Среда 7 декабря 2016
$ 20.2098 21.7013

Banca de Economii подошел к концу

Нацбанк ввел в Banca de Economii (BEM) специальное управление. С помощью этой меры регулятор рассчитывает исправить финансовое положение в банке, о серьезных проблемах которого давно говорят участники рынка и эксперты. Собеседники NM отмечают, что финансовое оздоровление банка может потребовать гигантских вливаний.

О том, что в пятницу вечером, 28 ноября, Нацбанк ввел в BEM специальное управление, NM рассказали три источника на финансовом рынке: собеседник, близкий к Нацбанку, информированный банкир и аналитик, участвовавший в изучении ситуации в BEM. Решение принято на основании ст.37закона «О финансовых учреждениях», которая предусматривает как меры по исправлению финансового положения банка, так и его ликвидацию. 

Специальным управляющим, по данным NM, назначен глава управления особого и дистанционного надзора Нацбанка Ион Ропот. Он является ликвидатором BC Universalbank S. A., лицензию которого Нацбанк отозвал в начале 2012 года, а также Investprivatbank, который обанкротился в 2009 году.

Получить комментарий представителей BEM не удалось. Глава отдела маркетинга банка Роман Кожухарь в пятницу на звонки NM не отвечал. Направленный в начале недели запрос NM по поводу показателей банка он также оставил без ответа. Председатель админсовета BEM Илан Шор, которому NM звонил на мобильный телефон, трубку не снял. Не ответили на звонки NM глава Нацбанка Дорин Дрэгуцану и его заместитель Эмма Тэбырцэ.

newsmaker.md/rus/novosti/sekretnye-milliardy-dlya-moldavskih-bankov-4705

Источник NM, знакомый с ходом принятия решения, рассказал, что оно было принято из-за плохого финансового положения Banca de Economii и «в связи с очень низким уровнем ликвидности». «На конец рабочего дня в пятницу ликвидность в трех банках, в число которых входит и BEM, составила порядка 70 млн леев»,— сказал он, отказавшись назвать два других банка.

Собеседник уточнил, что решение о том, по какому сценарию будет действовать назначенный Нацбанком специальный управляющий, пока не принято. «Есть два варианта: финансовое оздоровление либо ликвидация банка. В первом случае речь идет о необходимости вливания очень больших сумм. Если два месяца назад речь шла о 9 млрд леев, то сейчас нужно 14–15 млрд леев (почти половина бюджета Молдовы на 2014 год.— NM)»,— сказал источник, пояснив, что таких денег у государства нет. 

Еще один вариант, прописанный в законе «О финансовых учреждениях», предусматривает реорганизацию BEM путем объединения с другим банком или его продажу.

Согласно законодательству, специальное управление вводится на срок до девяти месяцев и может быть продлено только единожды раз на период, не превышающий три месяца. Объявление о введении специального управления в семидневный срок публикуется Нацбанком в «Официальном мониторе».

Эксперты рынка, согласившиеся говорить на условиях анонимности, разъяснили NM, что после введения специального управления «банк не имеет права привлекать депозиты и выдавать кредиты». В его компетенции остается лишь исполнение обязательств. 

Согласно данным Нацбанка, объем обязательств Banca de Economii на конец октября 2014 года достигал 10,7 млрд леев, из которых 9,5 млрд леев — депозиты. Существенная часть депозитов приходится на физических лиц — 43%, или 4 млрд леев. По закону в случае принятия решения о ликвидации банка и назначения управляющего процессом несостоятельности максимальная выплачиваемая депоненту сумма составляет 6 тыс. леев вне зависимости от количества, размера или валюты депозитов, размещенных в банке. В ЕС, для сравнения, этот показатель равен €100 тыс. В фонде гарантирования депозитов Молдовы сейчас находится 225 млн леев.

newsmaker.md/rus/novosti/vladimira-filata-zasypali-millionami-1624

Banca de Economii в последнее время активно выдавал кредиты. С начала года общий портфель кредитов вырос более чем вдвое: с 1,476 млрд леев на начало года до 3,722 млрд леев на конец октября 2014 года. При этом в прошлом году банк практически не выдавал кредитов и их уровень варьировался в пределах 1,4–1,7 млрд леев.

На конец сентября нынешнего года у банка как минимум два показателя не соответствовали нормативам Нацбанка. Общая сумма «крупных подверженностей/СНК» составила 5,71, что больше установленного норматива ≤5. Объем же «подверженностей перед аффилированными лицами/Капитал первого уровня» в три раза превысил норматив — у BEM этот показатель равен 66% при нормативе до 20%. Речь может идти о кредитах, выданных лицам, аффилированным с банком.

На запрос NM о том, применялись ли в отношении BEM санкции за нарушение нормативов, в Нацбанке ответили, что, в соответствии со ст. 36 закона «О Национальном банке Молдовы», эта информация может быть раскрыта «только при наличии согласия лица, к которому относится эта информация». Раскрыть аффилированных с BEM лиц в Нацбанке также отказались, сославшись на банковскую тайну.

newsmaker.md/rus/novosti/moldavskie-banki-raskryli-svoih-aktsionerov-3292

Ранее председатель админсовета BEM Илан Шор говорил, что является «крупным историческим клиентом BEM» и двух других банков. СМИ неоднократно писали, что бизнесмен также контролирует Banca Sociala, Unibank и Banca de Economii. Господин Шор это всегда опровергал.

Еще один показатель банка, который вызывал обеспокоенность не только правительства РМ, но и чиновников ЕС,— это депозиты BEM в иностранных банках. На конец октября 2014 года объем «средств, причитающихся всем молдавским банкам с иностранных банков», в случае с BEM составлял 4 млрд леев — почти треть активов банка (всего на конец октября активы достигли 11,708 млрд леев). Источники NM на рынке говорили, что средства лежат в основном в российских банках. 

BEM является активным участником на межбанковском рынке. Если проанализировать статистику Нацбанка, то сумма, причитающаяся с отечественных банков, на конец октября составила 1,886 млрд леев. Источники NM на банковском рынке неоднократно отмечали, что наиболее тесно BEM сотрудничает на межбанковском рынке с Banca Sociala и Unibank. На конец октября прибыль BEM составила лишь 1,444 млн леев.

Ранее источники NM сообщили, что правительство изыскало средства для оказания помощи банкам в случае кризиса и называли цифру 9,2–9,5 млрд леев. Распределять деньги кабмин поручил Нацбанку. Регулятор эту информацию не подтверждал.

Инна Кывыржик