказала Банареску. По ее словам, работает целая система госуслуг, которые позволяют женщинам сохранять в тайне беременность и роды: в больницах, социальных центрах, органах опеки. В районах этим занимаются управления защиты семьи, в Кишиневе — управление защиты прав ребенка, на национальном уровне — профильное министерство.

С матерями, которые хотят отказаться от детей, отметила Банареску, работают психологи и специалисты, чтобы выяснить причины отказа. Когда отказ от ребенка не анонимный, с его семьей работают соцслужбы, в результате ребенка или возвращают матери, или передают в другую семью.

«Как человек я за беби-боксы, но как специалист не могу поддержать эту инициативу. Международные нормы и политика государства нацелены на то, что ребенок должен расти в семье и у него должно быть имя и какие-то идентификационные данные», — пояснила народный адвокат.
Аргументы за
Гражданская активистка Алина-Виолетта Топоровски отметила в беседе с NM, что, если следовать такой логике, «высшее право ребенка — право на жизнь — отодвигается на второй план после права на семью». А это, на ее взгляд, в корне неверно.

Она пояснила: если по какой-то причине женщина решила официально отказаться от своего ребенка, социальные службы по закону обязаны найти членов ее семьи первой степени родства и предложить им взять ребенка на попечение. В случае отказа ищут тех, кто состоит с матерью во второй степени родства. Это делают в соответствии с положениями Международной конвенции по правам ребенка, защищающей право ребенка знать своих родителей.
«Если ребенка оставляют, в первую очередь ищут мать и ее семью. Именно это — что о ребенке этом узнает семья — и пугает женщин, которые хотят анонимно оставить ребенка. Это могут быть совсем юные девочки, родившие вне брака, которые боятся сообщить семье о ребенке. Это могут быть женщины в послеродовой депрессии, изнасилованные женщины или разорвавшие отношения с отцом ребенка».

Алина-Виолетта Топоровски
гражданская активистка
Она считает, что из-за невозможности анонимно отказаться от ребенка и страха огласки, женщина может решиться убить его. «Бывали случаи, когда молодой роженице помогала в этом родная мать, чтобы «не опозориться на все село» из-за внебрачного ребенка. Беби-бокс — это последний шанс для ребенка, шанс на жизнь, его высшее право», — уверена Алина-Виолетта Топоровски.
Опыт других стран
Беби-боксы широко используют в странах, где нет возможности анонимно родить. По данным BBC, в Германии, например, есть около 100 беби-боксов, а в Пакистане — около 300. В России первые беби-боксы установили в 2011 году. Там нет федерального закона о функционировании беби-боксов, поэтому в некоторых российских регионах беби-боксы есть, а в некоторых — нет. По разным данным, с 2011 по 2019 год российские беби-боксы спасли жизнь от 84 до 170 младенцев.

По словам Алины-Виолеты Топоровски, единственная европейская страна, в которой использование беби-боксов одобрили на государственном уровне, — Литва. И это, отметила Топоровски, «самый надежный вариант».

В Чехии у женщин есть возможность рожать анонимно. Несмотря на это, в 2005 году там по частной инициативе открыли несколько беби-боксов. До 2018 года они спасли жизнь 179 детей. По словам Алины-Виолеты Топоровски, в Чехии установлены одни из самых высокотехнологичных беби-боксов из тех, которые она видела за восемь лет изучения этого вопроса. «Если кто-то открывает беби-бокс, то семь человек одновременно получают оповещения на телефон, а, чтобы показать его мне изнутри, предварительно оповестили всю команду и полицию, что это будет плановое открытие», — рассказала она.
Откроют ли в Молдове беби-боксы
Депутат парламента, экс-министр здравоохранения Руксанда Главан сказала NM, что поддерживает идею беби-боксов. «Это хорошая практика, особенно в странах, где растет число отказов от детей. Не факт, что у нас такая острая ситуация, но даже если это один случай в год, альтернатива должна быть», — считает экс-глава минздрава.

Она сообщила, что хочет поднять этот вопрос на заседании парламентской комиссии по соцзащите и здравоохранению.
«У нас нет права закрывать на это глаза. Я не хочу брать на себя роль судьи, но понимаю, что у мамы, которая решается на такой шаг, может быть послеродовая депрессия. Как люди, у которых есть ответственность перед гражданами, мы просто обязаны занять определенную позицию и принять решение».

Руксанда Главан
депутат парламента, экс-министр здравоохранения
Главан добавила, что надо на государственном уровне поддерживать тех, кто страдает от послеродовой депрессии. Кроме того, необходимо информировать женщин, которые все же решаются отказаться от ребенка, о том, куда можно обратиться.

Штефан Гацкан верит, что в ближайшее время в Молдове заработают беби-боксы.
Статистика
В Молдове правоохранительные органы не ведут отдельную статистику «незаконного отказа» от детей и гибели или убийства младенцев. Как пояснила NM пресс-секретарь кишиневского инспектора полиции Наталья Стати, статья уголовного кодекса «оставление в опасности» относится не только к брошенным младенцам. В Минздраве тоже не ведут такую статистику.

Единственные сведения, которые NM удалось найти, — это данные Национального центра общественного здоровья. По этим данным, в 2018 году было зарегистрировано 30 случаев отказа от детей. В девяти случаях матери отказывались от детей в роддомах, в 14 случаях — в больницах, а в семи— «в домах, на улице и т.п». Также, по данным Наццентра, 11 детей воссоединили с семьей, а в шести случаях отказ от ребенка удалось предотвратить.
Текст: Александра Батанова, Надежда Копту
Оформление: Кристина Демиан
Фото: baynews9.com