Воскресенье 11 декабря 2016
$ 20.1319 21.7093

С молдавским реэкспортом плохая ассоциация

  • Изображение
    Фото: Иван Бану

Одна из причин пересмотра Москвой торговых отношений с Молдовой — реэкспорт. Российские власти выражают опасения, что после взаимного открытия рынков Молдовой и ЕС в РФ под видом молдавских товаров хлынут европейские. Реэкспорт в российском направлении шел из Молдовы всегда, но ранее Москву не беспокоил. Глава торгового представительства России в РМ Владислав Дарвай объяснил пересмотр позиции тем, что Молдова подписала «не совсем понятный с экономической точки зрения» договор с ЕС. Теперь, по его словам, России приходится вести себя с Молдовой «на общих основаниях».

Реэкспорт товаров из России в Молдову стал проблемой этой весной. В апреле российские чиновники обратили внимание молдавских властей на реэкспорт мясной продукции из ЕС. 8 апреля Россельхознадзор даже приостановил импорт мясных продуктов из Молдовы из-за несоблюдения требований Таможенного союза по использованию сырья для их изготовления. Решение последовало после того, как на крупной партии продукции из свинины, сертифицированной в Молдове, были обнаружены ветеринарные клейма предприятий Бельгии.

Молдавские эксперты тогда обязались предоставить гарантии того, что сырье для мясных продуктов будет местного производства. Однако спустя несколько месяцев у россиян вновь возникли подозрения в отношении поставок мясной продукции из Молдовы. В начале июля Россельхознадзор задержал 500 тонн свиного шпика, отправленного из Молдовы в Беларусь с предприятия, которое не было аттестовано для поставок в Таможенный союз.

По словам главы российского ведомства Сергея Данкверта, чтобы получить такое количество свиного шпика, надо забить 50 тыс. голов свиней, которых в Молдове попросту нет в таком количестве. Поставки мясной продукции вновь запретили. В РФ при этом посетовали на то, что ни один из вышеперечисленных случаев не был прокомментирован минсельхозом Молдовы. «Складывается впечатление, что реэкспорт в стране считается нормой, а деятельность предприятий-экспортеров мясной и плодоовощной продукции не подконтрольна министерству [сельского хозяйства]»,— сказал господин Данкверт.

Между тем тема реэкспорта не нова. Его значение для молдавской экономики впервые отчетливо проявилось еще в 2012 году при подведении итогов внешней торговли за 2011 год (экспорт в тот год вырос на 44%, до $2,22 млрд). Тогда выяснилось, что причина рекордного роста кроется в реэкспорте — его рост составил 66%, а объем достиг более миллиарда долларов, или 45% от экспорта. Именно с 2012 года Национальное бюро статистики (НБС) начало указывать долю реэкспорта товаров в общем объеме поставок продукции за рубеж. При этом учитываются два типа операций по реэкспорту: без дополнительной переработки на территории Молдовы и после переработки (например, давальческого сырья).

В последующие два года объемы реэкспорта упали почти на четверть и его доля в экспорте уменьшилась. В кризисном для Молдовы из-за сильной засухи 2012 году и в успешном, особенно на фоне предыдущего, 2013-м объем реэкспорта составил в среднем $780 млн — примерно треть всего экспорта из Молдовы. В этом году доля реэкспорта вновь стала расти. За первые пять месяцев нынешнего года реэкспорт составил $364,8 млн, или 37,6% от экспорта, увеличившись по сравнению с прошлым годом на 21,3%.

За счет чего происходит рост или падение реэкспорта, из статистических данных НБС выяснить невозможно, поскольку дальнейшую выборку по реэкспортируемым товарам и странам бюро не делает. По словам начальника управления внешней торговли НБС Марианы Ени, это не входит в обязанности бюро: оно публикует лишь общие цифры, предоставляемые Таможенной службой. «Некоторые пытались обвинить нас в „рисовании” нужных цифр,— рассказала госпожа Ени.— Но мы анализируем только то, что находит свое отражение в таможенных декларациях». В Таможенной службе Молдовы отказались предоставить NewsMaker развернутую информацию по реэкспорту, посоветовав обратиться в бюро статистики.

Если сопоставить данные по внешней торговле за первые пять месяцев 2014 года с данными по промышленному производству и сельскому хозяйству за этот же период, то получается следующая картина. В условиях, когда производство молочной продукции в этот период выросло на 7,3%, а производство яиц упало на 6% (данные за первый триместр), экспорт молочных продуктов и яиц вырос на 32,7%. Переработка дерева и пробки увеличилась на 31,7% по сравнению с январем-маем 2013 года, а объемы поставок этой продукции выросли на 88,6%. Производство лекарств упало на 9,4%, но при этом Молдова экспортировала фармацевтических препаратов на 72,2% больше, чем за аналогичный период прошлого года.

Столь разительную разницу между объемами произведенной и экспортируемой продукции можно объяснить тем, что осуществлялись поставки ранее произведенной продукции, а также тем, что по каким-то товарам объемы экспорта были незначительными.

Но некоторые эксперты склонны объяснять существенное превышение объемов экспорта над объемом производства товаров именно реэкспортом. В особенности лекарств, металлов, электронного оборудования. По подсчетам экономиста Георгия Костандаки, доля реэкспорта выше «чистого» экспорта и составляет 55% и 45% соответственно. В то же время, по его мнению, реэкспорт положительно влияет на рост молдавской экономики, пополняя бюджет за счет уплаты налогов и таможенных платежей.

Согласно анализу Expert-Grup, две трети экспортных поставок из Молдовы в Россию являются реэкспортом. Эксперты отмечают, что реэкспорт в РФ не вносит существенный вклад в создание новых рабочих мест и в экономическое развитие республики, поскольку не предусматривает активных перерабатывающих процессов.

По словам автора анализа Адриана Лупушора, немалую часть реэкспорта осуществляют некоторые резиденты свободных экономических зон, которым удается изменить тарифную позицию импортируемой продукции, что позволяет им затем экспортировать эту продукцию в Российскую Федерацию и указывать при этом в графе о ее происхождении Республику Молдова. «К примеру, около 96% экспорта фармацевтических изделий и 41% экспорта свежих овощей, что составляло около четверти молдавского экспорта в Российскую Федерацию в 2012 году, на самом деле являлись реэкспортом»,— сказал NewsMaker господин Лупушор.

«Но в том-то и дело, что это [реэкспорт] норма,— комментирует ситуацию глава молдавского минсельхоза Василий Бумаков.— Никто не скрывает, что был реэкспорт! Есть сертификаты о происхождении, где все четко указано, откуда продукция. Если мы ограничим реэкспорт, разорятся транспортники».

В том, что реэкспорт — нормальное явление для молдавской, как, впрочем, и мировой экономики, уверена и начальник главного управления торговых политик министерства экономики Инга Ионесий. По ее словам, в торговых отношениях Молдовы и России распространен первый тип операций по реэкспорту — без переработки импортной продукции.

«Здесь работает чистый бизнес, который экономит на более дешевой логистике, знании русского языка и российского рынка молдавскими партнерами,— пояснила госпожа Ионесий.— К тому же на любой товар обязательно имеется сертификат о происхождении, то есть российские таможенники ясно видят, что помидоры, к примеру, из Турции, хотя и завозятся из Молдовы. Кроме того, к каждой партии товара прилагаются два фитосанитарных сертификата: один — турецкий, второй — молдавский. При этом наличие второго сертификата (хотя он и не нужен) — требование российской стороны, которое Молдова исправно выполняла».

Ни отменять реэкспорт, ни ужесточать контроль за ним минэкономики РМ не собирается по разным причинам, в том числе и потому, что это противоречит нормам ВТО. «Это, по сути, посредничество, причем абсолютно законное»,— заключила Инга Ионесий.

У главы торгового представительства России в Молдове Владислава Дарвая иное мнение. Он считает, что реэкспорт вреден не только для российской экономики, но и для молдавской, так как все упирается в конечного бенефициара финансовых потоков, которыми компании оперируют при реэкспорте. «В конце концов, всегда важно, кто в итоге получает прибыль»,— сказал он в беседе с NewsMaker.

На вопрос о том, почему до апреля этого года РФ ни разу не поднимала вопрос о реэкспорте из Молдовы, господин Дарвай ответил, что Россия всегда считала себя ответственной за экономическое развитие Молдовы, стремилась поддерживать усилия по наполнению взаимных торгово-экономических отношений. Но после того, как Молдова подписала «какой-то не совсем понятный для нас с экономической точки зрения» договор, России приходится вести себя с Молдовой «на общих основаниях», заключил собеседник NewsMaker.

Председатель Ассоциации фермеров Молдовы Александр Слусарь уверяет, что реэкспорт в РФ, по крайней мере овощей и фруктов, составляет не более 25%. Он привел в пример объемы поставок фруктов в прошлом году в Россию: 200 тыс. тонн на $93 млн. Господин Слусарь уверен, что реэкспортные поставки были осуществлены лишь на $20 млн. По его мнению, российским потребителям нет основания опасаться массового реэкспорта из ЕС, поскольку на импорт в республику большинства «чувствительных» товаров (которые как раз экспортировались в РФ) в течение пяти-десяти лет будут действовать защитные таможенные пошлины. «Говорить, что после вступления в силу Соглашения об ассоциации с ЕС в Россию хлынет дешевая европейская сельхозпродукция — абсурд»,— подчеркнул глава ассоциации.

По словам доктора экономики Татьяны Ларюшиной, молдавские власти заслужили недоверие Москвы в отношении реэкспорта. Плохая транспарентность, выдача сомнительных сертификатов, коррупция — все это вызывает у россиян законные опасения, что с помощью реэкспорта попросту легализовываются серые схемы контрабанды, пояснила эксперт. По ее мнению, в Молдове сформировано мощное лобби для удержания старой, ориентированной на импорт модели экономики, и именно поэтому в правительстве говорят о реэкспорте как о «нормальном явлении». «Оно нормально, когда составляет 10-15% от чистого экспорта, а все остальное — результат отечественного производства»,— подытожила госпожа Ларюшина.

Наталья Мельник