2ºC Кишинёв
Четверг 15 ноября 2018

«Нам сказали, что начнется охота. Так и сказали: охота. И это началось». Репортаж NM о голодовке мунсоветников в Бельцах

В Бельцах проходит беспрецедентная для Молдовы акция протеста. Мунсоветники «Нашей партии» третий день подряд голодают в знак протеста против давления Демпартии. Корреспондент NM Марина Шупак отправилась в Бельцы, чтобы поговорить с участниками акции и узнать, что заставило их пойти на эту крайнюю меру.

«Четыре месяца назад демократы просили меня выйти из фракции»

Корреспондент NM побывала в мэрии Бельц 17 января. Каждого входящего туда встречают образ святого Николая на стене, который считается покровителем северной столицы, и зампредседателя «Нашей партии» Илиан Кашу у двери.

В здании мэрии жизнь шла обычным ходом. Если бы не вывеска «голодовка», развевающаяся из окна третьего этажа здания, то ни за что не догадаться, что там происходит нечто из ряда вон. «Там еще творожок есть, сметана», — доносится из одного из кабинетов мэрии в преддверии обеда. В это же время в другом крыле здания голодающие в знак протеста мунсоветники по настоянию врачей как раз поочередно измеряют давление.

В кабинете № 304 проходит беспрецедентная для Молдовы акция. С 15 января 20 мунсоветников голодают. Решение о голодовке, по их словам, стало ответом на давление силовых структур, которые делают все возможное, чтобы обысками, угрозами и шантажом сорвать местный референдум об отставке мэра Бельц и разделить фракцию «Нашей партии».

newsmaker.md/rus/novosti/protiv-nas-i-nashih-semey-organizovali-terror-v-beltsah-sovetniki-ot-nashey-partii-35588

Матрацы вместо столов, врачи вместо секретарей и очень много бутылок с водой. В центре зала на столе икона и цветы от пришедших поддержать протестующих горожан. Так сегодня выглядит зал заседаний мунсовета Бельц, где проходит голодовка.

Для поддержания боевого духа развешены плакаты «Руки прочь от местной власти», «Голодовка против террора и репрессий». Из здания мэрии мунсоветники не выходят. Связь с внешним миром обеспечивает интернет. Кроме этого, к стене прикреплен большой проектор, где транслируется местный телеканал BTV, лояльный «Нашей партии». Илиан Кашу то и дело подбадривает коллег по партии. «Сейчас позвоним в Совет Европы, запросим, в том числе, встречу с генсеком Ягландом», — объявляет Кашу и тут же звонит. Однако на другом конце провода его просят отправить email.

Каждые полчаса протестующие выходят в коридор, чтобы проветрить помещение. Периодически измеряют давление и уровень сахара в крови. Большую часть остального времени они, по настоянию врачей, проводят лежа, чтобы сохранять силы и спокойствие. Но спокойствие им не удается сохранить: то, как большинство СМИ освещают акцию, возмущает советников.

«Да пусть придут и проведут с нами день! Мы не просим с нами голодать, но пусть убедятся, как все происходит. Это провокация, как люди могут этому верить?», — с жаром говорит зампредседателя «Нашей партии» и мунсоветник Бельц Елена Грицко, как только разговор заходит о скандальном видеоролике о голодовке. На нем несколько молодых человек в капюшонах поднимаются по лестнице с пакетами. В новости, опубликованной на Ziarul National и перепечатанной другими СМИ, говорится, что это сторонники НП тайно проносят еду участникам голодовки. Участники акции читают вслух комментарии в соцсетях «троллей демократов», с возмущением реагируют на комментарии о том, что «просиживают зарплату». «Мунсоветникам платят по 50 леев за заседание, а голодовка проводится как раз в дни, когда заседаний нет», — объясняют они.

Мунсоветник от НП, пенсионерка Нина Рожак сидит в стороне и смотрит в окно. У нее нет смартфона, поэтому в беседе о троллях она участия не принимает. «Четыре месяца назад демократы просили меня выйти из фракции. Я отрезала: мне 65 лет, я всю жизнь прожила с гордо поднятой головой и так буду продолжать», — рассказала она NM.

К участию в голодовке Рожак, по ее словам, привело отчаяние. Она рассказывает, что надеялась на лучшую жизнь в Молдове, но к власти пришли коррупционеры. Потом, вспоминает пенсионерка, она надеялась на Ренато Усатого, но против него возбудили уголовное дело, и он был вынужден покинуть страну. Затем, продолжает женщина, она стала надеяться на Игоря Додона, а он ее предал.

«Я хочу посмотреть [президенту Игорю] Додону в глаза. Я за него голосовала на выборах президента. Мы с ним вместе протестовали в палаточном городке в Кишиневе, он обещал распустить парламент, бороться. И что сейчас?», — задается вопросом народная избранница.

Но сейчас бороться приходится пенсионерке. «Мы — маленькие люди, но Бельцы не допустят, чтобы Плахотнюк захватил город», — утверждает Рожак. Тут же мунсоветница предлагает прочесть стихотворение собственного сочинения, на которое ее вдохновили протесты.

«Мы устали бояться»

Напряженную атмосферу неожиданно разряжает Илиан Кашу. Он заходит в зал с пенсионеркой, пришедшей поддержать протестующих. В зал вообще часто приходят люди со словами поддержки. Некоторые из них — члены НП, другие говорят, что просто пришли выразить солидарность с протестом против произвола властей и приносят воду.

«Я поставила за вас свечку и икону принесла», — говорит пенсионерка, протягивая икону мунсоветнице Светлане Кудряшовой.

Кудряшова в ответ говорит, что идея организовать голодовку — «крик нашей души». «Мы — народные избранники. Нас избрали бельчане, а не какая-то партия. Но то, что творится в последнее время: политические репрессии и возбуждения уголовных дел ни за что — это значит, что быть членом какой-либо партии в Молдове уже преступление», — восклицает Кудряшова.

Мунсоветница рассказала NM, что представители Демпартии давили на нее «через родственников», но раскрывать подробности отказалась. На вопрос NM, не опасается ли она, что давление усилится после голодовки, Кудряшова ответила так: «Мы устали бояться».

Но были среди протестующих и те, кто согласился открыто и подробно рассказать NM о случаях преследования. В описанных ими историях — схожий сценарий: сначала «бывшие коммунисты, а теперь демокарты» предлагают им добровольно или за вознаграждение покинуть фракцию НП, затем угрожают, потом к ним или к их родственником приходят силовики с повесткой.

Адвокат Юлиан Паскарь представляет интересы трех мунсоветниц НП, которым в январе представители НЦБК вручили повестки по делам о нанесении финансового ущерба. Среди них — преподаватель русского языка Светлана Осербаева. «Я — учитель, как я могла нанести финансовый ущерб?», — недоумевает мунсоветница.

Адвокату тоже не удалось найти ответ на этот вопрос. В повестках, врученных местным избранницам, было указано явиться 17 января в НЦБК. Паскарь пришел вместо них, но ему отказались предоставить материалы о возбуждении уголовных дел. «Мы знаем номер дела и что речь идет о превышении каких-то полномочий», — пожимает он плечами, рассказывая протестующим о визите в НЦБК.

«В пятницу вечером мы сидели за праздничным столом. Начинают звонить мужу, искать меня. В выходные были в квартире у бывшей жены мужа, чтобы найти меня. В воскресенье работники НЦБК пришли ко мне в квартиру вручить повестку. Так даже преступников не ищут в выходные, как учителей», — говорит Осербаева.

Ей поддакивает соседка по матрацу мунсоветница Рената Грэдинару, ей тоже «светит» дело о нанесении финансового ущерба. Мунсоветница утверждает, что несколько дней назад ее мужа уволили из частного предприятия, заявив, что это месть за ее отказ покинуть НП.

«Пусть это будет давление на меня, но не на моих родных»

Третья клиентка адвоката Паскаря — мунсоветница Диана Дилион. Она с трудом сдерживает слезы, рассказывая свою историю.

«Я вышла на голодовку, потому что вкладывала в свою работу мунсоветника душу, время. Я считала, что делала все правильно. Помогала горожанам как могла. В пятницу [12 января] в 12.00 мне пришла повестка о том, что на меня открыли дело. Пришли ко мне на работу, я работаю на муниципальном предприятии. Представители НЦБК говорили, что найдут меня и что знают все мои адреса. На мои вопросы за что, они отвечали, что я приду и со мной поговорят», — рассказывает мунсоветница.

По ее словам, коллеги по работе, близкие к Демпартии, оказывали на нее моральное давление. «Было время, когда они [коллеги из Демпартии] говорили, зачем оно [членство в НП] мне нужно, что я сломаю себе жизнь. Но все мои решения были осознанными. И у меня просьба: пусть это будет[давление] на меня, но не на моих родных, потому что все решения — это мои решения. Моя мама даже не знает о том, что происходит. Надеюсь, она не смотрит телевизор», — надеется Дилион.

Но сложить мандат советника — еще не значит избавиться от преследований, предупреждает мунсоветник Николай Григоришин. «Николай Карниец вышел [из мунсовета], но вышел достойно, сказал, что на него оказывают давление, что у него четверо детей, и он адвокат. Но их [демократов] это не устроило. Они просили, чтобы он забрал заявление из ЦИК, чтобы он вернулся в мунсовет и выполнял их указания», — рассказывает Григоришин.

«Супруге Юры Кожокаря угрожают, что ее посадят сроком до пяти лет. Советнику Гула [Владимиру] угрожают делом. Советнику [Михаилу] Шварцу предъявили обвинение по старому делу. [Главе фракции НП в мунсовете Бельц] Игорю Басистому предъявляют контрабанду машин из Приднестровья группой лиц», — хладнокровно перечисляет Григоришин.

Мунсоветник ссылается на свои источники в силовых структурах и утверждает, что до очередного заседания мунсовета пятерых мунсоветников НП арестуют прямо в зале заседаний. «Мы их не отпустим», — обещает Григоришин. Судя по стремительной реакции протестующих «нашистов» на контрпротест перед зданием мэрии, настроены они решительно.

«Только Бельцы на диете»

«Демократы! Они идут сюда, поднимаются», — закричал кто-то из протестующих. Группа мунсоветников побежала в кабинет Усатого посмотреть из окна на площадь. Несколько человек встали у двери. Двое мужчин крепкого телосложения, охраняющие кабинет мэра, заметно напряглись. Корреспондента NM в кабинет мэра они не впустили.

Пока корреспондент NM спускался с третьего этажа на улицу, протест закончился. Важно отметить, что в здании бельцкой мэрии располагается также прокуратура и другие госучреждения. Муниципальные чиновники работают на третьем этаже и для того, чтобы зайти на этаж, нужно нажать на кнопку домофона.

На лестнице мэрии корреспондент NM встретился со съемочной группой Publika TV. «У вас есть ключи?», — спросила NM журналист канала. «Нет, чтобы зайти нужно нажать на кнопку», — ответила корреспондент NM. Съемочная группа звонить не стала и просто сняла закрытую дверь. Позже на сайте канала появился сюжет, в котором говорится, что протестующие мунсоветники отказались открывать дверь. 

В сюжете также показали кадры контрпротеста: около 30 человек держат плакаты «Только Бельцы на диете», «Заканчиваем Дом-2, встаем на весы», «Хватит цирка! Ночью тусовка, а днем голодовка». Кто-то принес весы.

Позже протестующие мунсоветники, разглядывая фотографии с контрпротеста, узнали среди протестовавших сотрудников госучреждений и предположили, что их привели туда насильно.

Но контрпротест — не единственная новость, омрачившая общий настрой. В какой-то момент мунсоветник Игорь Бынзарь сообщил однопартийцам, что его магазин, где продают окна, только что «навестили» сотрудники НЦБК. Об этом ему сообщила жена, которой удалось закрыть магазин, прежде чем туда вошли с обыском. «Мы всегда платили налоги, никогда проблем не было», — говорит ошарашенный мунсоветник.

Его с пониманием слушают остальные. Особенно мунсоветник Сергей Балан, с которым приключилась похожая история. «16 января [сотрудники НЦБК] пришли к моим родителям на рынок, провели обыск, изъяли товар. После этого обыскали дом. Там ничего не нашли. Понятно, что это политический заказ, потому что мама исправно платила все налоги, все было нормально. Почему-то к ней пришли на следующий день после того, как мы объявили голодовку. Она торгует, чтобы прокормить себя, потому что у нее пенсия 550 леев», — говорит Балан.

Он рассказал NM, что незадолго до обысков у матери ему поступали угрозы от бывших коммунистов — нынешних демократов: «Ко мне приходили и говорили: не ходи на совет, заболей, лишь бы не появился и не проголосовал за референдум».

Откровения мунсоветников заставили одну из пенсионерок, пришедших поддержать протестующих, расплакаться. «Как мне вас жалко». С сочувственными комментариями звонят на «горячую линию» голодовки и другие люди. В такие моменты Елена Грицко, чей номер указан как номер «горячей линии», переводит телефон на режим громкой связи. «Я болею онко. Я и за вас болею тоже, дорогие мои. Могла бы, тоже голодала с вами. Держитесь», — доносится из трубки.

Поддерживают голодающих протестующих и родные. Юлия Чмиль пришла увидеться с мужем-мунсоветником и принесла ему теплые вещи. «В этой стране не будет никогда будущего, и наши дети не смогут здесь нормально жить, если мы не будем бороться», — говорит она. Вместе с тем ее супруг Эдуард Чмиль не исключает, что «борьба» может стоит его семье лишения источника дохода.

«Мне пригрозили увольнением из-за того, что я бастую, хотя я пытался документально оформить свое отсутствие на работе в эти дни. С другой стороны, я не знаю, как относиться к тем, кто давит через работу. У меня трое детей. Работа в училище — наш единственный источник дохода. Жена с маленьким ребенком дома сидит. Они нашли мое самое больное место, понимая, что я не смогу оставить семью без средств к существованию. Это делается для того, чтобы я вышел из фракции, чтобы большинство принадлежало Демпартии», — уверен Чмиль.

«Они ответят за запугивания»

В акции голодовки участвует 20 из 23 мунсоветников НП. Остальные не участвуют по состоянию здоровья. Одна из них — преподаватель гражданского воспитания Елена Рыбак, сейчас она в декретном отпуске.

Рыбак пришла навестить коллег. С ее приходом протестующие заметно оживляются. Рыбак — единственная, кто намерен обратиться в правоохранительные органы с жалобой на угрозы представителей Демпартии.

«15 января в восемь вечера мне начали звонить все родственники, испуганные. К моим родителям, родителям моего мужа и тете с дядей начали стучаться представители Центра по борьбе с организованной преступностью. Они искали меня, чтобы предъявить повестку, чтобы я на следующее утро явилась. Мама испугалась, в двери ломились просто страшно. На повестке был номер телефона следователя Андрея Кожокаря. Утром я позвонила и спросила, в чем дело», — вспоминает Рыбак.

«Я была вынуждена прийти. Меня начали допрашивать про мои поездки в 2016 году. Спрашивали, почему, когда я была за границей, мне начисляли деньги на [зарплатную] карточку. Я объяснила, что не помню происхождение этих денег. Это были смешные суммы, около 300 леев, и нужно спрашивать бухгалтера мэрии. На это мне ответили, что я уже взрослая, и что из-за моих действий могут пострадать другие люди», — говорит мунсоветница.

Рыбак говорит, что 14 января ей предложили написать заявление о выходе из фракции НП и стать независимым мунсоветником. «Мне и другим коллегам предлагали деньги, чтобы мы это сделали. Когда мы сказали, что не предадим мэра и нашу команду, нам ответили, что начнется охота. Так и сказали: охота. И это началось. Это делали представители Демпартии», — говорит местная избранница.

По ее словам, представители ДПМ звонили ей с незнакомых номеров, а когда она перестала поднимать трубку, «выходили через родственников, коллег по работе, друзей» и даже караулили в городе.

Сейчас Рыбак советуется с адвокатом, он оценивает эти заявления. «Они ответят за запугивания», — заявляет она.

Автор : Марина Шупак

Партнерские ссылки