СМИ: Как уроженец Кишинева стал моряком-краболовом
5 мин.

СМИ: Как уроженец Кишинева стал моряком-краболовом

Уроженец Кишинева Ренат Бесолов уже пять лет работает на норвежском рыболовном судне и занимается ловлей крабов. 26-летний моряк родом из Молдовы дал интервью порталу Vc.ru, в котором рассказал, как оказался в этой профессии, сколько зарабатывают краболовы, и почему новички на судне часто  очень худеют в первый месяц работы.

Как попал на корабль?

Как рассказал Ренат Бесолов, о возможности работать в море он узнал в 2015 году от знакомых. Он услышал, что 18-летний парень устроился на рыболовное судно в Норвегии и  за полгода заработал $30 тысяч. Сам Ренат только окончил школу и решал, что делать дальше. Он связался со знакомым, работавшим на краболовном судне, собрал нужные сертификаты и отправил заявку. Его взяли: как раз освободилось место.

Его первый рейс был уже в 2015 году. «Это было норвежское краболовное судно „Полярис“, которое принадлежало совместно русским и норвежским хозяевам. Экипаж тоже был смешанным. Если судно ходит под норвежским флагом, то не менее 51% команды на нем должны быть гражданами Норвегии. Остальная часть может состоять из людей из разных стран. К тому времени как я попал в команду, в одном секторе Баренцева моря, где водится краб, вместе с „Полярисом“ плавали уже 36 судов. Конкуренция была высокой, зарплата меньше, чем я ожидал: $1200 в месяц вместо $5000. В первое время на судне было тяжело. Я никогда до этого не был в море, не знал, как зовут людей из экипажа, к кому и зачем обращаться, где чья чашка, куда можно идти, а где даже стоять небезопасно. Но уже спустя месяц я все изучил и стал чувствовать себя на судне как дома», — рассказал Ренат Vc.ru.

Через два года его пригласили на другое норвежское судно «Хантер», а еще через год он попал в «Нордистен» и работает там до сих пор.

Он активно делится историями рабочих будней в своем Instagram, и давал интервью уже нескольким норвежским СМИ.

 

Как устроена работа?

Как рассказал Бесолов, в год на судне можно отработать от одного до девяти месяцев. «Мой самый большой рабочий период был в этом году: 230 дней, более семи месяцев. Пришлось работать дольше, чем планировал, из-за пандемии. Авиасообщение закрыли, и компания не могла сменить экипаж. В прошлом году было четыре месяца, в позапрошлом — шесть. Зависит от желания. Бывают ситуации, когда кто-то не может выйти в свою смену, тогда тебе предлагают заменить», — пояснил молодой человек.

Работа на судне начинается в 8 утра. Сейчас Бесолов и команда «Нордистен» работает по графику 8 часов через 8. «В период отдыха включено все: сон, душ, обед, общение с родными. В рабочие часы нет времени на отдых и даже перекус или туалет, потому что процесс ловли выстроен конвейером: один цепляет веревку, другой передает и так далее. Остановиться нельзя», — рассказал Бесолов.

Работа между членами команды распределяется четко: на нынешнем судне Бесолова пять позиций.

«На первой нужно подсекать ловушки у борта, поднимать их, выгружать и сортировать крабов. На второй — менять наживу: выбрасывать старую и класть новую. Третья позиция стоговщика — самая сложная. Нужно носить 18-килограммовые ловушки для краба из одного конца палубы в другой. За смену стоговщик пробегает около 16 километров и переносит от 400 до 600 ловушек. Мы договорились после каждых 400 штук сменять друг друга на этой позиции. Часто сюда ставят новичков, они очень худеют за первый месяц работы», — рассказал Бесолов.

Его основная работа — боцман, он управляет кранами и блоками. «Краны поднимают груз, блоки тянут веревки. Работа почти неподвижная, от этого тоже очень устаешь. Поэтому здесь мы тоже стараемся сменять друг друга», — пояснил моряк. Человек на последней позиции укладывать веревки, следит, чтобы они не запутывались.

В море судно беспрерывно находится около пяти недель. Причаливают только на два дня: разгрузиться, пополнить запасы провизии и что-то отремонтировать.

Связь с берегом и родными иногда дается с трудом.

«Пообщаться с родными удается только через мессенджеры и с большими задержками. Сеть в море работает очень медленно: сообщение может загружаться целый день и не уйти вовсе. Новости также доходят с опозданием. Каждый делится со всем экипажем, если что-то узнает», — рассказал Ренат.

Сколько зарабатывают моряки?

Заработок моряков в Норвегии зависит от судна и компании. «На „Полярисе“, первом судне, на котором я работал, ставка была $1200 в месяц. К ней прибавляли $40 за каждую тонну выловленного краба. В один месяц мы, например поймали 90 тонн и заработали $4800. В другой — стояли на ремонте и получили только ставку $1200. […] На „Хантере“ у меня была ставка €4 тыс. в месяц без надбавок за улов. На „Нордистене“, где я работаю сейчас, ставка — 70 тыс. норвежских крон в месяц (€6,5 тыс.). Также в конце года все сотрудники компании получают прибавку: процент от чистой годовой прибыли», — рассказал Ренат.

Что дальше?

Как рассказал Бесолов, первое время после работы хочется только лежать и отдыхать. Заработанных денег хватает, и повода хвататься за временную работу нет.

«Я стараюсь путешествовать, проводить время с родными. Моя жена живет в Москве, родители — в Кишиневе. Я не привязан к месту. Иногда встречаемся с ребятами из команды, ездим друг к другу в гости в разные страны. Я уже побывал в Турции, Каире, сейчас с женой остановился на полгода в Южной Африке. У нас с ней два больших чемодана и два места ручной клади, с которыми мы путешествуем. Если что-то нужно, покупаем на месте: за вещи не цепляемся», — поделился Ренат.

По его словам, сейчас они с женой копят на дом, но еще не знают, где будут жить дальше.

Полную версию интервью читайте на сайте Vc.ru.

 

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
x
x

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: