Воскресенье 20 августа 2017
$ 17.8435 20.8733

Дмитрий Волошин: «Мы около десяти лет жили, что называется, на фасоли: все, что зарабатывали, вкладывали в расширение»

  • Основатель компании Simpals Дмитрий Волошин
    Фото: Максим Андреев, NewsMaker
    Основатель компании Simpals Дмитрий Волошин

В Молдове, как и во многих странах с переходной экономикой, бизнесу никогда не жилось легко. На смену лихим 90-м и бритоголовым парням в малиновых пиджаках, «крышевавшим» все, что можно, пришли тучные «нулевые» и алчные чиновники в Brioni. Несмотря ни на что, в республике были и есть те, кто создает рабочие места и реальные продукты. NM начинает серию интервью с теми, кто однажды рискнул начать в Молдове свой бизнес и не собирается останавливаться. Первое интервью — с основателем компании Simpals ДМИТРИЕМ ВОЛОШИНЫМ.

«Мне всегда хотелось сделать какой-нибудь пи***тый проект или пи***тый продукт»

— С чего ты начинал в 90-е? Как стал бизнесменом?
— Я не люблю слово «бизнесмен». Я им не родился. Я на него не учился. И в 90-е бизнесом не занимался. На самом деле, у меня и в мыслях никогда не было заниматься бизнесом. Как оказалось, в 90-е я только создавал базу, которая в дальнейшем и стала приносить мне деньги.

— А что было в мыслях? 
— Мне всегда хотелось сделать что-то такое, что станет для людей полезным, нужным. Например, какой-нибудь пи***тый проект или пи***тый продукт. А началось все с того, что я в 96-м году стал изучать компьютерную графику и делать ролики. Но это сложно назвать бизнесом, это был мой хлеб. Как, например, люди снимают свадьбы, зарабатывают себе на жизнь — назвать это бизнесом язык не поворачивается. Вот и я так же: ходил, искал предложения, находил заказы, делал ролики за $200-300, чтобы просто жить.

А потом я узнал, что существует такое технологическое явление, как интернет. Начал изучать, что это такое, что такое сайты. Провел себе подключение, благо на тот момент уже был Relsoft — в то время единственный провайдер в Кишиневе. Денег, естественно, не хватало, поэтому приходилось зарабатывать на чем-то еще. И я продавал комплектующие для компьютеров. Продавал через доску объявлений «Птичка», принадлежавшую тому же Relsoft. Она была жутко неудобная, но при этом у нее было преимущество — она была единственной. И вот тогда я задался вопросом: «Почему не сделать свою доску объявлений?» Так появился первый прототип «девяток» (999.md) — сайт gsm.md. Тогда самой популярной темой у всех была мобилки. Еще бы, они тогда только стали появляться. Поэтому я решил сделать сайт про мобильные телефоны, где можно было почитать новости от мобильных операторов. А там уже появился свой форум и доска объявлений (от которой, правда, уже ничего не осталось). Сайт стал популярным. Мы поняли, что можно делать сайты, куда будут приходить люди. Но как на этом зарабатывать деньги, мы не понимали. Было простое желание делать интересные продукты, которыми будут пользоваться. Позже форум с gsm.md вырос в отдельный проект — Forum.md, а доска объявлений в 1999 году выросла в 999.md. Название у них отчасти с этим и связано. Но версий много (смеется).

— Какая версия настоящая?
— Раньше была такая справка по телефону: набираешь 999, говоришь номер телефона — и тебе дают адрес. Так вот, на кишиневском птичьем рынке продавался диск с этой базой данных, назывался он «999». То есть даже звонить никуда не надо — вся база на диске. И мы подумали с другом, зачем этот диск? Зачем куда-то ходить, что-то покупать? Просто возьмем эту базу данных, разместим в интернете, назовем сайт 999.md, а люди будут пользоваться. Удобно же! Клево! Запустили. А через неделю нам объяснили, что это вообще-то незаконно. И «Молдтелекому» (компании, которой и принадлежит эта база данных) наша деятельность не понравилась. Еще бы. Но на тот момент мы не осознавали, что это плохо.

— И вы сайт закрыли?
— Сайт закрыли. Но домен остался. Тогда мы решили сделать на этом домене доску объявлений — не тематическую, а общую. Люди могли продавать и покупать друг у друга все, что угодно. И дело пошло. Правда, первые деньги мы получили только лишь спустя несколько лет — где-то в 2002 году.

— Расскажи о команде, которая работала над 999.md. Сколько вас было?
— Фактически нас было двое: друг-одногруппник, который программировал, и я, который рисовал дизайн. На коленке собрали и запустили как попало. Кстати, большой привет Сергею Лобастову, который поверил тогда в нас и в нашу идею и выделил нам сервер в Riscom — у нас просто не было денег. $100 за сервер — это были для нас непомерные деньги! Мы продолжали заниматься продажей комплектующих. Я по-прежнему делал ролики, даже несколько клипов сделал. Потихонечку двигались, но денег все равно не было.

— Со стороны Riscom это была благотворительность? 
— Да. Но не будь тогда Сергея, не знаю, куда бы мы сейчас вырулили.

— Получается, вас тогда было два-три человека тех, кто всем этим занимался? 
— Да. И все делали или же старались делать своими силами. Никто не помогал, кредит не брали, в долг — тоже. Но даже если бы на тот момент и появились какие-либо инвестиции, вряд ли бы я ими правильно распорядился. Если бы мне тогда дали $5 тыс., я не знал бы, что с ними делать. Я бы смог купить крутые сервера, нанять программистов, но вернуть эти деньги в тех условиях я бы не смог.

«Если меня туда сейчас с моими 40-летними мозгами кинуть, не знаю, ввязался бы я в эту заварушку заново»

— В каком году бизнес стал приносить прибыль?
— В 2001-м. До этого мы, наверное, года четыре работали на голом энтузиазме. В 2002 году мы с моим партнером Александром Ковалевым зарегистрировали компанию Simpals. Продолжали делать ролики, но уже профессионально. Студия выросла до пяти человек, которые занимались 3D-графикой. Деньги, которые мы зарабатывали на производстве видеорекламы, вкладывали в IT-департамент, который стал развиваться. И это происходило в основном из-за того, что там появились толковые специалисты, например Роман Штирбу — мой зам и нынешний партнер, директор отдела интернет-разработок. Кстати, Роман сыграл ключевую роль в развитии компании, но на тот момент я этого еще не знал.

— А 3D-анимация какие деньги приносила?
— Небольшие, около $2-3 тыс. в месяц. Этого хватало только штаны поддерживать. Мы около десяти лет жили, что называется, на фасоли: все, что зарабатывали, вкладывали в расширение. Это только последние три-четыре года у нас появились деньги на попутешествовать, на какие-то бирюльки, а десять лет речи об этом не шло — просто выживание.

newsmaker.md/rus/novosti/nikolay-chernyy-ya-govoryu-otkryto-poka-ne-dash-otkat-ot-subsidiy-nichego-ne-dadut-6133

 

— Если сравнить комфорт для бизнеса в 90-е и сейчас. Когда было легче? 
— Мне сложно сказать, потому что я в 90-х годах был другой. Если меня туда сейчас с моими 40-летними мозгами кинуть, не знаю, ввязался бы я в эту заварушку заново.

— То есть тогда это была больше авантюра?
— Конечно. Мы были молодые, горячие, мир казался другим.

— А как тогда строилась работа? Как вы с партнером делили обязанности? 
— Когда мы только стартовали, мы с партнером разделили обязанности, потому что я не знал и не хотел знать, что такое отношения с государством, бухгалтерия и налоги. Меня все это не интересовало. Я хотел и хочу заниматься только созданием продуктов. Крутых продуктов. На что он мне ответил, что возьмет это все на себя.

Ты не поверишь, но я до сих пор не знаю, что такое НДС, откуда он берется и тем более куда тратится. Я ни фига не понимаю в финансах на уровне бухгалтерии. Не знаю и, наверное, не хочу знать, куда девочки из бухгалтерии бегают и носят какие-то фактуры. Я считаю, что бизнесмену не обязательно в этом разбираться. Деньги зарабатываются не этим. Если у тебя есть крутая идея, ты можешь продавать ее людям. Все остальное — механизм. Отдай это специальному человеку, и пусть он этим занимается.

— Что было дальше?
— В 2001 году мы получили свои первые деньги за интернет — Orange разместил у нас годовой контракт: маленький баннерочек за $20 в месяц. Мы жутко радовались. Такой праздник закатили! А потом поняли, что это похоже на бизнес и что на этом можно зарабатывать. Потихонечку стали подтягиваться клиенты, рекламодатели. И в какой-то момент, кажется в 2005 году, мы поняли, что денег от интернета в бюджете больше, чем от рекламы. К тому времени мы с моим партнером уже расстались. Он не выдержал этой нагрузки. Мы очень много работали — по 10-12 часов в сутки, без праздников и выходных, а иногда и по ночам. Я понимаю, что это тяжело. Плюс и характер у меня не из самых покладистых. И в 2003 году он сказал: «Я пас». Мы мирно разошлись, и я стал все это тащить сам. В тот момент мне очень помогла моя супруга, которая взяла на себя финансово-бухгалтерскую нагрузку.

— Кто был для вас тогда главным конкурентом? Насколько я знаю, Simpals забрался на поляну «Маклера» и долгие годы старался раскручивать свою площадку объявлений, при этом ничего за это не получая, а буквально отгрызая потенциальных клиентов у «Маклера». 
— У нас никогда не было цели обогнать «Маклер». У нас была другая цель — сделать пиз**тый продукт.

— Если не ошибаюсь, по недавним исследовательским оценкам, ваша доля рынка — около 60%. 
— Да, это так, если взять все порталы.

— А кто основные конкуренты, ведь 60% — это очень большая доля?
— В Молдове на данный момент конкурентов нет. Возможно, это изменится. Но сейчас основную конкуренцию представляют зарубежные сайты, такие как Одноклассники.ru и Mail.ru.

— Но, наверное, не всегда дела шли так успешно? Были же какие-то провалы.
— У нас были проблемы. В какой-то момент нам пришлось менять модель зарабатывания денег. В один момент Orange, который нам протянул руку, когда она была нужна, также неожиданно ее отдернул: в кризис 2008 года вдвое снизил рекламный бюджет. И тогда мы поняли, что если ничего не изменим, то посыплемся. И тогда на «девятках» появилась другая модель: объявление публикуется бесплатно, но если пользователь хочет размещать его чаще, чем один раз в сутки, это стоит денег — 1 лей. Эта модель и сделала нашу компанию успешной.

«Мы делаем эти мультфильмы для того, чтобы мир узнал о Молдове»

— Во сколько сегодня оценивается молдавский интернет-рынок? 
— Около €3 млн.

— Какую главную трудность ты видишь на сегодня для онлайн-рынка?
— Да нет никаких проблем на этом рынке. Он развивается, растет, появляются новые проекты. Сюда трудно пробиться, поскольку все основные ниши заняты.

— Кстати, про новости. Есть недовольства тем, что ваш Point.md «копипастит» чужие новости и тем самым не дает развиваться другим ресурсам. 
— Я больше скажу — это наша бизнес-модель. Но мы не воруем новости. У нас со всеми ресурсами, у которых мы их берем, есть контракты. Потому что Point.md — это не новостное агентство, а агрегатор новостей. Мы договариваемся с сайтом, берем его новость, размещаем ее у нас и даем ссылку на него. Благодаря этой модели и оперативности Point.md стал одним из самых популярных информационных ресурсов в стране.

— Вернемся к теме короткометражных мультфильмов. У вас есть известный «Цыган», мультфильмы про Смерть. Как вы это рассматриваете с точки зрения бизнеса, ведь это очень затратно, большой штат специалистов? Где здесь коммерция?
— Это может показаться глупостью, потому что деньги, которые зарабатываю, трачу на производство мультиков. У нас один пятиминутный мультик стоит €200 тыс., и мы его делаем год-полтора. Это охренительно дорого, очень долго и мегапи**ато. Но коммерчески не обосновано ничем: мы на этом не зарабатываем ни-че-го. Мы делаем эти мультфильмы для того, чтобы мир узнал о Молдове, для того, чтобы узнали о нашей студии, чтобы люди познакомились с нашими персонажами и влюбились в них. И, возможно, появятся продюсеры, которые дадут нам деньги, и мы сможем сделать полнометражный фильм, который, в свою очередь, уже будет бизнесом.

