«У нас привыкли во всем винить судебную систему». Почему судьи так сопротивляются внешней аттестации
8 мин.

«У нас привыкли во всем винить судебную систему». Почему судьи так сопротивляются внешней аттестации

В парламенте прошел второй раунд дебатов, посвященных реформе юстиции. Самый острый вопрос — внешняя аттестация судей, на которой настаивает президент Майя Санду. Судьи против. Они считают, что справятся с аттестацией своими силами. Впрочем, это не единственный вопрос, который волнует судей. О том, почему общество плохо к ним относится, зачем демократы хотели извиниться перед народом в 2019 году, и почему надо поднять зарплату секретарям судов и ассистентам судей — в репортаже NM.

В парламентской юридической комиссии 14 апреля обсудили Стратегию реформы юстиции, которую президент Майя Санду вернула в парламент на пересмотр. Санду, среди прочего, настаивает на том, чтобы молдавские судьи и прокуроры прошли аттестацию, к которой привлекут иностранных экспертов. Все приглашенные на заседание судьи настаивали на том, что аттестацию можно провести своими силами. Присутствовавшие на дебатах депутаты в основном с этим согласились.

Об аттестации

Первым выступил глава Апелляционной палаты (АП) Кагула Владислав Клима. Основные тезисы выступления он записал на небольших карточках, которые перемешивал, пока говорил. Клима напомнил, что еще в 2019 году Ассоциация судей выступила против проведения внешней аттестации. «Судьи не боятся аттестации [] Мы — первые, кто хочет изменений в судебной системе. Мы за аттестацию, но только если она пройдет прозрачно и с соблюдением закона», — сказал Клима. Он напомнил, что, по мнению Венецианской комиссии (ВК), к такой чрезвычайной мере как всеобщая аттестация можно прибегнуть, только если речь идет об очень плохом положении дел в судебной системе. К тому же, по его словам, для этого надо внести изменения в законодательство.

Клима считает, что в первую очередь реформа юстиции должна быть направлена на  улучшение качества судопроизводства. По мнению Климы, если провести массовую «очистку» судебной системы, это не повлияет на качество судопроизводства. «[Некоторые] уже указывают на судей, от которых надо очистить систему. Возникает вопрос: выгнав этих людей, мы изменим качество судебных решений?»  — спросил он.

Судья из суда Кишинева Алена Мирон, взяв слово, сказала, что судьи «не сопротивляются аттестации», [но хотят, чтобы все было по закону]. Cогласна судья и с тем, что судебной системе необходима реформа. При этом, по словам Мирон, реформа должна исходить от судей, а к выбору тех, кто будет проводить аттестацию, надо «подойти очень тщательно». Но за тем, как проходит аттестация, могут следить и зарубежные эксперты, отметила Алена Мирон. Она считает, что любую реформу судебной системы надо проводить «через платформы Высшего совета магистратуры (ВСМ)». «Можно провести аттестацию, либо усилив действующие при ВСМ коллегии, либо создав новые. Если речь идет о том, чтобы улучшить общественное мнение о судебной системе, судьи согласились бы пройти аттестацию», — сказала она.

Затем слово вновь взял Владислав Колима. Он напомнил, что аттестация, которую предлагали в 2019 году, предполагала две составляющие: проверку судей на неподкупность и проверку законности судебных решений. Клима подчеркнул, что в Молдове достаточно учреждений, которые могут проверить судей на неподкупность. Он также отметил, что коррупция — «это проблема всего общества», а не только судебной системы.

«У нас привыкли во всем винить судебную систему. Дождь, засуха — виновата судебная система. Не работают Нацорган неподкупности, Антикоррупционная прокуратура — виновата судебная система», — сказал Клима. С идей проверки законности судебных решений Клима категорически не согласился. Он раскритиковал политиков за то, что они называют решения «незаконными» на основании собственных выводов, не учитывая при этом положения закона.

Судья из Унген Константин Киля, в свою очередь, отметил, что, «говоря о проблеме, не стоит забывать о людях». Он подчеркнул, что многие жители Молдовы покидают страну и не хотят в ней работать. Также непросто, по его словам, привлечь молодежь для работы в судебной системе. «Если [после аттестации] уйдет много судей, то некому будет прийти на их место. Ни одного хорошего адвоката мы не убедим согласиться на такую зарплату и объем работы», — считает судья Киля.

О репутации судей

Во время обсуждения Стратегии реформы юстиции не раз поднимали вопрос о негативном отношении общества к судьям. Практически все участники дебатов в юркомиссии согласились с тем, что общество приписывает негативные качества некоторых судей всей системе.

Депутат от Демпартии Александр Жиздан похвалил Климу за то, что тот признал наличие проблем в судебной системе. «Если человек принимает наркотики и не признает, что он наркоман, у него нет шансов вылечиться. Мне понравилось, что вы признаете, что в судебной системе есть проблемы», — сказал Жиздан. Он подчеркнул, что поддерживает идею проведения «внутренней аттестации», при этом сами судьи должны «выполнить домашнее задание» и предложить, как ее провести. Но, «если судьи не приложат для этого усилий», то придется провести внешнюю аттестацию, сказал Жиздан.

