«В Молдове нужны реформы, по-другому инвестиции не привлечь». Интервью NM с главой ЕБРР в Молдове Анжелой Сакс
8 мин.

«В Молдове нужны реформы, по-другому инвестиции не привлечь». Интервью NM с главой ЕБРР в Молдове Анжелой Сакс


Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) продолжит участвовать в реформировании банковского сектора в Молдове в 2019 году, чтобы изменения почувствовали все клиенты банков. В ЕБРР рассчитывают, что, несмотря на выборный год, реформы в этой и других сферах продолжатся, и надеются, что действия властей будут прозрачными и предсказуемыми. Об этом и многом другом глава ЕБРР в Молдове Анжела Сакс рассказала в интервью NM.

Сначала проекты — потом кредиты

Ваш предшественник Дмитрий Гвиндадзэ назвал прошлый год самым успешным за последние 10 лет работы ЕБРР в Молдове? Чем отличился 2018 год?

Это два совершенно разных года. 2017 год был удачным с точки зрения финансирования крупных инфраструктурных проектов, в которых участвовал банк. В этом году ЕБРР сосредоточился на банковском секторе — на его реформах и трансформации. Если сравнить объем финансирования в этом и прошлом годах, то в 2018 он существенно меньше — €23 млн против €130 млн. И в этом году весь объем инвестиций ЕБРР направил на кредитование частного сектора через местные банки.

Влияние, которое оказали преобразования в банковской системе на Молдову, и будущая работа ЕБРР с финансовыми институтами страны, огромны. Это открывает возможности для внедрения новых финансовых продуктов сразу в пяти банках — MAIB, Victoriabank, Mobiasbanca, ProCredit Bank и BCR . Эти банки смогут получить кредитные линии в рамках проектов DCFTA (Договора об углубленной и всеобъемлющей зоне свободной торговли) и смогут кредитовать бизнес на более привлекательных условиях.

В 2018 году произошло еще одно важное событие. В октябре была запущена программа M-Tender — современный портал госзакупок, который мы помогали разработать и внедрить. Еще многое предстоит сделать, но мы рассчитываем, что прозрачность госзакупок значительно вырастет. Мы продолжим внедрять программы, чтобы M-Tender работал для обеих сторон — государства и частного сектора. 

Когда клиенты почувствуют перемены в банках, совладельцем которых стал ЕБРР, купив их акции? 

Я надеюсь, что граждане Молдовы очень скоро почувствуют положительные изменения, которые произошли в банковском секторе. К примеру, управление банков Victoriabank и MAIB соответствует лучшим международным практикам.

Главным вызовом 2018 года (он сохранится и в 2019) было добиться того, чтобы в банки вернулись к международным стандартам управления. Важно, чтобы корпоративное управление было прозрачным, последовательным и согласованным. Теперь, думаю, Молдову можно внести на международную карту банков как страну, в системных банках которой надлежащая структура акционеров.

Как вы знаете, в Victoriabank поменялся состав совета директоров. В него вошли очень квалифицированные банкиры из международного банковского сектора.

Но что изменилось или измениться в работе банка с клиентами?

Banca Transilvania, купивший акции Victoriabank, — очень хороший румынский банк, работающий на базе международных стандартов. Его специалисты готовы применить свои лучшие практики в Victoriabank. Возможно, это пока не видно потребителям, но очень многое сделано в области HR, банковских закупок, IT-сопровождения, в работе интернет-банкинга. Будет много новых продуктов и предложений для потребителей, и мы рассчитываем также привлечь новых клиентов в корпоративном секторе. Изменений, может быть, еще не видно, но они происходят.

Какие изменения происходят в MAIB?

Там укомплектован состав административного совета, который в ближайшем будущем начнет свою работу и обеспечит надлежащее управление в самом крупном банке страны. Далее стоит задача развивать финансовые продукты для этих двух банков, кредитные линии, с помощью которых они, в свою очередь, смогут помочь бизнесу развиваться, предлагая «длинные» деньги на выгодных условиях. Сейчас у банков нет источников долгосрочных денег для кредитования.

Эксперты по-прежнему скептически смотрят на рост кредитования бизнеса. По их оценкам, бизнес не спешит брать кредиты либо из-за высоких процентов, либо из-за отсутствия хороших бизнес-планов. Думаете, вашими деньгами воспользуются?

Перед тем как запустить кредитные линии, мы удостоверяемся, что у банков есть спрос на финансирование. Сначала проекты — потом кредиты. У нас должна быть гарантия, что кредит вернут, что учтены риски. В то же время мы видим, что бизнес нуждается в деньгах, чтобы расти. Мы видим, что он хочет развиваться. И хотя для предвыборного и выборного годов характерно ожидание, неопределенность, замедление экономического роста, мы рассчитываем, что этот рост в следующем году возобновится.

Как, по-вашему, скажется на банковской системе страны уход Сергея Чокли с поста главы Нацбанка?

Молдова через многое прошла. И, понятно, что «кража миллиарда» и «Ландромат» повлияли на каждого в Молдове. Сергей Чокля сделал очень многое для банковской системы, для ее возрождения, и мы были очень рады работать с ним. Среди его достижений, в частности, и то, что два системных банка сейчас находятся в сильной позиции и устойчивы к внешним шокам.

Мы верим, что Октавиан Армашу (новый глава Нацбанка, экс-министр финансов. — NM.) продолжит внедрять реформы в банковском секторе. Тем более, что надо внедрять Basel III, на который банки должный перейти с 2019 года. Я думаю, что надзор продолжится. У нас нет оснований думать иначе.

Какие у вас планы в отношении Moldindconbank?

 К нам не обращались по поводу Moldindconbank. ЕБРР помогает создать среду, привлекательную для инвесторов, но у нас нет цели самим стать инвесторами. Мы не рассматриваем этот банк, но я знаю, что правительство ищет для него покупателей.

Нас беспокоят сроки

Перейдем к инфраструктурным проектам. Как продвигается проект взаимоподключения электросетей Молдовы и Румынии Исакча-Вулканешты-Кишинев?

Это один из важных стратегических проектов, касающийся энергобезопасности Молдовы. В этом году было ратифицировано Соглашение о финансировании проекта, и это прогресс. Но это заняло время. После этого государство объявило тендер для поиска консалтинговой компании, которая бы помогла с покупкой и последующей установкой необходимого оборудования. Именно государство должно реализовать этот проект, а мы обеспечиваем финансирование и внимательно следим за использованием денег и реализацией проекта.

Не думали ли вы о том, чтобы строже контролировать реализацию проектов? Например, проекты, связанные с ремонтом дорог, выполняются с большими опозданиями и не всегда качественно.

У нас довольно строгие условия для компаний, которые участвуют в международных инфраструктурных тендерах. Кроме того, эти тендеры проводятся максимально прозрачно. Найти высокопрофессиональную компанию для реализации любого крупного проекта нелегко. Плюс в этом регионе не так много компаний, которые соответствуют всем критериям отбора.

Внедрение любого инфраструктурного проекта — комплексный и долгий процесс. Конечно, мы внимательно следим за реализацией дорожных проектов, нас беспокоят сроки, но главное, чтобы это не отражалось на качестве. Объездная дорога в Унгенах, которую в августе сдали в эксплуатацию, — успешный опыт и конкретный результат.

А сколько сейчас проектов ремонта дорог финансирует ЕБРР?

Два крупных проекта, они включаю много участков дорог и, соответственно, траншей. На один из них — куда входят ремонт трассы Кишинев-Джурджулешты, Кишинев-Унгены-Скулены и Хынчешты-Лэпушна — мы выделили €75 млн, на другой, в рамках которого будут ремонтировать участки дорог в северном направлении, участки трассы Хынчешты-Леова-Кагул, строить объездную у Слободзия Маре, — €150 млн.

Как ЕБРР работает со столичными властями в условиях временного руководства Кишиневом? Что с проектом переработки отходов?

Мы продолжаем работать по двум проектам — с Apă Canal Chișinău и по ремонту трех улиц (II этап проекта «Городские дороги»). Он двигается тяжело, но прогресс есть.

Что касается проекта переработки отходов, то мы все еще ждем решения правительства по этому вопросу. Мы предложили несколько вариантов. Среди них — закрытие одного из участков мусорной свалки в Цынцаренах и восстановление и модернизацию оставшихся участков по европейским стандартам, восстановление подъездной дороги к свалке, закрытие временной свалки на Чеканах в Кишиневе, обновление автопарка муниципального предприятия Auto Salubritate и реконструкцию существующей перевалочной станции, а также инвестиции в завод по сортировке отходов.

Местные власти должны прояснить свой подход к управлению отходами, чтобы мы могли сообща действовать дальше.

Здесь еще есть что реформировать

Правительство в этом году запустило госпрограмму «Гражданство за инвестиции». Можно ли, на ваш взгляд, с ее помощью привлечь инвестиции в Молдову?

Это один из путей привлечения инвестиций, который существует в нескольких странах. Будет ли этот способ работать в Молдове, сложно сказать. У меня нет достаточно информации, чтобы сделать какой-то вывод. Если вы спросите нас, лучший ли это способ привлечь инвесторов, — это один из способов, но не путь, по которому пошли бы мы.

Есть много других способов привлечь инвесторов. В первую очередь — это улучшение бизнес-среды в стране. Для нас важнее создать благоприятную среду, проводить реформы, особенно в сфере юстиции. Потому что первые вопросы, который задает инвестор, —насколько здесь безопасно и получу ли я назад свои деньги? И мы отвечаем — здесь еще есть что реформировать. Должна быть предсказуемость деловой среды. Люди, инвестирующие деньги, хотят знать, что есть законы, которые их защитят.

Неожиданное изменение законов означает, что бизнес-среда непредсказуема. И один из примеров — закон об амнистии капитала. Его очень быстро одобрили, было много критики, и я рада, что диалог властей Молдовы с международными партнерами по этому закону продолжается.

А вы беседовали с властями на эту тему? Они вас слушают?

Это сфера государственных политик, куда вовлечены Всемирный банк и МВФ. Они наблюдают за ситуацией, ведут диалог с правительством. Что касается ЕБРР, нам неясно, как это поможет развитию частного сектора.

Замечаете ли вы влияние сложной и неоднозначной ситуации в юстиции на экономические процессы?

Нынешняя ситуация в юстиции делает бизнес-среду менее предсказуемой. Повторюсь, нужны реформы. По-другому инвестиции не привлечь. Что касается ЕБРР, мы помогаем Молдове развивать услуги медиаторов как технологию альтернативного разрешения бизнес-споров, чтобы не доводить их до суда.

Повлияет ли налоговая реформа на деловую среду? Пока это выглядит как предвыборная история.

Это улучшения для бизнеса, бесспорно. Но надолго ли, сложно сказать. Важно, чтобы любые изменения были предсказуемы. Мы приветствуем консультации с бизнесом, чтобы о решениях правительства было известно заранее.

А ЕБРР может повлиять на принятие решений?

Принятие решений — дело властей. Мы здесь, потому что частный бизнес нуждается в развитии, потому что экономика должна расти. При этом наши инвестиции поддерживают реформы.

Мы ведем диалог о том, что Молдова должна внедрить европейские стандарты энергобезопасности. То же самое касается банковской системы. Наши инвестиции нацелены на улучшение банковской инфраструктуры, но инвестируем мы в тесном сотрудничестве с властями и регулятором, чтобы достичь лучших результатов.

Мы не участвуем в принятии политических решений, но поддерживаем реформы и предоставляем помощь в разработке государственных политик, цель которых — улучшение бизнес-среды.

Что будет делать банк в выборный год?

Мы будем заниматься банками, банками и еще раз банками. Впереди много работы. Теперь мы можем работать не с двумя, а с пятью банками. Сосредоточимся на работе с клиентами, кредитными линиями DCFTA, кредитами для повышения энергоэффективности, кредитными линиями для компаний, которыми управляют женщины, и т.д.

Мы также ведем переговоры с несколькими частными компаниями, которые нуждаются в финансировании и консалтинговых услугах для дальнейшего развития. Одна из них — производитель мяса и колбасных изделий Rogob.

То есть выборы вас не пугают?

Если частный сектор продолжит работать и развиваться, мы ему поможем. Выборы происходят регулярно. Жизнь, экономика не должны из-за этого останавливаться.

Мы надеемся, что выборы будут честными, прозрачными, и хотели бы видеть должное наблюдение за процессом. То, как пройдут эти выборы, повлияет на решения как иностранных инвесторов, так и местных предпринимателей. 

Я думаю, что все это понимают. 

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
x
x

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: