Вторник 6 декабря 2016
$ 20.2266 21.6394

Молдавские власти будут бороться с коррупцией еще сильнее

  • Изображение
    Фото: gov.md

Следующие четыре года новые-старые молдавские власти намерены усиленно бороться с коррупцией, чтобы не поставить под угрозу евроинтеграцию страны. Между тем на отсутствие зримых результатов в этой борьбе указывают чиновники Евросоюза, который уже выделил Молдове на эти цели немалые деньги. Безуспешность борьбы молдавские силовики объясняют отсутствием политической воли, а власть — плохой работой силовиков и «плохим менталитетом граждан». Эксперты же говорят, что, пока личные интересы молдавской политической элиты будут преобладать над моральными устоями, разрушить коррупционную пирамиду будет очень сложно.

Если власть не устранит «очаги коррупции» в стране, то поставит под угрозу процесс модернизации и возможность евроинтеграции Молдовы, заявил премьер-министр Юрие Лянкэ на открытии национальной конференции «Прогресс и перспективы в борьбе с коррупцией», прошедшей в Кишиневе вчера и приуроченной к Международному дню борьбы с коррупцией. Премьер и вице-председатель либерально-демократической партии также пообещал, что в следующие четыре года проевропейские партии, оставшиеся у власти, направят все силы на борьбу с коррупцией.

Пока же результаты этой борьбы весьма скромные, отмечали все участники конференции. Глава политотдела делегации ЕС в Молдове Вихер Слагтер порекомендовал в этой связи молдавским властям продолжать реформы в системе правосудия, особенно касающиеся отмены неприкосновенности уличенных в коррупции судей, проверки на неподкупность сотрудников силовых структур и повышения эффективности работы Национального центра по борьбе с коррупцией (НЦБК).

Евросоюз, отметим, выделяет Молдове на эти цели большие деньги. Только в прошлом году республика получила от ЕС €60 млн на реформу системы правосудия. Однако ее ходом ЕС остался недоволен: власти РМ не смогли продвинуться вперед в деле борьбы с коррупцией и не провели реформу прокуратуры. Поэтому второй транш из этой суммы был снижен с €15 млн до €13,2 млн.

О слабых успехах Молдовы в деле борьбы с коррупцией говорили и европейские депутаты в день обсуждения и ратификации Соглашения об ассоциации РМ—ЕС (13 ноября этого года). Так, европарламентарий Питер Лундгрен заявил, что у молдавских властей не хватает политической воли для борьбы с коррупцией и продвижения высоких моральных стандартов.

В отсутствии политической воли упрекнул руководство страны и глава НЦБК Виорел Кетрару. Выступая на конференции, он назвал это одной из главных причин слабых результатов антикоррупционной деятельности. Он призвал представителей власти «пересмотреть реакции по защите самих себя, которые обычно сводятся к обвинениям в адрес государственных учреждений и банальным инсинуациям по поводу расправы или исполнения политического заказа».

Реакция на это премьер-министра последовала немедленно. «Это неправда. Это попытка перенести ответственность на других. Я лично, господин директор, пришел к выводу, что уже около года-полутора мы без конца жалуемся на несовершенство законодательной базы, на отсутствие необходимых рычагов или нехватку денег, а в итоге не успеваем завершить некоторые начатые коррупционные дела»,— заявил Юрие Лянкэ.

Между тем господин Кетрару, отвечая на вопрос NM, можно ли его слова об отсутствии политической воли понимать как утверждение, что власть не хочет бороться с коррупцией, сказал: «Да, так». При этом он посетовал, что у НЦБК «отобрали независимость, сделав подконтрольным правительству (в прошлом году парламент принял закон, согласно которому НЦБК был переведен из-под контроля парламента под контроль правительства.— NM)». Господин Кетрару добавил, что на него и на центр оказывается политическое давление, поэтому решения по многим коррупционным делам не были приняты. Кто конкретно оказывает давление, он отказался говорить, но отметил, что если власть не начнет «проявлять волю», то окажется в оппозиции.

В то же время, рассказывая на конференции о работе НЦБК, Виорел Кетрару привел статистику, которая, по его мнению, свидетельствует о том, что результаты антикоррупционной деятельности центра все же есть: за год НЦБК открыл 560 коррупционных дел (на 15% больше, чем в прошлом году), а 267 задержанным по ним уже предъявлено обвинение. «Довести эти дела до посадок» центр не может, отметил господин Кетрару, пояснив, что это уже в компетенции прокуратуры и судов. Он также порекомендовал представителям СМИ следить за громкими коррупционными делами и добиваться от властей ответа, чем эти дела завершаются.

Упрекнул прессу в забывчивости и генпрокурор Корнелиу Гурин, по словам которого лишь одно издание в Молдове не упускает из виду громкие дела. О каком издании идет речь, он не сказал. Если бы так поступали все СМИ, власть была бы более ответственной, уверен генпрокурор. Он также рассказал, что за пять лет количество «коррупционных дел», фигурантами которых являются госчиновники и представители органов правопорядка, выросло в девять раз. В заслугу системе он привел и тот факт, что в этом году впервые в истории Молдовы сразу двое судей (из Криулян и Теленешт) осуждены за взяточничество.

В том, что борьба с коррупцией в Молдове дает результаты, уверена и глава юридической комиссии парламента Раиса Апольски. В пример она привела принятые парламентом антикоррупционные законы, среди которых Закон о проверке на профессиональную неподкупность, Закон о дисциплинарной ответственности судей, поправки в Уголовный кодекс и др. Кроме того, отметила госпожа Апольски, в последнее время хоть изредка, но всплывают громкие имена в связи с коррупционными делами, чего раньше вообще не было. По мнению депутата, основная причина небольших успехов в борьбе с коррупцией в Молдове кроется в «плохом менталитете общества», которое привыкло давать и брать взятки и не собирается от этого отказываться. Госпожа Апольски считает, что нужно время, чтобы менталитет поменялся, тогда и усилия властей дадут более ощутимые результаты.

newsmaker.md/rus/novosti/moldova-opustilas-v-mirovom-reytinge-vospriyatiya-korruptsii-5287

 

Эксперты Transparency International также отмечают, что в молдавском обществе коррупцию воспринимают как само собой разумеющееся явление: среди предпринимателей таких почти 80%, а более 90% считают бессмысленным заявлять о чиновниках-взяточниках, поскольку уверены, что ничего от этого не изменится.

В последнем рейтинге восприятия коррупции, составляемом ежегодно Transparency International, Молдова заняла 103-е место из 175, опустившись за год на одну ступень и поделив место с Боливией, Мексикой и Нигером. При этом Молдова сохранила количество баллов по уровню восприятия коррупции на отметке прошлого года — 35 (в рейтинге страны мира ранжируются по шкале от 0 до 100 баллов, где ноль обозначает самый высокий уровень восприятия коррупции, а 100 — самый низкий).

Как рассказала на конференции исполнительный директор Transparency International в Молдове Лилия Каращук, самыми коррумпированными в Молдове названы судьи, полиция и чиновники. По данным Transparency International, средний размер взятки бизнеса в судебной системе — более 8 тыс. леев, в гражданских делах — 2110 леев. Прокурорам граждане платят больше — в среднем 2774 лея. За семь лет, по данным Transparency International, объем взяток в деловой среде Молдовы вырос почти в два раза, составив в 2014 году 387 млн леев.

В докладе Transparency International отмечается, что население Молдовы за прошедший год не ощутило каких-то улучшений в ситуации с коррупцией, а реализация принятых парламентом антикоррупционных законов, а также реформ в правовой системе задерживаются. «Затягивается реформа прокуратуры. А обвинения в коррупции, выдвинутые в адрес представителей политической элиты, до сих пор не доведены до конца»,— отмечается в докладе организации.

В качестве положительных примеров эксперты Transparency International привели снижение размера взяток в сфере образования, а также частоты и размера взяток на таможне. Кроме того, по словам госпожи Каращук, большинство деловых людей верят, что сближение с ЕС поможет Молдове снизить уровень коррупции. Она предложила властям обратить на это внимание и взять на вооружение европейскую практику — передать оппозиции контроль над Счетной палатой и Центризбиркомом для противовеса правящей коалиции. Генпрокурор Корнелиу Гурин на это заметил, что публичные институты должны быть вне политики, а принцип назначения руководства этих институтов должен основываться только на профессионализме, а не партийной принадлежности.

Эксперты считают, что победить коррупцию в Молдове можно, но сложно. Для этого нужно разрушить основание пирамиды, в виде которой построена система взяточничества в высших эшелонах власти. По словам советника НЦБК от EUHLPAM (миссия ЕС в РМ по оказанию консультативных услуг в области публичных политик) Лонды Эсадж, коррупционная пирамида держится за счет человеческих и финансовых ресурсов, и если исключить из этой формулы сначала первый элемент, «посадив всех взяточников», а потом второй, конфисковав имущество, то «король останется голым». Однако для этого, подчеркнула эксперт, во властных структурах мораль и общественные интересы должны превалировать над личными.

Наталья Мельник