Операция «Деолигархизация». Евгений Шоларь о том, как «разводили» Плахотнюка
17 мин.

Операция «Деолигархизация». Евгений Шоларь о том, как «разводили» Плахотнюка

 

Активная фаза политического кризиса в Молдове позади. Но отстранение от власти Демпартии и Владимира Плахотнюка остается предметом обсуждения и самых разных интерпретаций. Что стояло за стремительными событиями 7-8 июня? Какие выводы можно сделать из видеозаписи переговоров Додона и Плахотнюка, опубликованной телеканалом Publika TV? Что обсуждается на «московской» аудиозаписи с голосом Плахотнюка, которую опубликовал телеканал TV8? Обозреватель NM Евгений Шоларь попытался свести все факты в логическую цепочку и объяснить, что все это может значить.

Хочу сразу заметить, что излагаемая ниже версия событий примерно на 80% основана на открытой информации, на 10% — на информации из различных неофициальных источников и на 10% — на логических и аналитических выводах, связывающих картину в единое целое.

1. О чем говорили Додон и Плахотнюк?

Около полудня 7 июня президент Игорь Додон встретился в Кишиневе с лидером Демпартии Владимиром Плахотнюком. О встрече стало известно из видеозаписей, сделанных скрытой камерой, и позже опубликованных телеканалом Publika TV, который принадлежит Плахотнюку. На записи, которую опубликовали, после того как стало известно о срыве коалиции ПСРМ-ДПМ, обсуждаются условия создания такой коалиции. В том числе, позиция Москвы по этому вопросу, которую Додон «привез» для Плахотнюка из России.

В Кишинев Додон прибыл в ночь на 7 июня из Санкт-Петербурга, где по приглашению Владимира Путина участвовал в Петербургском международном экономическом форуме. Накануне отъезда на родину он заявил: «Этой ночью я вернусь в Молдову. Для того, чтобы до субботы избрали спикера парламента. Возможно, в субботу назначим все правительство. Если повезет. Поэтому в понедельник, возможно, начнем работать уже в другом режиме». Там же, в Питере, он встречался с вице-премьером РФ Дмитрием Козаком и, возможно, с другими представителями руководства России (Додон на видео говорит, что встречался  с Путиным).

Вернемся к видеозаписи. На ней обсуждается, что Демпартия и Партия социалистов публично подпишут соглашение о создании коалиции. Подписать его должны были лидеры партий Плахотнюк и Гречаная. Кроме того, обсуждается подписание и непубличного соглашения, включающего пункт о фактической федерализации Молдовы, но в согласованной обтекаемой формулировке, предложенной Сергеем Яраловым — человеком из ближайшего круга Плахотнюка, который тоже был на встрече. Секретное соглашение должны подписать Додон и Плахотнюк в посольстве России и в присутствии посла РФ, после чего документ передадут на хранение в посольство РФ.

Додон называет и примерные сроки подписания секретного соглашения — «через пару часов». Публичную часть соглашения, соответственно, необходимо подписать после республиканского совета ПСРМ, по итогам которого должны были объявить решение социалистов. Разговор этот состоялся около 13:00, соответственно, секретный документ в посольстве мог быть подписан около 15:00. Подписали ли его? Ответа на этот вопрос мы не знаем.

Отметим, однако, что на заседание республиканского совета ПСРМ Додон в сопровождении Гречаной прибыл с большим опозданием — около 18.00. К этому времени в центр Кишинева организованно стянули из регионов пару тысяч подготовленных «сторонников Демпартии». У них в руках — лозунги против блока ACUM, против досрочных выборов и за коалицию, которая «вытащит Молдову из кризиса». То есть в поддержку коалиции ДПМ-ПСРМ, в создании которой тогда уже мало кто сомневался.

Однако выйдя около 18:30 с заседания республиканского совета ПСРМ, Додон объявил другое решение: коалиции с ДПМ не будет, в Молдове, «скорее всего», пройдут досрочные выборы. Демпартия созывает экстренное заседание своего политсовета. Судя по этому шагу, для демократов это стало неожиданностью, иначе зачем собирать экстренный совет, если все было известно и подготовлено. Свезенные демократами в центр Кишинева люди расходятся «до завтра» (завтра они появятся уже с противоположными лозунгами «за досрочные выборы»). А социалисты неожиданно отправляются в здание парламента, где их  до позднего вечера зачем-то ждали представители ACUM.