По словам судьи Алены Мирон, представление общества о судьях складывается, в том числе, на основании того, что говорят политики. «Я могу [понять] и простить тётушку/бабушку, которая кричит, что все судьи коррумпированные. Я признаю, что судьи допускают ошибки […] Другое дело, когда премьер-министр грубо называет всех сотрудников [судебной системы]. Мне больно от этого», — подчеркнула Мирон.

Также она отметила, что после проведения реформы юстиции необходимо ввести для политиков «мораторий на безосновательные обвинения судей». По мнению судьи, политический класс, приняв такое решение, докажет, что повзрослел.

Депутат от ПСРМ Григорий Новак, в свою очередь, отметил, что негативное отношение общества к судьям связано с безнаказанностью тех судей, которые нарушают законы и очерняют систему. По его словам, из-за этого создается впечатление, что все судьи «одинаковые и коррумпированные». «То же самое происходит и с депутатами. Хотя и мы, и вы знаете, что это не так», — сказал Новак.

Неаффилированный депутат Евгений Никифорчук считает, что судьям, которые не совершали нарушений, не стоит извиняться за своих коллег, «посыпая голову пеплом». «Я прошел через это в 2019 году, будучи членом Демпартии. Тогда некоторые предлагали выйти [всей партии] к народу и попросить прощения. [Я считаю], надо было показать пальцем на тех, кто ошибся, и призвать их к ответу», — сказал Никифорчук. Он также считает, что реформа судебной системы должна исходить от судей.

О проблеме ассистентов и секретарей

Многие присутствующие на дебатах судьи говорили, что одна из проблем судебной системы — большой объем работы и нехватка вспомогательного персонала. Речь идет о секретарях судебных заседаний и ассистентах судей. По словам судей, у их помощников очень большой объем работы и при этом слишком низкая зарплата. Секретари, отметим, получают около 4 тыс. леев в месяц, а ассистенты — около 7 тыс. леев. Из-за этого, как отметили судьи, в судах большая текучка кадров. Многие ассистенты и секретари из-за низкой зарплаты уходят работать в частный сектор, микрофинансовые организации или в парламент и правительство.

Судья Алена Мирон отметила, что в Стратегии реформы юстиции указали, что в 2014 году КС признал неконституционным способ оплаты труда вспомогательного персонала. При этом, по словам Мирон, эту проблему не собираются решать. Судья подчеркнула, что из-за отсутствия помощи увеличивается уязвимость самих судей. «Судьей, у которых нет ассистентов, и которые не успевают в срок подготовить решения, привлекают к дисциплинарной ответственности», — пояснила Мирон.

Судья из Унген Константин Киля решил объяснить проблему на конкретных примерах. Он отметил, что работает судьей всего год, но этого времени хватило, чтобы понять основные проблемы. «За год мне поступило 850 заявлений. Как минимум, мне надо их прочитать, не то чтобы принять решения. Это невозможно. Через два года [ВСМ] проверит, как быстро я рассмотрел эти заявления», — сказал Киля. Также он отметил, что его секретарь получает 5 тыс. леев в месяц и 1 тыс. из них тратит на дорогу. Киля рассказал, что обратился в ВСМ, чтобы решить проблему дорожных расходов, но там сообщили, что такие траты не предусмотрены.

Клима назвал проблему нехватки вспомогательного персонала «фундаментальной». По мнению судьи, если ее решить, то улучшится и качество судопроизводства. Депутат от партии «Платформа Достоинство и правда» (DA) Дину Плныгэу сказал, что судебная власть — это одна из трех ветвей государственной власти, и ассистенты судей должны получать такую же зарплату, как ассистенты, работающие в правительстве и парламенте.

Глава юкромисии Василий Боля сказал, что все пожелания судей относительно помощников учтут. Он пообещал посодействовать решению этой проблемы через юридическую комиссию парламента.

***

В конце ноября 2020 года парламент одобрил Стратегию реформы юстиции на 2021-2024 годы, которую министр юстиции Фадей Нагачевский согласовал с внешними партнерами. Тогда депутаты от оппозиционных партий — «Действие и солидарность» (PAS) и «Платформа Достоинство и правда» (DA) требовали внести в проект пункт о внешней аттестации судей. Предлагаемый депутатами законопроект, однако, не был готов, и Стратегию одобрили без этого пункта. В январе 2021 года Парламентская ассамблея Совета Европы (ПАСЕ) рекомендовала принять Стратегию, а также уделить внимание аттестации судей и прокуроров, но на основании действующих механизмов.

Однако в середине февраля 2021 года президент Майя Санду вернула Стратегию в парламент на пересмотр. Она также предложила включить в документ механизм оценки судей c привлечением иностранных экспертов. «Мы больше не позволим утверждать стратегии, которые на бумаге выглядят хорошо, но не приносят реальных перемен в системе юстиции», — написала Санду в Facebook.

Первый раунд дебатов, посвященных Стратегии реформы юстиции, прошел в парламенте 7 апреля.

  •  
  •  
  •  
  •  
  • 1
  •  

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: