Зазубрил-сдал-забыл. Адвокат Алексей Герцеску о том, как (не) учат юристов в Молдове
9 мин.

Зазубрил-сдал-забыл. Адвокат Алексей Герцеску о том, как (не) учат юристов в Молдове

Недавно Newsmaker рассказал, насколько устарела и оторвалась от жизни система обучения на журфаке нашего госуниверситета. Прочитав это, я решил рассказать о том, как у нас в стране готовят юристов. Молдавские вузы массово производят низкоквалифицированных специалистов, у многих из которых отсутствуют ключевые качества, необходимые для профессиональной юридической деятельности. Более того, к моменту получения дипломов у выпускников-юристов обычно уже сформирован набор ложных ценностей, которые лишь закрепляются в первые годы профессиональной деятельности.

Могу об этом говорить, так как у меня есть опыт преподавания в вузе, и я неплохо знаком с системой юридического образования в других странах. Кроме того, последние несколько лет я имел отношение к реформированию одного из ключевых специализированных учреждений профессиональной юридической подготовки в стране.

Зачем переделывать, если можно сразу делать правильно

Тема реформы юстиции уже всем набила оскомину. Юстицию реформируют третий десяток лет, а воз и ныне там — уровень доверия к ней граждан критически низкий. По моему скромному мнению, систему юстицию в Молдове невозможно эффективно реформировать, пока кардинально не изменится система подготовки будущих юристов. Именно с системы высшего юридического образования следует начинать реформу.

Государство и международные организации, работающие в Молдове, ежегодно тратят огромные средства на разные программы подготовки специалистов госведомств, имеющих прямое или косвенное отношение к системе юстиции. Но все эти усилия, по сути, направлены на переформатирование уже сформировавшихся специалистов с крепко устоявшимися моделями поведения, образом мышления и взглядами на профессию, работу и существующие в системе проблемы.

При этом и государство, и международные организации знают о проблемах в системе базового профессионального образования, но никто не спешит ее реформировать. Вместо этого по-прежнему тратятся большие средства на «переделывание» тех, кого уже сложно переделать.

Поэтому, если мы хотим что-то изменить в системе юстиции, без кардинального изменения вузовских программ и методов обучения будущих юристов никак не обойтись.

Теперь, собственно, о проблемах в системе юридического образования в Молдове. И хотя я имел отношение лишь к одному вузу, общение со студентами и выпускниками разных университетов позволяет говорить, что в общем и целом ситуация везде схожая.

Понимание часто не требуется

Основная проблема не только юридического, но и, пожалуй, вообще всего образования в Молдове — это то, что в его основе лежит банальная зубрежка. Написал конспект, надиктованный преподавателем, зазубрил его, и по многим предметам оценка «отлично» тебе гарантирована. Можно окончить вуз, если не отличником, то крепким хорошистом, даже если за время учебы у тебя так и не сформировалось четкое представление о многих базовых юридических понятиях и институтах. Потому что значительная часть учебного процесса построена на схеме «зазубрил-сдал-забыл». Понимание часто не требуется. Достаточно просто воспроизвести текст по памяти (письменно или устно).

При этом не развиваются основные навыки юристов — умение аргументировать свое мнение и критически мыслить. Мой личный опыт позволяет говорить, что большинство студентов зачастую совершенно не готовы к нестандартным вопросам, они не могут анализировать юридические (и вообще любые) тексты. Да, в значительной мере это вина общеобразовательной школы, которая не развивает такие навыки у учеников. Но и в вузах не особо стремятся эти способности развивать.

Например, в школах права США почти все обучение построено на так называемом «методе Сократа», который основан на постоянном диалоге преподавателя со студентами. На лекциях по базовым предметам вы редко увидите банальную начитку материала (да и зачем, если можно это все самостоятельно прочитать в учебнике). Студенты приходят на занятия, предварительно самостоятельно изучив тему. А на занятиях они попадают под перекрестный огонь вопросов профессора. И вопросы все построены так, что крайне сложно дать на них простой и односложный ответ. Что бы вы ни сказали, у преподавателя найдется новый вопрос, который поставит под сомнение ваш предыдущий ответ. Так у студентов вырабатывается навык аргументированной полемики, умение критически осмысливать изучаемый материал. А конспект они и сами смогут подготовить в библиотеке или дома.

Редкие преподаватели в Молдове решают со своими студентами практические задачки

Беда многих молдавских студентов — неспособность применять полученные знания в практических ситуациях. Конечно, никто не говорит о том, что студенты по окончании университета должны сразу решать сложные юридические проблемы (это приходит только с реальным опытом работы). Речь идет о том, чтобы уметь применять на практике базовые знания, которые они получают в университете.

Обучение во многих юридических вузах Англии, США и Германии построено на решении практических задач. Студенты рассматривают конкретные ситуации, учатся правильно распознавать проблемы, которые они должны решить, определять нормы закона, которые относятся к данному случаю, и затем применять эти нормы в четко определенных обстоятельствах. Так развивается ключевой профессиональный навык — умение четко определить, какую юридическую проблему предстоит решить и сделать это с использованием конкретных норм закона.

Редкие преподаватели в Молдове решают со своими студентами практические задачки. Четко же определенной и последовательной методики, как это делать, и вовсе нет. Да и самим преподавателям намного проще зачитывать годами не меняющийся материал, чем играть со студентами в профессиональные игры (из которых не факт, что сам преподаватель выйдет достойно).

Тут стоит упомянуть, что большая часть студентов в тех же США участвуют в разнообразных игровых судебных процессах. Им дают дело, в котором условия заданы таким образом, чтобы не было однозначного решения. Студентам выпадает либо роль истца, либо ответчика (или прокурора, или адвоката, если дело уголовное). Затем они готовятся и выступают в игровом суде. Цель — развивать практические навыки юридического мышления, аргументирования, выступления перед судом и т.д.

В Молдове лишь недавно стали организовывать подобные игровые процессы. И участие в них чаще всего добровольное. Отмечу также, что с недавних пор именно подобную форму обучения стали внедрять как основную в Национальном институте юстиции, в котором готовят судей и прокуроров.

Никакого пересказа зазубренного текста

Написание рефератов — одно из любимых заданий многих молдавских преподавателей. Чаще всего это сводится к банальному скачиванию из Интернета уже готового материала (порой, далеко не лучшего качества). Вопрос — что развивают такие рефераты, кроме навыков плагиата, — остается риторическим.

Опять же, обратимся к практике европейских и американских вузов. Вместо рефератов там студентам задают эссе. Его темой может стать, например, какая-то цитата из решения суда или из текста какого-то автора. Эту цитату (высказывание) студенту предлагают критически проанализировать. При этом просто личное мнение студента мало кому интересно. Оно в обязательно должно подкрепляться ссылками на законы, на практику судов, на авторитетные мнения из научных работ. Цель таких эссе — развитие умения составлять аргументированные документы, выстраивать доводы, основанные на доказательствах, а не просто на голословных утверждениях.

И большинство экзаменационных вопросов там тоже построены таким же образом — либо практические задачи, либо эссе. Никакого письменного или устного пересказа зазубренного текста (как это чаще всего происходит у нас).

При этом даже выпускники сильных западных университетов редко выходят из их стен готовыми специалистами, которые сходу могут решать сложные практические задачи (да, на Западе тоже постоянно упрекают университеты в том, что учеба оторвана от реальности). Но при этом их выпускники обладают важнейшим профессиональным навыком — умением мыслить как юрист.

Посмотрите фильм «Бумажная погоня»

Есть расхожее представление о жизни студентов: она полна веселья, развлечений и вечеринок. Существует оно не только у нас, но и в тех странах, где с образованием все в порядке. В конечном счете молодость на то и дана, чтобы получать удовольствие от жизни, не обремененной серьезными обязательствами (многие голливудские фильмы про веселую студенческую жизнь работают лишь на укрепление подобных представлений).

Вот только у нас идея непрерывного веселья и общей расслабленности доведена чуть ли не до абсолюта. Конечно, если спросить самих студентов, они обязательно расскажут о том, как сильно их загружают в университете, как мало свободного времени остается после учебы и т.д. и т.п. Реальность же такова, что, даже не очень сильно напрягаясь (по сравнению с действительно хорошими мировыми вузами), можно совершенно честно получить диплом о высшем образовании.

Посмотрите фильм «Бумажная погоня» (Paper Chase) о том, что значит быть студентом права в Университете Гарварда, о том, как приходится к каждому занятию читать и анализировать сотни страниц текста, и как учеба может приводить к самым настоящим нервным срывам (не потому что студенты попадаются малахольные, а потому что нагрузка на них запредельная).

Посмотрев этот фильм, вы поймете, что молдавские университеты чем-то напоминают курорты. Если же вам все-таки кажется, что нагрузка на студентов у нас слишком велика, то, возможно, стоит сократить программы и убрать из них множество не самых важных предметов, которые в любом случае изучаются крайне поверхностно и пользы приносят очень мало.

«Ну, вы и сами понимаете, как у нас все устроено»

Можно еще много говорить о квалификации наших преподавателей, об общей плачевной ситуации с образованием в стране. Проблем очень много. Но в заключении остановлюсь лишь на одной — профессиональной честности и добросовестности студентов и преподавателей.

Тут можно, конечно, упомянуть о взятках за зачеты и экзамены (о том, к чему это приучает будущих юристов, даже говорить не нужно). Но речь далеко не только об этом.

Взять, например, плагиат. Почему-то отношение к нему у нас очень снисходительное, хотя в уважающих себя западных вузах студенты за это реально рискуют быть исключенными. Кстати, списывание — это, по сути, та же проблема.

Но профессиональная добросовестность — это еще и воспитание студентов в духе того, как должна быть устроена система юстиции, а не просто рассказывать им некие отвлеченные теории, а затем добавлять — «ну, вы и сами понимаете, как у нас все устроено». Или еще хуже: «когда начнете работать, придется забыть то, чему вас сейчас учат, и узнать, как все реально устроено». Такие фразы из уст преподавателей можно услышать достаточно часто. Возможно, этим преподаватели пытаются завоевать симпатии студентов. Но так они укрепляют ощущение будущих юристов, что система полностью прогнила, и все, что им надо будет сделать, это подстроиться под обстоятельства.

В завершении хочу сказать, что учеба в вузе должна быть сложной и честной. А учить должны правильным вещам, навыкам и отношению к делу и к профессии. Тогда, возможно, в моменты сомнений в голове очередного прокурора или судьи нет-нет да и промелькнет мысль: разве ради этого я прилагал столько усилий, чтобы теперь пойти на компромисс с совестью? И чем чаще такая мысль будет у них возникать, тем больше шансов, что нам удастся что-то изменить в системе юстиции.

Алексей Герцеску, адвокат

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.