Тем же вечером в полицию поступает звонок о минировании здания парламента. Силовики пытаются эвакуировать оттуда депутатов ACUM. Тем не менее вечерняя встреча депутатов ACUM и ПСРМ, плавно перешедшая в ночную, состоялась.

Уже к утру социалисты и ACUM подписали соглашение о временной антиолигархический коалиции и стремительно утвердили состав правительства с программой. Тут возникает вопрос: как все эти соглашения, состав правительства, программа и все остальные документы столь разные политические силы могли согласовать и подготовить  в такие короткие сроки? Или их согласовали и подготовили заранее?

Интересна и риторика лидеров ACUM в течение дня 7 июня. В то время, когда все признаки указывали на то, что будет создана коалиция ПСРМ-ДПМ, и соцсети переполнялись проклятиями в адрес Додона и социалистов, лидер DA Андрей Нэстасе в своем стриме на ступенях парламента обратился к Додону, призвав его как можно скорее принять предложение блока ACUM. «Додон, будь президентом этого государства, не позволяй страху перед преступником диктовать решения. Будь смелым. У тебя есть шанс показать свою храбрость», — говорил Нэстасе.

Несколько источников NM рассказывают, что в руководстве ACUM заранее (по разной информации — с четверга, либо с понедельника 3 июня, когда руководство ACUM в Кишиневе встречалось с Козаком) знали о финальном акте плана. Именно этим объясняется их спокойная реакция на действия и многочисленные конфликтные заявления социалистов в эти дни и на появление видеозаписи с Додоном и Плахотнюком. Нэстасе в одном из стримов заявил, что на опубликованной Publika TV записи «увидел, как Плахотнюк предает страну».

2. Откуда взялась «федерализация»?

После того как ПСРМ и ACUM утром 8 июня подписали соглашение, телеканал Publika TV публикует видеозапись встречи Додона с Плахотнюком. А демократы через все доступные им каналы начинают транслировать месседж: «предатель»-Додон предлагал Плахотнюку федерализацию в обмен на коалицию, но «патриот»-Плахотнюк отказался, а теперь ACUM вместе с ПСРМ «отдают страну русским».

Додон позже заявил, что план федерализации предложил России сам Плахотнюк в обмен на закрытие заведенных на него в Москве уголовных дел, которые тоже обсуждали на видеозаписи. Эту версию подтвердил и Дмитрий Козак. По его словам, Плахотнюк предлагал Партии социалистов заключить тайные соглашения «с обязательствами [Демпартии] диаметрально поменять внешнеполитический вектор Молдовы с Запада на Восток», но эти предложения Плахотнюка были отвергнуты.

Позже издание «Коммерсантъ» опубликовало документ, который лидер Демпартии Владимир Плахотнюк якобы передал Козаку. В нем среди условий, которые якобы готов выполнить лидер Демпартии для создания коалиции с Партией социалистов, значится и «изменение политического устройства Молдовы в сторону федерализации».

Отметим, что на видеозаписи, показанной Publika TV, Плахотнюк не высказывает никаких возражений против обсуждаемого плана. Напротив, Яралов подтверждает приемлемость согласованной формулировки, которую следует использовать вместо «федерализации», которую сам Яралов и предложил. Плахотнюк соглашается и делает пометки в блокноте по всем «условиям русских», которые перечисляет Додон.

При этом по разговору на записи видно, что все эти темы, включая пресловутую федерализацию, уже обсуждались до этого, в том числе, с участием вице-премьера России Дмитрия Козака, который несколькими днями ранее приезжал в Кишинев и встречался, в том числе, с Плахотнюком. (Тут интересен и сам факт того, что Плахотнюк разрешил визит Козака в Кишинев, если учесть то, что вице-премьер РФ здесь публично говорил. Стал ли бы Плахотнюк так поступать, если бы не получил сигнал от Москвы, что она готова неофициально о чем-то договариваться?). Кроме прочего, Плахотнюк говорит о том, что ему известно, что для «русских» неприемлема его кандидатура на пост премьер-министра и добавляет, что «найдем кого-то».

Отметим еще раз: ни в одном месте на записи Плахотнюк не высказывает возмущения или несогласия ни с одним из пунктов обсуждаемого соглашения. Ни когда говорится о федерализации в обертке Яралова, ни когда речь идет о секретном соглашении в присутствии посла России, ни даже когда обсуждается, что ему придется взять на финансовое обеспечение Партию социалистов. Таким образом, утверждение, что Плахотнюк отказался от плана федерализации основано только на заявлениях самих демократов, сделанных постфактум, когда все рухнуло.

