Понедельник 27 февраля 2017
$ 19.999 21.165

Миллионы в землю. Как итальянский бизнесмен построил успешный бизнес в Приднестровье

Итальянец Роберто Гуардигли девять лет назад переехал в Приднестровье и начал там свой бизнес. Он арендует почти 55% сельхозземель в Дубоссарском районе (более 9 тыс. га), на которых выращивает пшеницу, подсолнечник, лен, ячмень и кукурузу. Корреспондент NM НИКОЛАЙ ПАХОЛЬНИЦКИЙ выяснял, почему предприниматель в 50 лет решил уехать из родной Италии, и как ему удалось построить успешный бизнес в непризнанной республике.

Роберто Гуардигли называет это место «гаражом». Его «гараж» раскинулся на 2,5 гектарах земли и представляет собой комплекс складских помещений, хранилищ для сельхозпродукции и площадок для сельхозтехники. Эта территория — одно из первых приобретений Гуардигли в Приднестровье, которое ему обошлось в $27 тыс.

Направляясь в «гараж» Гуардигли, мы проезжаем через село Красный виноградарь, на окраине которого расположены склады. Центральная улица села — небольшие одно- и двухэтажные дома, построенные много лет назад, скромное здание сельской мэрии, продуктовый магазин с выцветшей вывеской.

«Еще несколько лет назад здесь все было morto-morto (мертвым-мертво — NM)», — рассказывает Гуардигли на смеси итальянского и русского.

1 of 8

Экскурсия по «гаражу» начинается с сельхозтехники: ее немного, но новые современные трактора и сеялки производят впечатление, как и огромные хранилища, внутренний ландшафт которых напоминает горную гряду с холмами из пшеницы, ячменя и льна. На каждом холме установлена табличка с сортом культуры.

«Вот из этой пшеницы делают пасту», — говорит итальянец, останавливаясь возле холма с табличкой «Суперэлита».

Из Италии в Приднестровье

Уроженец итальянского городка Форли Роберто Гуардигли, всю жизнь занимавшийся сельским хозяйством в родной Италии, в 50 лет неожиданно для самого себя сменил место жительства на приднестровские Дубоссары.

Его бизнес в Италии развивался по трем направлениям: выращивание сахарной свеклы, услуги аренды сельхозтехники и грузоперевозки.

«В 2005 году в Евросоюзе решили, что в Италии должна закрыться сахарная промышленность, и завод, куда я сбывал свеклу, закрыли. Так я остался, можно сказать, без работы», — говорит Гуардигли, поясняя, что выращивание сахарной свеклы составляло 80% его бизнеса.

Свеклу он выращивал на 700 га земли. «Я попробовал другие культуры, например, картофель, но это оказалось нерентабельно», — говорит фермер.

Транспортный бизнес, по его словам, тоже стал пробуксовывать, поскольку сильно сбили цены грузоперевозчики из Восточный Европы, которые могли платить водителям гораздо более низкие зарплаты. Поэтому небольшие итальянские транспортные компании стали просто неконкурентоспособны.

О Приднестровье, по словам Гуардигли, ему рассказал партнер по бизнесу Луиджи Валдиночи, у которого есть угодья в Румынии.

«У него была информация, что по другую сторону Прута много земель, которые никто не обрабатывает. Мы вместе проехали по Дубоссарскому району — здесь был бурьян высотой три метра. Место мне понравилось: много земли, надо только убрать этот бурьян», — вспоминает итальянец.

«В интернете писали, что в Приднестровье якобы люди едят детей. Но я не увидел особой разницы с Молдовой или Румынией», — говорит Гуардигли, отвечая на вопрос, не опасался ли он переезжать в непризнанную республику.

Дом в Дубоссарах итальянец купил через восемь месяцев после приезда, до этого жил в местной гостинице. Русский язык осваивал самостоятельно — помогла необходимость общаться на бытовом и деловом уровне.

Пьянству — бой

Совладельцами сельхозбизнеса, которым в Приднестровье управляет Роберто Гуардигли, стали три итальянца: сам Гуардигли (27%), уже упомянутый Луиджи Валдиночи (43%) и Валерио Пичини (30%).

Сначала у них был местный компаньон. Согласно приднестровскому законодательству, пояснил Гуардигли, только граждане ПМР могут взять землю в долговременную аренду — на 99 лет: «Мы договорились, что будем инвестировать в бизнес на паритетных началах, но наш компаньон не выполнил обязательств, и в 2008 мы выкупили его часть».

По словам Гуардигли, когда он начинал бизнес в Приднестровье, в Дубоссарском районе было восемь сельхозхозяйств и все — банкроты. Сейчас, говорит итальянец, кроме него, работает еще несколько крупных фермеров.

Гуардигли с компаньонами арендуют в общей сложности 9,3 тыс. гектаров земли (55% сельхозземель Дубоссарского района). На большей их части выращивают пшеницу и подсолнечник — этими культурами заняты по 3 тыс. гектара. Еще 1,8 тыс. гектаров итальянцы засеяли льном, 1 тыс. — ячменем и 0,5 гектара — кукурузой.

Местных работников итальянцы поначалу набирали с опаской — были наслышаны о пьянстве жителей на постсоветском пространстве. Первый работник, рассказывает Гуардигли, сам пришел устраиваться: «Пришел на базу и говорит, мол, возьми меня на работу. Немного опасался, но взял. Этот Валера — тракторист, он до сих пор у нас работает на том же тракторе».

1 of 5

Сейчас в приднестровском бизнесе итальянцев заняты около 100 работников, из которых больше всего трактористов — 36 и охранников — 17. Средняя зарплата тракториста, по словам Гуардигли, $450.

Главной же проблемой при найме на работу, по его словам, остается пьянство: «Есть большая проблема с алкоголем. Сейчас врач каждое утро осматривает наших работников, и, если человек пил, к работе он не допускается.

Еще одно правило итальянцев, которое они ввели, столкнувшись с местными реалиями — предварительный трудовой контракт на пять-шесть месяцев, который не продлевается, если работник плохо себя зарекомендовал. Гуардигли вспоминает историю с трактористом, который отказывался убираться в кабине своего трактора: «Там была жуткая грязь, кучи мусора. Я попросил убраться, не помогло, и я его уволил. А он подал в суд и выиграл дело. В итоге я заплатил за моральный ущерб».

Но были и другие примеры. «Я приехал на поле и увидел, что два трактора с сеялками работают очень небрежно. Подошел и говорю — нужно ровнее, аккуратнее, а трактористы говорят, что это невозможно. Тогда я сам сел в трактор, сделал круг и показал, что это возможно. И они стали работать лучше», — рассказывает Гуардигли.

Экспорт на Восток и на Запад

На первом этапе инвестиции итальянцев в бизнес в Приднестровье составили около €6 млн, из которых €4 млн — стоимость закупленной в Европе техники и €2 млн — операционные расходы в первый год работы (закупка топлива, выплата зарплат и т.д.). Через пять лет, в 2013 году, итальянцы вложили еще €850 тыс., закупив оросительное оборудование.

Первый же урожай оправдал ожидания, но подвели цены. «В 2008 году мы не получили прибыли, так как за время уборки зерновых цены упали практически вдвое. Когда начинали уборку, цена за тонну пшеницы была $140-145, но стоимость падала буквально каждую неделю. Покупатели подписывали контракты, а потом отказывались забирать зерно по указанной в них цене. В итоге мы все продали по $75-80 за тонну», — вспоминает Гуардигли.

1 of 5

В следующем году, по его словам, компания получила небольшую прибыль, а через год, в 2010, она составила уже $1,5 млн. Впрочем, спустя два года из-за сильной засухи компания понесла убытки — $1,6 млн, на возмещение которых ушло несколько лет. С учетом амортизации оборудования, говорит Гуардигли, окупить инвестиции удалось лишь по итогам 2016 года.

Свою продукцию итальянцы реализуют через молдавский порт Джурджулешты и через украинские порты в Одессе и Рени. Ячмень, пшеница и подсолнечник, выращенные в Приднестровье, обычно направляются в арабские страны или Индию.

«В Одессе есть представители компаний-импортеров из стран, с которыми мы заключаем контракты на поставку», — отвечает Гуардигли на вопрос о том, как они находят рынки сбыта. А вот лен отправляется в другую сторону — на север Европы.

Все под контролем

С приднестровскими контролирующими органами, говорит Роберто Гуардигли, никаких проблем у него нет. Разве что некоторое недопонимание: по словам итальянца, в 2015 году в ходе проверки контролеры выявили, что при передаче техники с баланса фирмы «Форли-Днестр» на баланс другой их фирмы — «Агроидея» (первую итальянцы закрыли, расставшись с местным компаньоном) не был уплачен налог в 4 млн приднестровских рублей (около $360 тыс.). Бизнесмены с этим не согласились, оспорили претензии налоговиков в суде и выиграли дело.

Были у итальянцев некоторые проблемы и с молдавскими контролирующими органами. «В 2011 году молдавская таможня решила, что мы должны платить НДС, хотя по закону это не так: через Молдову, по сути, мы проезжаем транзитом. Таможенники на два месяца арестовали запчасти для нашей техники. Мы тоже опротестовали это в суде и выиграли», — рассказывает Гуардигли.

Впрочем, его больше беспокоит другое: из-за того, что бизнес расположен в Приднестровье, затраты на экспорт продукции возрастают на $6 за тонну. «Мы — уникальны, нам приходится проходить две таможенные процедуры. Сначала надо получить сертификаты качества и фитосанитарные сертификаты в Тирасполе, а потом такие же бумаги оформить в Кишиневе. В итоге наши затраты на $6 выше, чем у других», — сетует итальянец.

Привычка к депрессии

На вопрос, не возникает ли желание вернуться в Италию, Гуардигли отвечает, что такой крупный бизнес, какой он построил в Приднестровье, не бросишь в одночасье: только на закрытие может уйти три-четыре года.

Впрочем, пока итальянец планирует не сворачивать, а наоборот расширять бизнес в непризнанной республике: хочет построить элеватор со складами, чтобы не платить за арендуемый.

Гуардигли уже и помещение подходящее присмотрел. «Землю здесь купить нельзя, но я планирую купить здание», — рассказывает фермер, показывая на полуразрушенное здание в несколько этажей на окраине Дубоссар.

Общая сумма инвестиций, по его подсчетам, составит почти €2,5 млн: «Но можно начать с €400-500 тыс. Просто строительство и сроки будут зависеть от кредитной линии, которую нам смогут предоставить приднестровские банки».

Свои 700 гектаров земли в Италии Роберто Гуардигли тоже не бросил — ими занимается сын. Сейчас, рассказывает Гуардигли, его итальянская компания получила выгодный заказ на поставку электроэнергии, для производства которой используется биогаз, вырабатываемый из кукурузы. За 1 киловатт электроэнергии итальянский аграрий получает €0,28.

В Италии Гуардигли проводит три-четыре дня в месяц, остальное время живет в Приднестровье. Бизнесмен признается, что было довольно сложно привыкнуть к картине, которую каждый день приходится видеть и на левом, и на правом берегу Днестра. И на Украине, куда он ездит по делам.

«У нас все чисто, красиво, дома и памятники ухожены, здесь же все неприбрано, поломано, разрушено, — говорит Гуардигли. — Как будто все в депрессии. Но я уже привык».

Николай Пахольницкий