Режим по интересам. Владислав Кульминский о «теневом государстве» Игоря Додона
6 мин.

Режим по интересам. Владислав Кульминский о «теневом государстве» Игоря Додона

Эксперт Института стратегических инициатив IPIS Владислав Кульминский в колонке для NM рассуждает о системе, которую выстроил Игорь Додон за полгода практически единоличной власти в стране.

x

Когда президент Игорь Додон в прошлом году принимал решение взять власть, многие из ближайшего круга пытались убедить его не поддаваться искушению выстроить правительство под своим единоличным управлением. Их предупреждения оказались пророческими. Каждым своим последующим шагом президент Додон нарушал хрупкий баланс и был вынужден захватывать еще больше власти, отрезая возможность компромиссов. В конечном итоге молдавская политика снова, как и при власти Влада Плахотнюка, стала «войной всех против всех», а сам президент рискует стать политиком, на которого повесят многочисленные провалы и просчеты последнего времени.

Сегодня режим, выстроенный президентом Додоном, держится на одном — на личных коррупционных интересах его составных частей. Этих составных частей несколько. Это две группировки Партии социалистов и две группировки партии демократов, которые, в соответствии с внутренними договоренностями, зарабатывают на схемах с медикаментами, медицине, оптовой и розничной торговле, монополиях местного производства, экспорта/импорта, государственных предприятиях (Молдтелеком, Металферос, железная дорога), составляющих около 40% ВВП и приносящих огромные теневые доходы за счет их эксплуатации в коррупционных целях, на распределении газа и электричества, на региональных схемах незаконной торговли.

Контроль над этими потоками — это «экономическая база» и смысл существования правительства в его сегодняшнем виде. Это и есть молдавское «неформальное», «теневое» государство. Стремление удержать в своих руках эти потоки и доходы — основная причина, по которой не имеющее общей идеологии, целей и задач правительство держится вместе и худо-бедно урегулирует противоречия, связанные в основном с процентными долями в этом предприятии.

Всем, кто хочет понять, что происходит в Молдове, следует четко отдавать себе отчет в том, что деятельность формальных структур власти: президентуры, правительства, парламента, министерств, регламентирующих агентств и ведомств — подчинена этой неформальной, параллельной экономической базе теневых доходов. Небольшая часть доходов от параллельного, теневого государства идет на обслуживание структур формальных, на регулярные выплаты депутатам, судьям, пропагандистам, госслужащим, чиновникам.

Неформальная экономика в Молдове — основная часть экономики, а не малая часть экономической базы, которую правительство стремится вывести на свет. Группировки, которые контролируют теневую экономику, не задаются вопросами экономической эффективности, производительности, человеческого капитала, эффективных институтов власти. Они не планируют больших изменений, чтобы не утратить свои  источники доходов. Парадокс как раз в том, что источник этих доходов — не экономика и производство, а контроль над государством и его институтами. Это — замкнутый, порочный круг. Без его разрыва Молдова обречена вечно быть недоразвитой, слабой страной, примером несостоявшегося государства, который приводят на занятиях по политэкономии.

Формальный режим или «надстройка», которую президент Додон пытается выстроить над этим параллельным, теневым государством, чтобы придать ему какую-то привлекательность в глазах людей, выглядит неубедительно.

Во-первых, у режима отсутствует идеология. Партия, ее лидер и пропагандисты не верят в то, что декларируют публично, часто меняют курс и делают прямо противоположное тому, что декларируют. Состряпанный на скорую руку компот из иллюзий прошлого и слабого понимания настоящего продается плохо. Остальные части правящей партии идеологией не занимаются.

В отсутствие привлекательной идеологии и программы развития, которая могла бы привлечь людей, президент все больше пытается удержать власть «силовыми» методами — уголовными делами, слежкой и давлением. О том, что до этого обязательно дойдет, президента тоже предупреждали. Но все это больше похоже на фрик-шоу, чем на силовые акции уверенного в себе диктатора. Спецслужбы, которые президент якобы контролирует, продают секретные документы, которые потом публикуются в открытом доступе. Давление на судей Конституционного суда, оппозиционных политиков, депутатов, журналистов и общественников похоже на безвкусную постановку провинциального драмтеатра. «Репрессии» могли бы сработать, если бы президент был склонен к диктаторству или даже просто был бы «решительным» человеком. Но это тоже не так.

В дополнение к репрессиям важная роль в удержании власти отводится пропагандистской машине (которая целиком содержится на деньги, извлекаемые из параллельного государства). Контент пропаганды по большей части ситуативный, поскольку его приходится «закупать» на местном рынке в отсутствии собственной идеологии. Поскольку местный рынок мал, под видом политических стратегий и «идеологии», президент Додон и социалисты целиком приобрели бывшую идеологическую зондеркоманду демократов (под руководством двух К), которые применяют ту же схему, при помощи которой они безуспешно пытались оправдать нахождение у власти демократов. Эта схема проста и технологична.

Первое. Менять реальность, проводить реформы — малоперспективное занятие в условиях Молдовы. Значит, надо менять представление людей о реальности. Для этого следует нарисовать картинку и настойчиво, методично по много часов каждый день вбивать ее в голову людям. Оперировать эмоциями, а не фактами, негативными стереотипами, а не аргументами, побольше вбрасывать «секретов» и «сенсаций», и, главное, повторять одно и то же по сотне раз. Вся медиа машина президента и правительства повторяет, что ситуация у них под контролем (ничего не под контролем), что оказывается поддержка гражданам и бизнесу (поддержка не оказывается), что медики обеспечены всем необходимым (не обеспечены), что условия работы приемлемы (неприемлемые), что применяются меры экономического стимулирования (не применяются), что правительство знает, что делает (не знает), что журналисты искажают реальность, и что Молдова и ее президент окружены внешними и внутренними врагами.

Второе. Пропаганда должна быть рассчитана на уровень образования и понимания семиклассника. Эту задачу выполняют пропагандисты, которые на всех каналах и в социальных сетях зачитывают ежедневные темники, которые для них пишут в информационном центре. Пропагандистам неплохо платят, в зависимости от уровня квалификации. На уровень ниже пропагандистов, работающих открыто, находится фабрика троллей, анонимных людей, которые набрасываются на всех, кто критикует созданную пропагандой картинку или выражает альтернативную точку зрения. Троллей должно быть очень много, они должны лезть из всех щелей, чтобы с ними устали бороться. Тролли создают иллюзию «гневного» общественного мнения в поддержку правительства.

Третье. Для того, чтобы пропагандистская часть стратегии сработала, необходимо найти сильных, злых и опасных врагов, которые мешают добиваться целей. Желательно, чтобы среди врагов был заговор. Мировое империалистическое закулисье против президента Молдовы, олигархический заговор, ангажированные журналисты, СМИ, общественники.

Четвертое. Эффективная пропаганда должна отвлечь от реальных проблем и перевести общественное обсуждение на темы, выгодные заказчику.  Для этого следует намеренно искажать любые мысли и любую критику и переводить дискуссию в плоскость друг-враг, свой-чужой. Например, идет разговор о коррупции и о схемах в правительстве, а пропагандистская машина в ответ — в Молдове сражаются Запад и Восток, мы — последний рубеж. Казалось бы, какое отношение это имеет к тому, что воруют на государственных предприятиях, крутят схемы, используют силовые органы для подавления конкурентов?

Или, например, когда указывают на очевидный факт, что кредит из России выдается, в том числе, чтобы помочь президенту Додону переизбраться на второй срок, вся пропагандистская машина в один голос переводит вопрос в плоскость противостояния Запада и Востока и обвиняет всех в русофобии.

Но даже оплаченная пропагандистская машина не добавляет устойчивости правительству и не поможет ему удержать власть. Просто потому, что отсутствие изменений в реальной жизни и очевидное преобладание «параллельного», теневого государства слишком очевидны в сегодняшней Молдове, и пропагандистские картинки не способны скрыть этого очевидного для всей страны факта.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: