3ºC Кишинёв
Среда 12 декабря 2018

«Расследование вокруг фонда „Открытый диалог“ — это форма политического давления». Интервью NM c зампомощника госсекретаря США Джорджем Кентом

Заместитель помощника госсекретаря США Джордж Кент, курирующий отношения с Молдовой и странами Восточной Европы, посетил 5-6 декабря Кишинев. В интервью главному редактору NM Галине Васильевой Кент рассказал, как США будут оценивать молдавские выборы, поддерживает ли Вашингтон Демпартию и ее лидера Владимира Плахотнюка, верят ли американцы в «русский след» в молдавской оппозиции и что думают о расследовании вокруг фонда «Открытый диалог».

«Это необходимо незамедлительно остановить»

В феврале в Молдове пройдут парламентские выборы. Власти изменили выборное законодательство, вопреки рекомендациям международных организаций, и, несмотря на отсутствие широкого консенсуса в стране. Поправки в Кодекс о выборах вносили даже на последней «стометровке». Может ли это повлиять на признание наблюдателями февральских выборов?

Это гипотетический вопрос, а американские дипломаты не отвечают на гипотетические вопросы. Венецианская комиссия и ОБСЕ/БДИПЧ — общепризнанные европейские организации, которые являются экспертами в области стандартов проведения демократических выборов. Венецианская комиссия, как правило, рекомендует, чтобы в течение года до выборов в избирательное законодательство не вносили никакие изменения. В любой стране электорату нужно время, чтобы понять, по каким правилам пройдут выборы.

Друзья Молдовы заинтересованы, чтобы предвыборная кампания и сами выборы прошли в соответствии с законом и теми ценностями и стандартами, которые мы разделяем с Республикой Молдова. Все, кто хотят баллотироваться на этих выборах, должны получить такую возможность без всякого вмешательства или влияния со стороны. Политическим партиям, которые хотят участвовать в электоральном процессе, должны предоставить эту возможность. Также необходимо обеспечить равный доступ к СМИ. Госинституты не должны препятствовать праву кандидатов встречаться с гражданами.
Предвыборный процесс, по сути, уже начался, несмотря на то, что выборы пройдут в феврале. Наши выводы будут основываться на том, что происходило до выборов, в день выборов, и в дни после выборов. Преждевременно не буду высказываться. Но через день-два после выборов вы обязательно услышите нашу позицию от посла США в РМ.

У нас уже был не гипотетический случай, когда партию исключили из избирательной гонки — «Нашу партию», якобы за финансирование из-за рубежа. Сейчас в Молдове скандал с фондом «Открытый диалог» и несколько проевропейских оппозиционных партий обвиняют в получении денег из-за рубежа. Если из-за этого из гонки исключат одну из оппозиционных партий, могут ли признать выборы не соответствующими международным стандартам? 

Во всех странах, включая Молдову, государственные институты не должны препятствовать партиям участвовать в выборах. Когда я говорю о правительстве, об институтах власти, я имею в виду не только административную составляющую, но и судебную систему, которая не должна пересматривать и переписывать очевидные решения, принятые народом. Так произошло в Кишиневе с выборами мэра. Мне кажется, реакция США и наших европейских партнеров была очевидной.

newsmaker.md/rus/novosti/povorot-v-dele-kozlovskoy-polsha-potrebovala-ne-vtyagivat-ee-v-predvybornuyu-kampa-40509

Думаю, что расследование парламентской комиссии, направленное против двух основных политических партий в том, что касается фонда «Открытый диалог», — это форма политического давления. И это необходимо незамедлительно остановить.

«Пытается ли Россия повлиять на выборы в Молдове? Безусловно, пытается»

Традиционно перед выборами в Молдове запускают сериал про «русских шпионов». На этот раз он развернулся вокруг фонда «Открытый диалог», который связали с критикующими власть журналистами, гражданскими активистами и оппозиционными политиками. Очевидно, все это делается для того, чтобы дискредитировать проевропейских оппозиционных политиков внутри страны и перед внешними партнерами. Им это удалось? Вы верите в «русский след» в молдавской проевропейской оппозиции?

В вашем вопросе много составляющих. Уже не гипотетических. Один из таких элементов — негативная избирательная кампания, то что называется «обливание грязью». И, к сожалению, во многих странах, не только в Молдове, негативная кампания, как инструмент, работает. Люди часто голосуют не «за», а «против».

Пытается ли Россия повлиять на выборы в Молдове? Безусловно, пытается. Два года назад РФ делала это и в США, в прошлом году — во Франции. Так что это не гипотетический вопрос. Это факт: влияние есть. Мы поддерживаем право народа Молдовы свободно выбирать свой путь, геостратегическую ориентацию и т.д. А другие акторы пытаются повлиять на результат этого выбора. Так что, если ответить коротко, то — да. Но, опять же,  у этого вопроса много составляющих.

И все-таки, верите ли вы в «русский след» в рядах молдавской проевропейской оппозиции, на который указывает правящая Демпартия?

Одна из составляющих, о которых мы говорим, — дезинформация. Есть реальная российская дезинформация, и есть другая составляющая — люди, которые пытаются использовать дезинформацию для влияния на предвыборный процесс. Не мне об этом судить. Но еще раз: мы поддерживаем демократические принципы, чтобы молдавские граждане могли свободно решать, что лучше для их страны.

Если говорить о дезинформации... У нас запретили российские новости, при этом процветает внутренняя пропаганда. Как вы считаете, нормально ли бороться с пропагандой с помощью запретов? И как вообще бороться с пропагандой, в том числе внутренней?

В любом государстве должно быть свободное и открытое медиа пространство, в котором у каждого человека есть право высказывать свое мнение. Ваш вопрос о Молдове. Есть молдавское медийное пространство. И есть российское пропагандистское пространство. Имеют ли право российские медиа осуществлять свою пропагандистскую кампанию на территории Республики Молдова? Любое государство: Франция, США или Молдова — имеет право устанавливать правила для ТВ. Свобода слова не означает, что любое СМИ имеет право беспрепятственно осуществлять свою медийную деятельность на территории любого государства. СМИ должны уважать законы государства, где они собираются осуществлять свою медийную деятельность.

newsmaker.md/rus/novosti/chetyre-feyka-po-delu-kozlovskoy-kak-press-sluzhba-parlamenta-stala-trollem-dempar-39885

Здесь важен еще один элемент, а именно — гибридная война. Российская Федерация пытается использовать те законы, которые существуют в свободном государстве, в свободном обществе, чтобы атаковать это свободное общество. Эта проблема сейчас есть во многих странах. Мы наблюдали это и в США, где РФ применяла различные техники через социальных медиа, Фейсбук, Твитер. Через фейковые аккаунты создавалась видимость, что американцы атакуют друг друга в соцсетях.

Поэтому это очень сложный вопрос. Гражданам нужен доступ к информации, но не вся информация — реальная информация, а не пропаганда. И каждая страна сталкивается с проблемой: как обеспечить доступ к информации, а не к пропаганде.

«В Вашингтон приезжает множество иностранных политиков. Это не означает, что правительство США их поддерживает»

На правящую Демпартию работает сразу несколько лоббистских американских компаний. Атлантический совет организует встречи, в которых главные действующие лица — демократы и лидер ДПМ Владимир Плахотнюк. Американские конгрессмены принимают его, хвалят ДПМ. Внутри страны это представляется так:  США поддерживает ДПМ и Владимира Плахотнюка. Так ли это?

США — открытое государство для любого, кто получил визу. И в Вашингтон приезжает множество иностранных политиков. На днях, например, Атлантический совет принимал экс-премьера Украины Юлию Тимошенко. Предполагаю, что в ближайшее время Атлантический совет примет другого украинского политика, представляющего другую партию. Это не означает, что они поддерживают ту или другую политическую силу. Важен сам процесс, диалог.

Каждый февраль Конгресс организует Молитвенный завтрак. В нем принимают участие сотни иностранных политиков. Это не означает, что правительство США поддерживает этих политиков. Для многих из них — это единственная возможность попасть в США. И многие из них цинично используют это мероприятие для того, чтобы побыть в одной комнате с американскими политиками, а затем приехать домой и показать, что они встретились, например, с тем или иным конгрессменом или сенатором.

Многие молдавские политики из разных политических партий в последние годы бывали в Вашингтоне. На этой неделе ваш спикер Канду — в Вашингтоне. Это не означает, что США поддерживают какую-либо политическую силу в Молдове. Это не наша работа. Наша цель — чтобы двусторонние отношения между нашими государствами были хорошими. Когда иностранные министры, политики приезжают в Вашингтон, мы, как правило, с ними встречаемся. Это является моей работой, как дипломата — продвигать двусторонние отношения с такими странами, как Украина, Грузия, Белоруссия, Молдова. И в целом, это вопрос к Атлантическому совету, а не к Госдепартаменту США.

Оппозиционные лидеры Майя Санду, Андрей Нэстасе, другие молдавские политики тоже бывают в США. Но все же у многих в Молдове сложилось мнение, что США, действуя как геополитический игрок, порой готовы закрывать глаза на некоторые антидемократические действия, если их прикрывают борьбой с Россией.

Я понимаю, что вы хотите сказать:  люди так воспринимают действия США. Однако на самом деле США не делают этого. Я также понимаю, что не у всех в Молдове есть равный доступ к свободным медиа. Мы не выбираем партии, мы не выбираем политиков. Это право принадлежит гражданам Молдовы. Мы хотим, чтобы Молдова была успешной. Но это не наш выбор. Это выбор Молдовы.

«Это право жителей Молдовы — выбирать, какие должны быть правила поведения для политиков»

Из ваших наблюдений за Молдовой — можете назвать область, в которой у Молдовы очевидный прогресс, и ту, в которой мы за последние годы явно откатились назад?

Не мне судить о достижениях или регрессе в Молдове. Это решать гражданам Молдовы. Мы хотим видеть Молдову безопасным, целостным, демократическим, свободным государством в свободной и единой Европе. Мы бы хотели, чтобы молодежь видела свое будущее в Молдове и не покидала страну в поисках достойной жизни. Важно, чтобы в Молдове работала система правосудия, которая обеспечивала бы соблюдение прав молдавских граждан и иностранных инвесторов, которые создают рабочие места, чтобы молдавские граждане не уезжали. Когда мы говорим о целостности Республики Молдова, речь идет и о решении приднестровского конфликта.

Что может сдвинуть приднестровский вопрос, чтобы он реально решался?

За последние несколько лет был достигнут определенный прогресс. Например, регистрация и выдача нейтральных номеров. Или обеспечение беспрепятственного доступа фермеров [Дубоссарского района] к своим землям на территории Приднестровья. В прошлом году достигли соглашения по восьми пунктам, пять из них реализовали. Следующий важный вопрос, который надо решить, касается телекоммуникаций.

Почти 20 лет в решении приднестровского вопроса не было существенных сдвигов, а затем в течение полутора лет произошел прогресс. Главное, конечно, это политическое решение и вопрос безопасности. Но очень важно и то, что в рамках формата «5+2» стороны разговаривают друг с другом, пытаясь решить общие проблемы. Здесь есть положительная динамика.

Нынешний молдавский парламент, завершающий свой мандат, многие считают нелегитимным. Около 30% депутатов, прошедшие в него по спискам одной партии, потом перешли в другую. Или, назвав себя независимыми, примкнули к парламентскому большинству ДПМ. Если бы в США 30% членов Конгресса примкнули к другой партии, какой была бы реакция американского общества?

У нас была ситуация, когда один сенатор мог повлиять на баланс сил в Конгрессе. И он принял решение сменить партию. Он посчитал, что таким образом лучше будет представлять интересы избирателей своего штата. Были еще подобные случаи, но всего лишь один раз это реально повлияло на расстановку сил в Конгрессе. У нас нет прямой демократии, как в Афинах более 2000 лет назад. У нас республики. Мы избираем депутатов, которые должны представлять наши интересы. Каждый из них представляет эти интересы так, как понимает их.

Каждое государство может изменить законодательство, чтобы у избранных депутатов не было права изменять свои политические предпочтения. В США у народных избранников есть право покидать выдвинувшую их политическую партию. И если это не нравится избирателям, они не проголосуют за него на следующих выборах.
В вашем регионе этот вопрос более чувствительный, потому что процент депутатов, меняющих партии, гораздо выше. Но это происходит не только в Молдове. В конце концов, это право принадлежит жителям Молдовы — выбирать, какие должны быть правила поведения для политиков, и как те должны представлять их интересы.

Автор : Галина Васильева

Партнерские ссылки