Воскресенье 20 августа 2017
$ 17.8591 20.9791

Кишинев и Тирасполь уперлись в границу. Переговорный процесс снова под угрозой

Тирасполь считает планы Кишинева и Киева установить совместный пограничный и таможенный контроль на приднестровском участке границы с Украиной самой большой угрозой для переговорного процесса за последние годы. Об этом заявил по итогам встречи политических представителей сторон глава приднестровского МИДа Виталий Игнатьев. Вице-премьер Георгий Бэлан заявил, что бояться стоит только тем, кто участвует в незаконных и контрабандных схемах или у кого проблемы с законом.

newsmaker.md/rus/novosti/moldova-perehodit-granitsu-sovmestnyy-moldavsko-ukrainskiy-kpp-v-kuchurganah-zarab-29994

Тема установления совместного молдавско-украинского контроля на приднестровском участке границе стала одной из основных на второй в этом году встрече главных переговорщиков сторон, прошедшей 14 марта в Кишиневе. Более того, именно эта тема может стать в ближайшее время наиболее острым конфликтным сюжетом в переговорах.

По крайней мере, такой вывод можно было сделать из заявлений политического представителя Приднестровья в переговорном процессе Виталия Игнатьева. Он сообщил, что приднестровская сторона даже подготовила специальную презентацию о негативных последствиях такого решения, рассчитав ущерб, который якобы понесут приднестровские экономические агенты.

Молдавский переговорщик Георгий Бэлан, правда, по словам Игнатьева, отказался смотреть презентацию и удалился из зала. «Это тоже своего рода позиция и отношение к интересам людей, живущих в Приднестровье», — сказал приднестровский представитель. И добавил, что у Бэлана еще будет возможность познакомиться с расчетами Тирасполя.

Журналистам презентацию показывать не стали. О том, какой вред, по мнению Тирасполя, принесет совместный контроль на границе, Игнатьев рассказал своими словами. Этот шаг, по его словам, противоречит «и духу, и букве переговорного процесса», поскольку полностью игнорирует позицию приднестровской стороны и нарушает ранее достигнутые договоренности.

«Нам говорят, что это улучшит положение жителей и экономических агентов Приднестровья. Но наши расчеты показывают обратное. Только прямой ущерб от нововведений составит около $38 млн», — заявил Игнатьев. Контроль, по его словам, обернется дополнительными проблемами и для приднестровского транспорта, и для свободы перемещения граждан.

Проблемы, уверяет приднестровский представитель, возникнут и для безопасности. На восточной границе, по его словам, возникает новая, никак не регламентированная «линия соприкосновения» силовых структур сторон. В отличие от западной стороны, где функционирует Зона безопасности, на восточной границе «силовики Молдовы и Приднестровья оказываются друг напротив друга, и нет никаких механизмов регулирования возможной эскалации напряженности».

Тирасполь, по словам Игнатьева, будет настаивать на включении этого вопроса в повестку переговоров в формате «5+2». Позиция приднестровской стороны заключается в том, что дополнительные механизмы контроля на этом участке границы не нужны, тем более что там уже работает европейская миссия EUBAM, «отчеты которой показывают отсутствие на этом участке комплексной контрабанды».

Георгий Бэлан, выйдя к журналистам, представил диаметрально противоположную версию ситуации вокруг совместных молдавско-украинских постов. Новый механизм, по его словам, положит конец контрабанде, а законопослушным жителям и экономическим агентам Приднестровья даст одни преимущества. «Бояться стоит только тем, кто нарушает закон или участвует в незаконных схемах, трафике, контрабанде», — заверил он.

Бэлан сказал, что в 2015 году Кишинев предлагал Тирасполю механизм совместного контроля на восточной границе — на территории Приднестровья. Приднестровская сторона, по его словам, на инициативу не откликнулась. Не отреагировали в Тирасполе и на предложение Кишинева включить приднестровских представителей в состав молдавской делегации, которая вела переговоры с Украиной о совместном контроле уже на украинской территории.

Заявления о проблемах, которые могут возникнуть у жителей Приднестровья после введения новой системы, а тем более цифры финансовых убытков, по словам Бэлана, — это «спекуляция  и ложь представителей Тирасполя».

«Жители Приднестровья свободно передвигаются через административную границу, где расположены внутренние молдавские посты. Они свободно перемещаются через аэропорт Кишинева. Никаких дополнительных проблем для жителей Приднестровья не будет. Нововведения направлены не против экономических агентов и населения, а против серых схем и контрабанды», — заверил вице-премьер.

Бэлан также заявил, что Кишинев не видит оснований выносить этот вопрос на обсуждение в формате «5+2». Во-первых, сказал он, это вопрос двусторонних отношений Молдовы и Украины. А во-вторых, «в формате „5+2“ надо обсуждать конкретные вопросы: статус приднестровского региона, распределение полномочий и проблемы, с которыми сталкивается население обоих берегов Днестра».

Еще одним вопросом, по которому стороны высказали диаметрально противоположные позиции, стала проблема уголовных дел, заведенных в Кишиневе в отношении приднестровских чиновников. Главные разночтения, как это часто бывает, возникли вокруг формулировок.

Виталий Игнатьев сказал, что молдавский партнер по переговорам «удивил» его, заявив, что не видит политически мотивированных дел в отношении представителей Приднестровья. Игнатьев отметил, что проблема обсуждается не первый год, стороны не раз договаривались обменяться списками таких дел, а вопрос был внесен в Берлинский протокол, подписанный в июне прошлого года.

Георгий Бэлан подтвердил, что не видит политической составляющей в делах, заведенных на представителей Приднестровья. Такой формулировки, по его словам, нет ни в одном документе переговорного процесса, и в каждом из таких дел надо разбираться отдельно.

Впрочем молдавский переговорщик оговорился, что есть опыт других стран с замороженными или территориальными конфликтами, где "вводился мораторий или заморозка уголовных дел по определенному числу людей. Однако такой шаг, по его словам, требует соблюдения некоторых условий, а принимать такое решение может только парламент.

Евгений Шоларь