Прослушки развесили. Что депутаты (не) узнали о прослушивании телефонов в Молдове
7 мин.

Прослушки развесили. Что депутаты (не) узнали о прослушивании телефонов в Молдове


За последние пять лет число прослушиваемых телефонов в Молдове выросло вдвое. По числу разрешений на прослушку Молдова лидирует в Европе, а молдавские судьи удовлетворяют не менее 97% подобных запросов прокуроров. Об этом шла речь на заседании парламентской комиссии по нацбезопасности. О том, почему депутатам так и не удалось выяснить у силовиков, кто требовал прослушивать телефоны оппозиционных политиков и общественников в 2016-2018 годах, — в репортаже NM.

В повестке заседания комиссии по нацбезопасности и общественному порядку, которое состоялось 3 июля, значился всего один вопрос — о ситуации в сфере специальной розыскной деятельности (регулируется специальным законом). Члены комиссии заслушали по этому вопросу представителей Генпрокуратуры, МВД, Службы информации и безопасности (СИБ), Наццентра борьбы с коррупцией (НЦБК), Центра защиты персональных данных, Таможенной службы и некоторых профильных общественных организаций.

Главной темой обсуждения по замыслу депутатов должно было стать прослушивание телефонных переговоров оппозиционеров, общественников и журналистов в рамках трех сомнительных уголовных дел, открытых в 2016-2017 годах.

***

newsmaker.md/rus/novosti/ih-proslushka-i-opasna-i-trudna-kak-vlasti-proslushivali-i-snimali-oppozitsiyu-obs-44241

О прослушивании телефонов политиков и общественников в эти годы две недели назад написало издание RISE Moldova.

Одно из дел, которое послужило основанием для прослушки, завели весной 2016 года по ст. 285 «массовые беспорядки» после пресс-конференции платформы «Достоинство и правда» (DA). По мнению правоохранительных органов, на пресс-конференции звучали призывы участвовать в протесте, который будет «настоящей революцией, что приведет к смене власти и установлению народного правительства». Второе дело открыли в январе 2017 года по той же статье. Третье уголовное дело по той же статье завели в июле 2017 года. Причиной послужили призывы оппозиции к протестам против изменения избирательной системы. В итоге в рамках трех дел прослушивали разговоры 52 человек, среди которых лидеры и активисты платформы DA, общественники и журналисты. Был в этом списке и нынешний председатель комиссии по нацбезопасности, генсек партии «Платформа Достоинство и правда» (DA) Кирилл Моцпан.

Что сообщили силовики

В начале заседания Кирилл Моцпан предупредил приглашенных представителей госведомств, что комиссия не собирается выслушивать сухие отчеты о работе учреждений в этом направлении, а хочет услышать объяснения «по делу».

Несмотря на просьбу Моцпана, основные докладчики — представители МВД, СИБ и Генпрокуратуры — начали со статистических данных о применении мер специальной розыскной деятельности.

Генсек МВД Дорин Пуриче коротко представил статданные о числе прослушиваемых телефонов, обысков и других специальных следственных мер в прошлом году. Рассказал, что отвечает в министерстве за разработку политики всего  министерства, и передал слово главе управления предупреждения и борьбы с преступностью МВД Владиславу Кожухарю.

Тот рассказал, что сотрудники МВД при открытии уголовных дел и проведении специальных следственных мероприятий, в том числе прослушки, полностью зависят от решений прокуроров.

По его словам, три уголовных дела, о которых писал RISE, открыли в ходе расследования других уголовных дел, возбужденных в 2016 году по факту массовых беспорядков, в результате которых парламенту причинили ущерб на 700 тыс. леев (судя по всему, речь идет о событиях 20 января 2016 год, когда протестующие попытались взять штурмом здание парламента, пока там утверждали правительство Павла Филипа).

Кстати, на заседании комиссии присутствовал и экс-премьер, а ныне председатель фракции Демпартии Павел Филип, а также и депутат-демократ Еуджен Никифорчук. Экс-премьер во время докладов силовиков постукивал пальцем по столу, а затем покинул заседание, не дождавшись его окончания.

«Я вам не назову имена»

Председатель комиссии Кирилл Моцпан, явно недовольный ходом слушаний, попытался вернуться к конкретным случаям «незаконного прослушивания» телефонов.

 

«Коллеги, мы не отвечаем на поставленные вопросы. Давайте подумаем, как сделать так, чтобы это не повторилось. Как могли открыть уголовные дела без доказательств? Кто распорядился начать уголовное преследование? Имена, должности»», — обратился к силовикам Моцпан, попросив не скрывать информацию.