То, что коалиции ДПМ-ПСРМ нет, вовсе не доказывает, что Плахотнюк отказался. И потом, если все переговоры записывались скрытой камерой, то где запись отказа?

3. Почему появилась запись?

Есть и другой вопрос: зачем Плахотнюку понадобилось обнародовать запись, которая в большей степени дискредитирует его, чем Додона? Все, что Додон говорит на видео, про него в той или иной мере известно, пусть и неформально. Он и раньше высказывался в поддержку федерализации (что само по себе, кстати, вовсе не является нарушением закона). И до этого мало кто сомневался, что Партию социалистов в той или иной форме поддерживает Россия. Сам факт того, что он это говорит на скрытой (а, значит, вероятно, сделанной незаконно) записи, тоже не может служить доказательством. Додон, например, заявил, что знал, что его снимают, и видеозапись — частично шоу, разыгранное для Плахотнюка, а частично монтаж.

Плахотнюк — другое дело. Мы видим, как на записи позиционирующий себя «защитником Молдовы от русских танков» олигарх абсолютно спокойно обсуждает секретное соглашение с «русскими» и то, какой формулировкой скрыть план федерализации. Торгуется за закрытие уголовных дел. И без признаков возмущения или негодования принимает информацию о $700-800 тыс. на содержание Партии социалистов, которые в будущем ему пришлось бы взять на себя.

Объяснение того, зачем он обнародовал столь убийственную для себя самого запись, может заключаться в попытке действовать на опережение и перехватить инициативу. Когда стало ясно, что «все пропало», лидеру демократов непременно надо было первым «прокричать» и запустить через все рупоры свою интерпретацию событий, причем в максимально алармистской форме, рассчитанной на экзальтированную публику: «Додон — предатель страны, Плахотнюк — патриот, отказавшийся от федерализации». По принципу: лучшая защита — нападение. Ведь доказательства секретных переговоров вполне могли быть и в распоряжении «партнеров», оказавшихся не партнерами.

Более того, нельзя исключать, что самой целью похода Додона на переговоры к Плахотнюку 7 июня было именно получение от него финального согласия на секретное соглашение о федерализации и доказательств такого согласия. Другими словами, федерализация в этой истории могла появиться вовсе не потому, что Москва действительно хотела коалиции с Плахотнюком на условиях федерализации, а чтобы получить доказательства того, что Плахотнюк ради удержания власти был готов тайно договариваться с «русскими» о федерализации.

Зачем это нужно? Если игра изначально была нацелена на политическое «уничтожение» Плахотнюка, то и «кинуть» его надо было так, чтобы он стал «политиком нон грата» и для Запада, в первую очередь для Вашингтона. Секретные переговоры с «русскими», в том числе лично с Козаком, о федерализации (вероятно, с доказательствами) — идеальная для этого игра.

4. Зачем Москве топить Плахотнюка?

10 июня в эфире TV8 Додон рассказал, что все переговоры с Плахотнюком были инсценировкой и блефом с целью усыпить его бдительность. И с этой целью он мог говорить все что угодно, но в действительности создавать коалицию с демократами не собирался. Он также прямо дал понять, что в этой операции участвовали и представители России.

Некоторые наблюдатели, особенно мыслящие о российской политике черно-белыми геополитическими шаблонами, уверены, что Кремль просто не мог отказаться от возможности получить на своих условиях ситуативный выигрыш от коалиции Плахотнюка-Додона. Тем более,  если на кону федерализация, российская «идея-фикс» в представлении таких аналитиков. Могло ли что-то перевесить столь лакомый бонус?

На вопрос о целях такой операции и о том, чем Плахотнюк так насолил Москве, Додон сказал, что это «ответка». И напомнил о событиях декабря 2010 года. В тот период после парламентских выборов в Молдову приехал тогдашний глава кремлевской администрации Сергей Нарышкин, чтобы согласовать левоцентристский альянс коммунистов и демократов. Все уже было согласовано и готово, но в последний момент Плахотнюк пропал, перестал отвечать на звонки, а к утру следующего дня демократы создали проевропейский альянс с либерал-демократами и либералами.

Отметим, что сейчас Нарышкин — глава Службы внешней разведки РФ.

На вопрос, можно ли говорить о том, что это было спецоперацией российских спецслужб, Додон сказал, что никогда не раскроет все детали, но потом предложил считать это его собственным планом. Впрочем,  он это сказал так, что было понятно: к реальному планированию операции Додон имел весьма далекое отношение. Как и к событиям  создания левоцентристской коалиции в 2010 году.

Чтобы понять причины решения Москвы «утопить» Плахотнюка, стоит вспомнить и о других событиях последних лет, включая высылку российских дипломатов, проблемы для российских миротворцев, масштабную информационную кампанию демонизации России, обвинения в адрес российских спецслужб в крышевании «Ландромата» (позже в этом деле появился и сам Плахотнюк), объявление персоной нон грата вице-премьера Дмитрия Рогозина и т.д. Вероятно, в представлении Москвы Плахотнюк перешел «красные линии», после которых Россия просто не может позволить себе иметь с ним дело. Иначе это будет уже не Россия.

Интерес Москвы убрать Плахотнюка в этом случае совпал с интересами Запада и чаяниями подавляющего большинства молдавского общества. Благодаря чему все это и стало возможным. Безусловно, каждый из внешних игроков преследует тут свой интерес. Вполне возможно, что рано или поздно эти интересы перестанут совпадать.

Кроме «вопроса чести», в действиях Москвы, наверняка, есть и прагматический расчет. В чем выигрыш Москвы? Во-первых, сыграв ключевую роль в разгроме режима Плахотнюка, она определенно улучшила свой имидж в Молдове, в том числе, в тех общественных и политических сегментах, которые до сих пор относились к Москве критически. Во-вторых, расчет может быть на то, что освобождение политического поля от полного контроля Плахотнюка, вывод Додона и социалистов из-под его влияния усилят шансы социалистов на будущих свободных выборах. В то время как сохранение у власти Плахотнюка, даже при обещании выполнения некоторых пожеланий Москвы, не дает никаких гарантий, но наверняка привело бы к поглощению Демпартией Партии социалистов и Додона, в которых Москва так много инвестировала.

5. Что говорит Плахотнюк на аудиозаписи TV8?

На этом можно было бы закончить. Но картина была бы неполной без анализа еще одного «слива». Он явно появился неслучайно и оставил больше вопросов, чем ответов.

10 июня телеканал TV8 дал в эфир аудиозапись, на которой предположительно записан голос Плахотнюка. Откуда взялась запись, телеканал не уточнил, но сообщил, что она была сделана в начале 2016 года в Москве.

Без понимания контекста, в котором проходил разговор, он кажется малосвязаным набором фраз, из которого можно понять только то, что Плахотнюк собирался закрыть Jurnal TV, «снести» правую оппозицию и втереться в доверие к американцам. Поэтому перед тем как переходить к записи, стоит вспомнить контекст.

Информированный собеседник NM в Москве рассказывал, что российскую столицу Плахотнюк неофициально посещал в ноябре 2015 года  после ареста Владимира Филата, когда Плахотнюк, по сути, концентрировал всю власть в своих руках. Тогда он провел переговоры в администрации президента РФ, где пытался заручиться поддержкой при выдвижении свой кандидатуры на роль премьера. На что получил ответ: «Сначала досрочные выборы, потом посмотрим».

Спустя месяц, в декабре 2015 года, было сформировано подконтрольное Демпартии парламентское большинство, после чего Плахотнюк таки попытался выдвинуться в премьеры, но безуспешно. В Кишиневе тогда начались протесты, а президент Николае Тимофти отклонил кандидатуру Плахотнюка, после чего Демпартия выдвинула на этот пост Павла Филипа.

В аудиозаписи упоминается имя Филипа, поэтому разговор, судя по всему, состоялся уже после утверждения его правительства, но до решения Конституционного суда от 4 марта 2016 года о возврате к всенародным выборам президента. Отметим также, что именно в тот период, когда проходил записанный разговор, Плахотнюк, по утверждению Додона, впервые предложил России план федерализации Молдовы.

Теперь вернемся к записи.  Местами она неразборчива и несвязна, но вот что там можно достоверно расшифровать:

«…Чтобы не было героев носиться там по площади. Я много чего там хочу сделать, кроме того, что мы собираемся сделать…Чего я буду сейчас бодаться с Сандой, Стурзой, с этими? Они же возьмут меня на вилы за то, что я буду делать. Правильно или нет?.. Я не понимаю, зачем их оставлять.