— Значит, сейчас фактически вы работаете на свое портфолио в надежде, что какие-то мировые продюсерские компании подпишут с вами контракт? И как вы себя продвигаете?
— Сейчас это уже легко. Например, у Dji. Death Sails за несколько дней полмиллиона просмотров. Уже и продюсеры из Москвы звонят, говорят: «Приезжайте. Поговорим. Пообщаемся».

— Значит, ты видишь перспективу?
— Если ты имеешь в виду перспективу в виде денег, то нет. Есть много других проектов, в которые стоило бы вкладывать деньги, чтобы заработать. И это точно не мультфильмы. Это ведь не самый крутой бизнес в мире, и много студий разоряется. Просто нам это очень нравится — делать мультики.

— Для души?
— Да, с надеждой, что когда-то эти деньги вернутся. Да и людям приятно: в Молдове никто не может себе позволить это делать. Я не верю, что найдутся меценаты, которые будут по €200 тыс. платить за мультфильм. Если бы у меня не было других проектов, не было бы «девяток», я не смог бы позволить себе этим заниматься.

— Если удача улыбнется и какая-то мировая студия заключит с вами контракт, о каких суммах может идти речь? 
— На нашем уровне на полнометражном фильме можно заработать несколько миллионов. На высоких уровнях зарабатывают десятки миллионов. Мы сейчас работаем над историей для полнометражного мультфильма «Цыган», под которого мы будем искать продюсера. Это проект всей жизни, и я буду за него биться. Ну должна же Молдова хоть что-то сделать не ради денег, а просто красиво, круто. Мне сейчас звонят из Москвы и говорят: «Ребята, вы делаете мультфильмы такого уровня, который никто в СНГ не показывает».

— Это говорит о том, что специалисты есть, технические ресурсы тоже есть?
— Да. Но у нас очень мало людей. Если в ближайшее время приступим к производству полнометражного мультфильма, то ресурсов точно не хватит, придется прибегать к помощи зарубежных студий.

Для того, чтобы увеличить штат, мы открыли при студии школу. Назвали ее «Школа Монстров», и там ребята обучают подрастающее поколение аниматоров.

— Недостаточно специалистов?
— Да. И никогда не будет достаточно, потому что они уезжают.

— А сколько человек работает сейчас в вашей компании?
— Где-то 110-120 человек.

«Для бизнесмена главное не мозг, не умение общаться с людьми и не образование, а желание добиться своей цели любой ценой»

— Отдельная тема, которая сейчас на слуху,— это твое увлечение марафонами, участие в Ironman. Что вдруг? 
— Для меня это загадка.

— Ну что-то же зацепило?
— Мне прислали ссылку на отчет одного человека, который прошел Ironman. В нем он рассказал, что был толстой плесенью, протирающей штаны в офисе. Рассказал, как потом стал готовиться и стал Ironman. Это был 2012 год.

— Раньше увлекался марафонами?
— Нет. В какой-то момент у меня настал такой период, когда в бизнесе все встало на свои места. И творчески я вроде как реализовался. И мне как-то стало немножко грустно. Я не понимал, что дальше делать. А когда я прочел эту статью, у меня как будто что-то открылось сверху и зазвучала музыка! Блин! Я хочу этим заниматься! Для меня это был challenge! Как человек может такое сделать?! Ну, а марафон — это подготовительный этап. Нужно было еще проехать на велике, переплыть Босфор.

— Ты до этого не увлекался спортом? Не было опыта в легкой атлетике?
— Ничего не было! Обычный человек. И в школе на физкультуре я был самым слабым, и бит был не раз. Увалень, одним словом. Но зато характер у меня, в отличие от мягкого тела, всегда был твердым — если ставлю цель, то все, должен добиться. И меня понесло, я стал готовиться к Ironman.