Заместитель генпрокурора Игорь Попа сразу признался депутатам, что готовился представить отчет о работе ведомства за 2018 год, который еще в феврале 2019 года направил в парламент.

Депутат ACUM Оазу Нантой еще раз потребовал от Попы имена прокуроров, которые подписывали мотивированные запросы на прослушивание телефонов.

Игорь Попа заявил, что не может назвать имена прокуроров. «Я вам не назову имена. В Генпрокуратуре есть процедура контроля над профильным подразделением, которое этим занимается. Если выясняется, что есть нарушения, открывается уголовное дело», — объяснил прокурор.

Оазу Нантой назвал ответ прокурора еще одним подтверждением вотума недоверия, который парламент выразил Генпрокуратуре в декларации о захваченном государстве, и призвал генпрокурора Эдуарда Харунжена уйти в отставку и «не искать виновных среди рядовых исполнителей».

Игорь Попа на это отметил, что прокуратура должна быть независимой и, по его мнению, таковой и является.

Почему у ведомств разные цифры

Представители МВД и Генпрокуратуры сообщили депутатам, что в их ведомствах после публикации RISE Moldova началась внутренняя проверка.

Взявший слово новый глава СИБ Александр Есауленко, как и его коллеги, коротко представил отчет о применении в прошлом году его ведомством специальных следственных мер. По его данным, в 2018 году СИБ обеспечил прослушивание телефонных разговоров в 7 тыс. случаях (СИБ — единственное госучреждение, у которого есть оборудование и право прослушивать разговоры и передавать полученный сигнал другим ведомствам).

При этом заместитель генпрокурора Попа сообщил, что по запросам прокуратуры в 2018 году правоохранительные органы прослушивали 3928 номеров телефонов. А по данным судебной статистики, в 2018 году суды выдали более 12 тыс. разрешений на прослушивание телефонов, включая повторные обращения.

Директор Центра юридических ресурсов Владислав Грибинча отметил в этой связи, что разница в цифрах у трех ведомств создает путаницу, и призвал парламентариев разработать единый механизм учета прослушиваемых телефонов.

После этого члены парламентской комиссии, так и не получив ответов на вопросы, кто давал распоряжения прослушивать телефоны, обвинив МВД и Генпрокуратуру в том, что они превратились в политическую полицию, перешли к обсуждению системных проблем в сфере применения специальных следственных мер.

«В США в 200 раз меньше»

Госсекретарь минюста Николае Ешану рассказал депутатам, что его ведомство уже разработало проект закона, призванный улучшить регулирование в этой сфере. Но, прежде чем представить проект общественности, Ешану предложил согласовать концепцию с депутатами. Министр также предостерег депутатов от вмешательства в правосудие по этим трем делам, так как это может помочь виновным избежать наказания.

А руководитель Центра защиты персональных данных Эдуард Рэдукан рассказал депутатам, что в парламенте на рассмотрении находится новый закон о защите персональных данных, который тоже поможет защитить граждан от злоупотреблений.

О существующих проблемах в области применения специальных следственных мер рассказал Владислав Грибинча. Он сообщил, что в Молдове из 10 тыс человек прослушивают около 130.  «В Европе лидер по числу прослушиваний — Италия, из 10 тыс жителей там прослушивают 72 человека, то есть почти в два раза меньше. В США в год прослушивают всего около 3 тыс. телефонов. Это в 200 раз меньше на душу населения, чем в Молдове», — отметил Грибинча.

Он также рассказал, что, согласно статданным, в 2014-2018 году число разрешений на прослушивание телефонов выросло вдвое. Судьи, по его словам, удовлетворяют около 97% запросов от прокуроров на прослушивание телефонов.

По мнению Грибинчи, этому есть несколько объяснений: половина судей по уголовному преследованию, которые отвечают за рассмотрение таких ходатайств, сами бывшие следователи или прокуроры. Кроме того, судьи сильно загружены и относятся к рассмотрению таких ходатайств весьма формально. Есть также, добавил Грибинча, и исторически сложившегося проблема пренебрежения судебной системы правом на неприкосновенность личной жизни.

После двух часов слушаний глава комиссии Кирилл Моцпан предложил их завершить, призвав силовиков офицеров с достоинством выполнять свои обязанности, «несмотря на то, что Генпрокуратура пытается быть последним бастионом тоталитарного режима».