Я расписал, что мне нужно будет не только сдвинуться вправо, ослабить их, мне нужно будет сделать так, чтобы по крайней мере на первых порах не было сильной оппозиции. Мне нужно всех лидеров снести. Нужно их скомпрометировать, чтобы после этого (неразборчиво)…

Я не играю в короткую. Мне интересно остаться, а не чтоб Майдан там, и меня сносили. Я хочу рассматривать это как план минимум на два-три года вперед. Что мы делаем? как? сразу? осенью? Хорошо, но будут противостояния, забегут румыны, готовые к этому. Американцы будут со своим гражданским обществом…

Я хочу до осени, жду момента, когда будет понятно, что выборы. И они меня должны терпеть — американцы, ввиду утвержденного президентом…

Я хочу закончить с Майей, со Стурзой, с Платформой, и со всеми этими игроками. Жестко. Просто их снести… Я хочу закрыть Jurnal. У нас будет 99% медийного пространства. Никто из них не может победить без медиа, нет такого человека…

Второе. В Молдове есть закон, который говорит, что все каналы должны показывать всех. Они должны авансом заплатить за месяц вперед за рекламу. Я обычно ставлю заоблачные цены. Остальные просто не попадут. Их не будет.

Я еще хочу закрыть их единственный канал Jurnal. У меня есть для этого и личные мотивы, и все для этого.

Я вам объясняю… Если мы заходим в это, я вам распишу всю программу. Сейчас я вам очень сухо здесь расписываю… Я не стал вам сейчас по всем все расписывать, вплоть до… Когда мы говорим про координацию… да, [пусть] они ругают правительство, но мы соглашаемся действовать до момента, когда входим в это…

Когда я попросил немножко такое молчание, это чтобы не было ясно американцам, что мы делаем это упражнение, я хочу их видеть очень расслабленными.

Более того, они уже настолько уверены, что будет, что они (неразборчиво) перед Филипом: в Брюссель, Америку и так далее.

Я понимаю, поэтому я и дальше под это иду.

Вы говорите: какие сроки. Я бы предпочел проверить, юридически проверяйте, а потом давайте обсуждать. Единственное, что в обсуждении сроков давайте исходить из интересов всех троих игроков.

Я вам объясню некоторые вещи. Американцы (неразборчиво) какие-то основные должности только потому, что считают, что я укреплюсь и со временем меня будет трудно снести. А снести меня у них план первый — а) снести. Поэтому если они увидят, что я им не нужен дальше, тогда все. Тогда я лучше не буду участвовать.

Поэтому, если план другой — то что мы написали там: видеть Молдову так, так и так, — то я участвую… более того, вы убедитесь в том, что я необходимый участник этого процесса».

Вместо Highlights

В заключение тезисно подведу итоги сведения всех фактов и выводов в логическую цепочку. Подчеркну, это авторская версия событий.

  1. Операцию  политического уничтожения Плахотнюка через «секретные переговоры о федерализации»  спланировала Москва.
  2. Это была «ответка» за события декабря 2010 года, когда Плахотнюк «кинул» Нарышкина (ныне глава Службы внешней разведки РФ) по уже согласованной левоцентристской коалиции ДПМ-ПКРМ, неоднократные случаи несоблюдения соглашений и переход Плахотнюком «красных линий» в отношении Москвы после 2017 года.
  3. Додон в этой операции выступал «актером», а многие социалисты, вероятно, играли «втемную».
  4. Переговоры Додона с Плахотнюком, видеозапись которых опубликовали на Publika TV, были блефом, разыгранным для усыпления внимания Плахотнюка.
  5. На встрече обсуждаются окончательные условия секретного соглашения. Плахотнюк на записи в этом участвует и соглашается.
  6. Никаких доказательств того, что Плахотнюк от чего-то отказался, нет.
  7. Формулировку, которая должна «заместить» слово «федерализация» в секретном соглашении, предложил Сергей Яралов — человек Плахотнюка.
  8. Получение такого согласия Плахотнюка на секретное соглашение с «русскими» и, возможно, доказательства такого согласия, могли и быть целью встречи.
  9. По времени Додон и Плахотнюк могли успеть подписать  в посольстве России тайное соглашение. Произошло ли это — достоверно неизвестно.
  10. Плахотнюк ранее обсуждал эти соглашения на личной встрече с Козаком. В Москве утверждают, что Плахотнюк передал им свои предложения, включая федерализацию.
  11. Публикация видеозаписи Плахотнюком была «игрой на опережение», чтобы продвинуть в общественное и медийное поле собственную трактовку этих переговоров и их результатов.
  12. Решение республиканского совета ПСРМ стало неожиданностью для Демпартии и Плахотнюка.
  13. Некоторые представители руководства ACUM знали о финальном акте плана.
  14. Интерес Москвы убрать Плахотнюка в этом случае совпал с интересами Запада и чаяниями подавляющего большинства молдавского общества. Это и стало последним и самым важным ингредиентом успеха.
  15. Это было красиво.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.