«Я сейчас нарисую, как все было». Как Платон наглядно рассказал о «самой грязной» схеме кражи миллиарда
9 мин.

«Я сейчас нарисую, как все было». Как Платон наглядно рассказал о «самой грязной» схеме кражи миллиарда

Вячеслав Платон, дело которого пересматривает суд Буюкан, вновь принес на заседание доску, чтобы наглядно объяснить судьям «самую грязную» схему кражи миллиарда из молдавских банков. Кроме доски, Платон принес плакат со схемой. О том, как в банках создавали фиктивные задолженности, прогоняя через несколько счетов записи вместо денег, зачем Платон «одолжил» своему адвокату на заседании $100, и чьи имена отказался разглашать — в репортаже NM.

x

На заседании суда 25 февраля Платон вновь принес доску, чтобы продолжить рисовать на ней схемы кражи миллиарда из молдавских банков. Чтобы было понятнее, Платон начал издалека. Он рассказал, что у всех молдавских банков есть корреспондентские счета (счета, которые открывают сами банки в других банках, в том числе иностранных).

Если, например, Moldova-Agroindbank (MAIB) захочет перевести $100 млн в Moldindconbank (MICB), то деньги могут перечислить с корреспондентского счета MAIB в одном из американских банков на корреспондентский счет MICB в другом американском банке, пояснил Платон. То есть, уточнил он, эти деньги не приходят в Молдову. С помощью таких корреспондентских счетов, отметил он, формировали искусственные задолженности молдавских банков. В схеме кражи миллиарда, напомнил он, использовали счета в латвийском PrivatBank (в 2015 году латвийские власти оштрафовали этот банк на €2 млн. за участие в молдавской «краже века»).

«Деньги в этой схеме не участвовали»

Затем Платон объяснил, как за пять рабочих дней на корреспондентских счетах Banca de Economii (BEM), открытых в Victoriabank (VB), образовались задолженности €105 млн, $12,4 млн и 90 млн леев. «Эта сумма значительно больше всего капитала Victoriаbank. Максимальное размещение в этом банке можно сделать на 100 млн леев. Сейчас я нарисую, как все это было», — сказал Платон и подошел ближе к доске.

По его словам, в PrivatBank за один день проводили «кольцевую схему», которая позволяла формировать фиктивные задолженности в молдавских банках. При этом, по его словам, реальные деньги в транзакциях не использовали. Схема, как объяснил Платон, была такая: PrivatBank выдавал кредит однодневной компании Х Илана Шора, та  перечислила деньги компании X1, которая переводила их компании Zenit Management, а та — на корреспондентский счет BEM в PrivatBank с пометкой, что деньги предназначены Victoriabank. «То есть, например, Zenit кладет на корреспондентский счет в PrivatBank €1 млн. BEM получает оповещение, что получил €1 млн для Victoriabank, и уведомляет об этом Victoriabank. Тот зачисляет этот €1 млн компании Zenit Management. При этом деньги в этой схеме не участвуют, а только учетные записи на счетах», — рассказал Платон.

Затем, по словам Платона, из этого €1млн BEM выдавал кредиты компаниям «группы Шора» — Provolirom и Caritas Group. Они, в свою очередь, переводили поручительство по этим кредитам на компанию Y в PrivatBank. «Компания Y брала кредит и перечисляла на счета Y-2, а Y-2 погашала овердрафт. Получилось, что миллион евро якобы за один день прошел по кругу и в конце дня погасился. Банк делал учетные записи о том, что на его счет перешли какие-то мифические деньги. За это он брал процент с группы Плахотнюка и Шора», — рассказал Платон. При этом, по его словам, на счете Zenit Management остался  €1 млн, компании Provolirom и Caritas остались должны BEM, а он — Victoriabank. Платон подчеркнул, что «в нормальной ситуации» Provolirom и Caritas должны были вернуть кредит с процентами BEM, а тот — Victoriabank. Но в этой схеме, отметил Платон, все было по-другому: компании не собирались возвращать кредиты, а Victoriabank потребовал возврата средств с BEM.

«Есть более элегантный вариант — взять €1 млн и реально его прокрутить. Все равно компания Zenit Management твоя и Victoriabank тоже подконтролен тебе. Что стоит взять из кармана $100, дать их [адвокату] Александру [Берназу], он — переводчику, а переводчик возвращает мне», — пояснил Платон. Он добавил, что такую схему можно осуществить, если есть предварительная договоренность о передаче денег. «То есть Саша [Берназ] мне должен, а деньги остались у меня. В Victoriabank они провернули с Zenit Management самую грязную схему. С другими компаниями они прямо прогоняли деньги и тут же получали их обратно», — рассказал Платон.

«Не надо быть очень замечательным, чтобы сопоставить эти два факта»

По словам Платона, таким образом, на корреспондентском счете в Victoriabank сформировалась огромная задолженность, о которой он рассказал в начале заседания. Вечером 27 ноября 2014 года Нацбанк ввел спецуправление в BEM, а уже 28 ноября задолженности начали погашать через кредиты, выданные под гарантии правительства. Платон утверждает, что при добросовестной проверке можно было легко выявить эту схему. «Не надо быть очень замечательным, чтобы сопоставить эти два факта», — подчеркнул он.

Кроме того что Платон рисовал схемы на доске, он представил судьям распечатанный плакат, на котором были подробно изображены схемы денежных транзакций, связанных с Zenit Management. Платон подчеркнул, что во время своего расследования он проследил даже самые «мелкие» транзакции — на €30 тыс. Платон подчеркнул, что схема, которую он передал судьям, доказывает, что компания Zenit Management «плотно связана» с действиями компаний Илана Шора и Владимира Плахотнюка. «Платон никак не связан с этой схемой. Платон не мог перечислить €30 тыс за освещение на концерте, который организовывала ДПМ в 2014 году. Не мог Платон переводить деньги на счет компании Capital-Leader, которая купила акции Victoriabank у самого Платона», — подчеркнул Платон.

Кроме того, он отметил, что хочет приобщить к материалам дела банковские выписки, которые ему удалось добыть во время своего расследования. Прокурор Елена Черуца попросила объяснить, подлинные ли это документы, и как они оказались в его распоряжении.

«Мы [с адвокатами] четыре года проводили собственное расследование. Документы получали из разных источников, включая банковские круги и НЦБК. К моменту бегства Плахотнюка эти документы уже были, но в судах и слушать не хотели, а мы не могли подвергать источники опасности», — рассказал Платон. После этого прокурор отметила, что она против того, чтобы эти документы приобщили к материалам дела. Судьи, однако, решили их приобщить, но отметили, что позже отдельно выскажутся об их подлинности. Также они рекомендовали сторонам процесса представить оригиналы документов.

«Шор врал»

Одну из банковских выписок, представленную Платоном, прикрепили к делу без возражений прокурора. «Эти выписки показывают, что Илан Шор, утверждая на суде, что акции Victroriabank купил у меня Сергей Лобанов, за что дал мне наличными $18 млн, вводил суд в заблуждение, если называть это интеллигентно. А если говорить проще —   врал», — отметил Платон. Также он рассказал, что в одном из томов его уголовного дела в 2016 году был рапорт сотрудника управления борьбы с отмыванием денег Евгения Сырбу. В этом рапорте Сырбу предупреждал прокуроров, что есть связь между банковскими переводами Victoriabank и BEM.

Часть этого рапорта, отметил Платон, использовали в постановлении прокуроров о продлении расследования, однако, вскоре «эта фраза исчезла» (о связи между переводами Victoriabank и BEM). Платон утверждает, что в 2016 году следствие по его делу «изначально велось с обвинительным уклоном», а прокуроры скрывали важные детали и от судей, и от общественности. Платон напомнил, что во время следствия в 2016 году даже не допросили администраторов компаний Шора.

Кроме того, как подчеркнул Платон, через полтора года после совершения преступления прокуроры изъяли из банков документы по делу о краже миллиарда. «Крайне сложно не замечать предвзятость следствия. Следствия не было, была операция «прикрытие истинных виновников». И я стал жертвой, на которую решили повесить часть  похищенного», — сказал Платон.

На этом он закончил давать показания. Последовали вопросы прокурора Елены Черуци. В основном она просила уточнить детали того, о чем Платон рассказал на предыдущих заседаниях. Также прокурор попросила Платона объяснить, почему на суде по делу  Платона в 2016 году бывший член админсовета Moldova-Agroindbank Стелла Пахоми заявила, что компания Zenit Management принадлежит ему. Платон отметил, что Пахоми перепутала компании Zenit Management и Zenit-13. «Надо четко понимать, что Пахоми активно сотрудничала с группой Шора-Плахотнюка», — сказал Платон. Также он отметил, что во время ревизионной проверки Пахоми передала прокурорам нотариально заверенные показания, в которых указала, что перепутала компании.

Прокурор Черуца также уточнила, почему Пахоми подтвердила слова Шора о том, что за акции Victoriabank Платону заплатили наличными деньгами.

По словам Платона, отметим, в 2014 году Шор с Плахотнюком купили у него 38% акций Victoriabank за $40 млн, при этом $12 млн перевели через биржевого брокера, а еще $28 перевели через другую транзакцию. Шор же утверждал, что заключил сделку в интересах Сергея Лобанова, который дал Платону наличными $18 млн.

Отвечая на вопрос прокурора, Платон сказал, что Пахоми «вводила следствие в заблуждение», а во время ревизионной проверки отказалась от этих показаний.

Прокурор попросила Платона сообщить, каких бизнес-партнеров он постоянно упоминает, говоря о сделках с Плахотнюком. Платон сказал, что не может сообщить их имена. Его адвокат Ион Крецу отметил, что суд не может обязать Платона раскрыть имена партнеров.

«Я согласен с госпожой прокурором. Было бы правильно их позвать, чтобы они пришли [в суд] и дали показания о том, как они пострадали. Но они слишком настрадались от непредсказуемости молдавских политиков», — сказал Платон.

На этом судебное заседание завершилось, судьи сказали, что слушания продолжатся на следующей неделе.

***
По уголовному делу, которое сейчас пересматривает суд Буюкан, Вячеслава Платона обвиняют в мошенничестве в особо крупных размерах и отмывании денег (ст. 190 и 243 Уголовного кодекса РМ). Согласно первоначальной версии следствия, компании, которые Платон контролировал через своих людей, получали необеспеченные залогом кредиты, которые позже погашали за счет средств Banca de Economii. Речь шла о сумме примерно 800 млн леев. 20 апреля 2017 года Платона приговорили по этому делу к 18 годам лишения свободы. 18 декабря 2017 Апелляционная палата оставила приговор в силе. Высшая судебная палата дважды оставлял его в силе. Последний раз ВСП приняла такое решение в начале мае 2020 года.

А 20 мая 2020 года генпрокурор Александр Стояногло сообщил, что по делу Платона проведут ревизионную проверку. Генпрокурор пояснил, что прокуратура «изучила факты, которые раньше намеренно игнорировали», и пришла к выводу, что обвинение против Платона строилось на «ложных показаниях» Илана Шора. После прокурорской проверки дело передали на пересмотр в суд.

  • 61
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: