Ни штрафа вперед: оштрафованные на 5,3 млн леев продавцы бытовой техники защищаются в суде
8 мин.

Ни штрафа вперед: оштрафованные на 5,3 млн леев продавцы бытовой техники защищаются в суде


 

Ни один из четырех крупнейших продавцов бытовой техники, оштрафованных в марте Советом по конкуренции в общей сложности на 5,3 млн леев, не выплатил штраф. Вместо этого компании Maxiteh-ST SRL (сеть Maximum), ÎCS Rolling International SRL (Foxmart), ÎCS BM Tehnotrade SRL (Bomba) и ÎCS AV Electronic SRL (Alina Electronic) подали на совет в суд, а одна из них и вовсе обратилась в прокуратуру в связи с устроенной регулятором проверкой. Эксперты говорят, что экономические агенты смогут защитить свои интересы в суде.

Все в суд

Дело компаний Maxiteh-ST SRL, ÎCS Rolling International SRL, ÎCS BM Tehnotrade SRL и ÎCS AV Electronic SRL, оштрафованные в марте Советом по конкуренции на 5,3 млн леев за отказ предоставить «обоснованную аргументацию повышения цен на реализуемые электротовары», получило продолжение. Все четыре ритейлера обжаловали решение совета в Апелляционной палате. Bomba подала в суд 1 июня, а остальные компании — в мае. Решений по искам пока не принято: они находятся на рассмотрении. 

Кроме того, как выяснил NM, по факту проверки Советом по конкуренции сети магазинов Maximum прокуратура сектора Центр 8 апреля возбудила уголовное дело по ч. 1 ст. 328 УК РМ («Превышение власти или служебных полномочий»). В постановлении прокуратуры (копия есть в распоряжении NM) говорится, что дело возбуждено на основе жалобы гендиректора компании Maxiteh-ST Александра Мардаря, обратившегося в прокуратору 19 марта.

В обращении Мардаря утверждается, что сотрудники Совета по конкуренции нарушили ст. 56 закона «О конкуренции», которая регламентирует проведение проверок и определяет права проверяющих и проверяемых. Александр Мардарь, в частности, отмечает, что представители Совета по конкуренции не предъявили распоряжение о расследовании, не указали мотивов для проверки и не дали его компании права представить доказательства.

В обращении гендиректора компании Maxiteh-ST также указывается, что проверяющие, удалив менеджеров с их рабочих мест, использовали офисную технику без согласия собственника. «Деятельность предприятия была заморожена на несколько часов, из-за чего был нанесен ущерб в значительных размерах»,— говорится в обращении. Кроме того, Александр Мардарь отмечает, что проверяющие отказались зарегистрировать сам факт проверки.

Прокурор Константин Морару, принявший решение о возбуждении уголовного дела по обращению Мардаря, сказал NM, что ничего не знает о его дальнейшей судьбе, поскольку перенаправил материалы в Антикоррупционную прокуратуру. Глава Антикоррупционной прокуратуры Эдуард Харунжин сообщил NM, что дело было возвращено в прокуратуру сектора Центр. Связаться с главой прокуратуры сектора Центр Николае Черу NM не удалось: его телефон не отвечал. Заместитель Черу Олег Афанасий сказал NM, что по делу проводится расследование, отказавшись сообщить какие-либо подробности, ввиду того что не располагает необходимой информацией.

В Совете по конкуренции от комментариев по поводу дела отказались, сославшись на то, что совет не получил от прокуратуры ответа на вопрос, было ли заведено уголовное дело.

В совете подтвердили, что ни одна из оштрафованных компаний не заплатила штраф. Глава пресс-службы Совета по конкуренции Вероника Кожокару пояснила NM, что по закону штраф должен быть оплачен в течение 60 рабочих дней, которые скоро истекут. 

Комментируя обращения компаний в суд, в совете отметили, что не видят оснований для отмены наложенных штрафов, добавив, что расследование по признакам нарушения закона «О конкуренции» продавцами бытовой техники продолжается. О его результатах в совете обещали сообщить позднее.

Вопрос в цене

О беспрецедентном штрафе, наложенном на крупнейших ритейлеров бытовой техники, Совет по конкуренции сообщил 6 марта. Maxiteh-ST SRL выписали штраф на 1,944 млн леев, ÎCS Rolling International SRL — на 918 тыс. леев, ÎCS BM Tehnotrade SRL — на 975,5 тыс. леев, ÎCS AV Electronic SRL оштрафовали на 1,385 млн леев. Столь суровые санкции в совете объясняли тем, что ритейлеры не предоставили полной документации, «которая бы обосновывала повышение цен».

Решение о наложении штрафа было принято на основании ст. 69 закона «О конкуренции» («Определение базового уровня штрафа за нарушение процессуальных норм законодательства о конкуренции»). В 69-й статье закона говорится, что штраф устанавливается в зависимости от тяжести нарушения и может составлять 0,15–0,45% от общего оборота компании. В случае длительных нарушений размер штрафа может быть увеличен — максимальный коэффициент 1,4, если нарушения зафиксированы в период более чем 30 дней (сумма умножается на 1,4).

