«Я даже не могла вспомнить, как меня зовут». Почему жертвам сексуального насилия нужна помощь
7 мин.

«Я даже не могла вспомнить, как меня зовут». Почему жертвам сексуального насилия нужна помощь

Молдова присоединилась к кампании ООН «16 дней активизма против гендерного насилия», которая проходит под девизом «Поколение равенства против насилия». Психолог международного центра La Strada Даниела Дабижа рассказала NM, с какими проблемами сталкиваются жертвы изнасилований в Молдове, почему им так нужна эмоциональная поддержка и психологическая помощь, а также, какую роль играет человеческий фактор в расследовании подобных преступлений.

О работе с жертвами сексуального насилия

Как психолог я даю заключения о психологическом состоянии жертв сексуального насилия. Если физические последствия изнасилования можно доказать с помощью экспертизы, то психологические — гораздо сложнее. Все зависит от того, каким было насилие, при каких обстоятельствах, кто был насильником, насколько пострадавшая открыта и может выразить свои эмоции. Если насилия произошло незадолго до обращения к психологу, то, в первую очередь, пострадавшей нужно оказать эмоциональную поддержку и только после этого можно начинать выявлять все составляющие травмы. Это одна из причин, почему такая процедура требует несколько сеансов, и почему подготовка заключения может занимать до двух месяцев.

Женщина приходит и рассказывает мне о случившемся. Одна из важных задач — выявить психологические последствия сексуального насилия, которому подверглась женщина. Обычно речь идет о том, насколько тяжелую травму получила женщина, говорит ли она правду, насколько понимает, что с ней произошло. Есть тесты и различные инструменты, с помощью которых все это можно понять. И если я выявлю что-то другое, я могу добавить это к заключению. Работа психолога помогает не только пострадавшему преодолеть травму, но и органу уголовного преследования.

Сеансы с психологом помогают пострадавшей легче воспринимать всю ситуацию в целом, а также понять, что то, что с ней происходит, — депрессивные мысли, поведенческие изменения или нежелание общаться с людьми — это последствия сексуального насилия.
Если я вижу, что есть острая необходимость поработать с женщиной над чем-то еще, я останавливаюсь и работаю над этим. Потому что я вижу, что ее что-то беспокоит. А после сеансов у женщины появляется основа для дальнейшей реабилитации.

О стереотипах в полиции

В полиции у нас работают в основном мужчины. Немало среди них достойных полицейских, которыми мы можем гордиться. Но, к сожалению, есть и такие, у которых много стереотипов и предубеждений в отношении сексуальное насилия. Расскажу вам историю одной пострадавшей, которая пришла в полицию, после того как ее подвергли сексуальному и физическому насилию и держали несколько часов взаперти. Вот что она рассказала про полицейских: «Это была ночь. Я очень устала. У меня все тело болело. Я даже не могла вспомнить, как меня зовут. В кабинете стояли четверо мужчин. И они меня детально расспрашивали. А мне это было стыдно рассказывать даже одному человеку».

На тот момент для нее общение с мужчинами фактически было повторным насилием. А вокруг нее стояли четверо мужчин, которые смотрели на нее скептически и говорили: «Ты сама виновата». Как после этого она может поверить, что ей хотят и могут помочь?

Потом ее отправили на медицинскую экспертизу. Когда она вошла в кабинет и попросила, чтобы ее обследовала женщина, ей отказали в очень грубой форме: «Мы и так слишком много работаем, еще и ты к нам пришла».

Еще у меня был интересный случай, когда пострадавшая работала в полиции. Она мне рассказала, что «была уверена, что жертвы сами провоцируют насильника». Она так думала до тех пор, пока с ней самой это не произошло. Сейчас она уверена, что жертва не не виновата в поведении насильника. Мне очень жаль, что с ней это произошло, но это подтверждает факт, что любой человек может попасть в такую ситуацию, независимо от того., какой у него социальный статус.

Законодательство у нас неплохое, но, к сожалению, еще существуют проблемы, в том числе связанные с человеческим фактором. Но это ни в коем случае не значит, что нужно опускать руки и молчать. Особенно когда стали доступны услуги психологической поддержки. Часто жертве важнее не наказание преступника, а то, как ей пережить боль, обиду и стыд, с которыми ей пришлось столкнуться.

О повторной виктимизации

Часто женщина, которая проходит все этапы расследования, получает дополнительную психологическую травму. Все начинается с обращения в службу «112». После того как она рассказала все оператору, ей приходится снова и снова рассказывать о том, как ее насиловали — полицейским, следователям, врачам, суду. А ее вновь и вновь будут спрашивать: «А ты что, не думала, что такое может случиться? А зачем ты туда пошла?». Некоторые даже пытаются убедить женщину, что ничего страшного с ней не произошло, и что «не надо ломать жизнь парню», потому что он первый раз такое сделал.

К сожалению, расследование таких дел длится очень долго. Когда дело рассматривают в суде два-три года, это очень плохо сказывается на психологическом состоянии женщины. А если меняются следователи или прокуроры, это ее еще больше травмирует. Тем более, что у каждого из них свой подход и каждому нужно ее в подробностях расспросить. Некоторые судьи даже специально провоцируют пострадавших. Я не говорю, что абсолютно все такие, но судя по тому, что мне рассказывают женщины, таких судей большинство.

Все это время женщине нужна не только эмоциональная, но и физическая поддержка. Одна пострадавшая рассказывала: «Я боюсь туда идти, потому что я там одна, а напротив меня сидит он и еще четверо сопровождающих. Их там много, а я одна. Что я одна могу сделать против них и против всей полиции?». Должна быть какая-то поддержка женщин в этой ситуации. Иногда они просто не знают своих прав, даже элементарного. Помочь может обращение к психологу или по телефону доверия для женщин, пострадавших от сексуального насилия. Женщина чувствует себя более уверенно, потому что знает. что есть кому ей подсказать, поддержать, а если нужно, даже и пройти с ней через все инстанции, то есть оказать не только психологическую но и юридическую помощь.

О реабилитации жертв

Можно сказать, что реабилитация жертв насилия начинается, когда я с ними работаю, чтобы составить заключение о психологической оценке. Но полный курс реабилитации без желания женщины провести невозможно. Право выбора всегда останется за ней. Если даже она готова справиться без дополнительных консультаций психолога, она всегда знает, что в любое время суток может обратиться по телефону доверия 0 8008 8008, где на анонимных началах может поделиться своими переживаниями, страхами или эмоциями с консультантом, у которого есть психологическое образование.

Была у меня на приеме женщина из маленького населенного пункта. Сначала она была очень закрытая, а потом рассказала, что ей больше не хочется жить. В селе все на нее буквально пальцем показывали. Спрашивали: «А что у тебя такого страшного случилось, что тебе прямо надо обращаться в полицию?». Ее довели до такого состояния, что она не хотела больше бороться. Она даже была готова изменить показания, лишь бы ее оставили в покое.

Благодаря психологической помощи она справилась. У нее появилась вера в будущее: «Может быть, не сегодня, но со мной произойдет что-то хорошее». И насильник для нее стал не «насильником», а просто «неприятным человеком. Очень часто после сексуального насилия женщины начинают воспринимать всех мужчин, как очень плохих людей. Важно, чтобы этого не случилось. Изменить иррациональные предубеждения можно, но работа над этим может растянуться на 10 и больше сеансов.

О психологической нагрузке

Нагрузка большая, но каждый выбирает профессию по силам. Есть у психологов какие-то правила защиты: например, между двумя приемами должно быть хоть немного времени для отдыха. Психолог ведь проживает историю вместе с пришедшей к нему женщиной. Но тут важно научиться оставлять эти истории в кабинете, чтобы, выходя из него, возвращаться к своим обычным социальным ролям — мамы, дочери, жены.

Но это нелегко. Когда я только начинала работать, я думала, что будет сложно, но потом я пойму, как такое происходит, и станет легче. Не стало. Потому что каждый случай уникален, даже если преступление одно и то же. У каждой женщины своя судьба, своя реакция на случившееся. Но важнее всего результат. Мы очень рады осознавать, что после работы с психологом женщины не просто ищут справедливости, а ищут самих себя. В них появляется уверенность, что они могут сказать «нет», что нельзя молчать, и что наше тело принадлежит только нам.

Партнерский Материал