Вообще, я считаю, что для бизнесмена главное не мозг, не умение общаться с людьми и не образование, а желание добиться своей цели любой ценой. Все остальное — второстепенно.

— Получилось? Добился цели?
— Да, летом 2014 года я прошел этот триатлон и заработал звание Ironman. А в этот Новый год у меня случилась некая переоценка ценностей — того, что со мной происходит, что я делаю и куда я иду.

Сейчас я отдаю себе отчет, что переборщил. Я же иногда по 12 часов занимался спортом. Никого и ничего не видел в тот момент: ни жену, ни детей, ни работу. Только цель впереди. Это неправильно, все нужно в меру.

Я не откажусь от спорта: я буду бегать, плавать, нырять, задерживать дыхание на глубине, лазать в горы, бегать по пустыням. Но все это я буду делать осознанно, не в ущерб семье. Это очень важно — быть между полюсами и не склоняться вправо-влево.

— Вы сравнительно недавно запустили новый проект — Sporter.md. Это произошло, видимо, после того как ты увлекся спортом?
— Когда я начал заниматься спортом, я понял, что любительского спорта в Молдове нет. Вообще нет. У нас никто не бегает, никто не плавает, очень мало людей ходит в фитнес-залы, и то только для того, чтобы похудеть.

Я считаю, что любительский спорт — это не для похудеть, а для того, чтобы сделать себя лучше, добиться каких-то успехов. Например, пробежать полумарафон, марафон, переплыть что-нибудь.

И я понял, что эту тему нужно развивать: поднимать любительский спорт в стране. Вот с этой философией и родился Sporter.md — сайт, который рассказывает, показывает и мотивирует людей заниматься спортом.

— Роль государства ты в этом видишь?
— Государству не до спорта в принципе. Но, несмотря на это, ситуация меняется: мы сейчас организуем уже до десяти мероприятий в год. И государство стало к нам присматриваться. А 26 апреля 2015 года, впервые за последние 29 лет, мы организуем в Кишиневе марафон.

— Вы его проводите совместно с кем-то или своими силами?
— Нет, своими силами мы не можем. Бюджет на организацию марафона переваливает за 1 млн леев. Мы сейчас ищем партнеров, которые хотели бы поучаствовать в таком масштабном мероприятии. И министерство спорта, спасибо ему, наконец-то увидело, что есть компании, которые своими силами продвигают спорт в стране, и решило финансово нам помочь.

— Тебе не кажется, что люди о своем здоровье начинают заботиться тогда, когда у них растет благосостояние? Что в Молдове, например, занятие спортом, посещение спортивных клубов — это пока нечто элитарное? 
— Бедному человеку, конечно же, не до пробежек по утрам — голова занята немного другим. Но я не согласен с тем, что нужно обязательно быть успешным бизнесменом, чтобы заниматься спортом. Если у тебя благополучная семья, средний доход, ты подходишь к 35-летнему рубежу и вдруг понимаешь, что то тут, то там кольнуло, а пить уже надоело — ты потихонечку начинаешь втягиваться. Слава богу, у нас есть и недорогие фитнес-залы: туда можно ходить, заниматься спортом. Миллионером для этого быть не обязательно. А если будет правильная пропаганда, то люди будут заниматься спортом не с 35-ти лет, а с 25-ти.

Правда в то, что бухать будут меньше, я не верю. Я сам все это прошел: и пил, и курил — и не только сигареты, даже грибы пробовал. Излишеств много было. Но чего об этом сейчас вспоминать?! Это был нормальный путь, когда молодой человек хочет все попробовать.

У меня сын растет, и если он в свое время захочет попробовать, я не скажу ему «нет». Пусть пробует. Я даже объясню и, возможно, покажу. Это все надо пройти. Я не вижу в этом проблемы, главное — не застрять.

— Что произошло за 20 лет? Что изменилось в твоем окружении, в бизнесе? 
— Все изменилось. Государство изменилось. Люди изменились. Понятия изменились. Не изменилось главное: для успеха нужно только одно качество — целеустремленность.

Александр Стахурский