В совете, отметим, сообщили, что решение было принято лишь в рамках дела, открытого Советом по конкуренции по повышению цен. «Мы столкнулись с препятствиями во время проверок. Мы не получили никакую информацию, которая бы помогла нам подтвердить или опровергнуть завышенное и совместное повышение цен»,— говорила тогда глава Совета по конкуренции Виорика Кэраре.

Проверки Совета по конкуренции пришлись на пик девальвации молдавской валюты. После падения курса лея (в коммерческих банках он достигал 30 леев за €1) в Молдове подорожали многие товары, в том числе бытовая техника на 30–40%. Спустя несколько дней цены немного снизились, но остались выше, чем до девальвации валюты.

Незадолго до проверок, инициированных Советом по конкуренции, премьер Кирилл Габурич на заседании правительства 25 февраля потребовал от контролирующих органов разобраться с повышением цен, в частности на бытовую технику. «То, что произошло за последние две недели, привело к цепному росту цен, в особенности на бытовую технику. А одна из задач правительства — контроль за формированием цен и обеспечение социальной защиты потребителей. Мы должны оперативно отреагировать на эти повышения, разобраться с формированием цен, вмешаться механизмами и законными рычагами и вернуться в нормальное состояние»,— сказал тогда Габурич.

Опрошенные NM ритейлеры считают решения совета необоснованными. «Мы не считаем, что совершили что-то неправомерное или сделали что-то, что позволяет нас очернить»,— сказал коммерческий директор сети Maximum Александр Новиков. Он считает, что проверяющие нарушили несколько статей закона о государственном контроле предпринимательской деятельности. 

В частности, говорит Новиков, инспекторы не представили документов о целях и предмете проверки, а предоставленные им для проверки контракты просматривали поверхностно, самостоятельно и без привлечения специалистов — «хоть нашей фирмы, хоть сторонних». «Спецификации к этим контрактам требуют тщательного изучения именно специалистом, так как несведущий человек в такой номенклатуре товара просто ничего не поймет»,— сказал Александр Новиков NM, отметив, что «по факту в компании проводился обыск, а не инспекция». «На два дня была парализована работа компании, что также является нарушением закона о госконтроле»,— добавил он.

Новиков говорит, что в ходе проверок инспекторам Совета по конкуренции были представлены все необходимые документы, отмечая при этом, что ему непонятно, как менее чем за полдня Совет по конкуренции успел изучить сотни представленных ему документов. «Они от нас вышли в пять вечера в четверг, а уже утром в пятницу мы из прессы узнали о таком решении»,— сетует он.

Повышение цен на технику он называет обоснованным. «Причины повышения две. Первое — резкое обесценивание молдавского лея по отношению к евро и доллару. Мы импортеры, и 90% нашего портфеля — это импорт. Только в январе месяце убытки от курсовой разницы составили более 6 млн леев. Если для оплаты товара стоимостью в $100 по курсу в 13 леев нам необходимо было 1300 леев, то по курсу 25 нам уже необходимо было 2500. Кроме пика курса валют, рост цен связан с введением с 1 января пошлины на импорт товаров, которые не произведены в ЕС. С нового года бытовая техника облагается десятипроцентной пошлиной. Таким образом, любой импорт дорожает на эти 10%»,— отметил он. По словам Новикова, цены в «черный вторник» выросли на 50–70%. «Но как только курс стабилизировался и банки стали предлагать валюту к продаже, мы давали 25-процентную скидку, а еще через день — 30-процентную скидку»,— резюмировал менеджер.

Топ-менеджер другой оштрафованной компании, настоявший на анонимности, тоже назвал санкции необоснованными. «А почему я не могу поднимать цены? Это не социально значимые товары. Будем решать все в правовом поле»,— отметил он. Рост цен он, как и Александр Новиков, объяснил девальвацией лея и пошлиной на импорт.

Эксперты считают, что совет превысил полномочия, и полагают, что у оштрафованных компаний есть шансы добиться аннулирования санкций в судебном порядке. 

«Прямая обязанность совета — контролировать монополию и монопольные цены, когда они есть. В тот момент была реакция рынка на обвал курса — цены не контролируются ни государством, ни регулятором. Если рынок свободный и они задрали цены в два раза — нормальная реакция не покупать, и через месяц цены бы упали»,— считает экономический эксперт Виктор Чобану. По его мнению, у Совета по конкуренции нет возможности доказать сговор, как, например, в ситуации с нефтетрейдерами. «То, что народ поддался панике и купил [по завышенной цене] — ну так панические настроения трудно контролировать. Некоторые купили телевизор, а некоторые валюту. Они же банки не штрафуют»,— отметил эксперт.

C ним согласен управляющий партнер юридической компании Brodsky Uskov Looper Reed & Partners Руслан Усков. «Цены в стране регулируются только на отдельные сегменты экономики: электричество, медикаменты, товары первой необходимости. Что касается продажи бытовой техники, странно, что коммерсанты должны обосновывать цену. По всей видимости, это показательная акция, которая должна была заставить задуматься всех бизнесменов о том, что, если они будут повышать цены, возможны неприятности»,— отметил Усков.

По словам юриста, говорить о картельном сговоре можно только в том случае, если будет доказано, что все бизнесмены собрались и решили одновременно повысить цены. «Само наличие сговора не является преступлением. Только если цель сговора — извлечение необоснованной выгоды»,— уверен юрист. Усков полагает, что ритейлеры смогут защитить свои интересы в суде.