Воскресенье 25 июня 2017
$ 18.2968 20.4283

Уход по-английски. Алексей Тулбуре об уроках Brexit для Молдовы и ЕС

Великобритания проголосовала за выход из Европейского союза. По мнению бывшего постпреда Молдовы в Совете Европы и в ООН Алексея ТУЛБУРЕ, первый выход государства из ЕС может запустить центробежные процессы, которые не сулят ничего хорошего Евросоюзу, Европе, да и всему миру. А может стать началом обновления единой Европы.

Итоги референдума о выходе Великобритании из ЕС — плохая новость для сторонников евроинтеграции на всем европейском континенте. Европа может быть отброшена назад, к национализму и противостоянию. Не будем забывать, что разобщенная Европа была «колыбелью» двух мировых войн. Развал ЕС может стать одним из самых печальных и нежелательных сценариев развития ситуации. Но это только вероятность, которая может не случиться.

Когда на выход

Brexit может стать более быстрым делом, чем процесс интеграции Соединенного Королевства сначала в Европейское Экономическое Сообщество, а потом в Евросоюз. Достаточно сказать, что заявку на вступление (правда, с оговорками) в ЕЭС официальный Лондон подал 10 августа 1961 года, а членом ЕЭС Великобритания стала 1 января 1973 года.

Единая европейская иммиграционная политика — самая острая тема последнего десятилетия, по которой Брюссель и целый ряд влиятельных континентальных канцелярий (Берлин, в первую очередь) с одной стороны и Великобритания — с другой, никак не могли (и уже никогда не смогут) найти общий язык. Иммиграционная политика ЕС стала главным аргументом в пользу организации референдума по вопросу Brexit. Таким образом, надо понимать, что из Евросоюза уходит не «локомотив интеграции», а один из главных возмутителей спокойствия в ЕС.

Прошедший референдум не имеет обязательной силы, но в самой старой демократии никому и в голову не придет проигнорировать результаты плебисцита, в котором участвовали свыше 33 миллионов человек.

Переговоры по тому, когда и как Великобритания будет выходить из ЕС, начнутся только после того, как Лондон официально оповестит Европейский Союз (Брюссель) о своем желании покинуть ЕС. Это не произойдет автоматически после оглашения результатов референдума, и тут у британских лидеров есть возможность несколько отложить начало переговоров, которые, согласно правовым положениям ЕС о выходе из состава Союза, должны продлиться два года с момента упомянутого оповещения.

Руководство ЕС уже выступило с призывом не затягивать процедуру. Таким образом, у британских политиков не так много времени на размышления. До окончания переговоров Великобритания формально остается полноправным членом Евросоюза.

Решение или проблема

Великобритания пока сохраняет членство в ЕС, однако сложности уже начинаются. И радость британских евроскептиков может оказаться преждевременной, а кажущаяся легкость выхода — обернуться серьезными проблемами.

Результаты голосования показывают, что Шотландия и Северная Ирландия проголосовали в пользу сохранения статус-кво, т.е. за то, чтобы Великобритания оставалась в составе ЕС. Сегодня вероятность повторного референдума о независимости Шотландии (от «сошедшей с ума Англии») очень велика. В Северной Ирландии резко усилятся сепаратистские настроения. О возвращении Гибралтара (в результате референдума о желании остаться в ЕС) заговорили в Испании. Таким образом, Лондон может в самом ближайшем будущем столкнуться с проблемой территориальной целостности.

Неизбежна дестабилизация в экономике и финансах. Brexit вызвал потрясения на международных валютных рынках и резкое падение фунта в отношении доллара. По всей вероятности, мы станем свидетелями оттока капиталов из Великобритании в более надежные финансовые гавани на континенте. Потеряв доступ к рынкам ЕС, Лондон перестает быть интересным для международного капитала и для инвесторов. Эксперты говорят, что новой мировой финансовой столицей может стать Франкфурт.

По последним прогнозам МВФ, если Великобритании удастся быстро договориться с ЕС о зоне свободной торговли, ВВП в 2017 году снизится примерно на 1%. Если же переговоры затянутся, то примерно на 4%, при этом падение будет продолжаться еще несколько лет. В обоих сценариях Brexit обернется ростом безработицы на 5–6%. Только промышленность, по данным лейбористов, может потерять около 50 тысяч рабочих мест.

Начало конца или новое начало

Праворадикальные националистические силы в целом ряде европейских стран приветствовали результаты референдума в Великобритании, как начало развала ЕС. Лидер Национального фронта Франции Марин Ле Пен уже призвала к организации похожего референдума по выходу Франции из ЕС. О таком же референдуме в Нидерландах говорит и лидер нидерландской Партии свободы Герт Вилдерс. Такого рода призывы мы, вероятно, будем слышать от противников единой Европы и в других странах Старого континента.

Несмотря на все это, на удар, который Великобритания нанесла идее евроинтеграции, многие считают (я разделяю это мнение), что у Евросоюза сегодня появляются новые возможности, новые шансы для консолидации Союза на континенте. Выход Великобритании, как бы это парадоксально ни звучало, дает ЕС шанс на преодоление кризиса, через который союз проходит последние несколько лет. Из этого кризиса ЕС может и должен выйти обновленным, эффективным, восстановив свой экономический потенциал и политический авторитет. Уверен, что реформа ЕС неизбежна, и сегодня после ухода главного troublemaker-a Союза, переговоры по перестройке ЕС пойдут легче.

Первая реакция руководства Евросоюза, призвавшего Великобританию не затягивать с выходом, указывает на решимость лидеров ЕС не только не допустить разрушительных последствий Brexit, но и как можно скорее найти оптимальные решения для консолидации единства на европейском континенте. Единства, ставшего гарантом мира, сотрудничества и процветания в Европе.

Куда идти

Молдова — страна, для которой поддержка  внешних партнеров, а ЕС сегодня главный из них, является фундаментально важным фактором развития. Этот фактор сработал в странах Центральной и Юго-Восточной Европы в 90-е гг. прошлого столетия и в нулевые нынешнего, позволив многим государствам запустить процесс европейской модернизации у себя дома. И в Молдове, правда, в меньшей степени, этот фактор в этот же период был неотъемлемым ингредиентом развития.

Потом у нас был период сотрудничества 2009-2015 гг., который не назовешь удачным. Была провальная программа «Восточного партнерства». Преступления, творимые молдавской властью под лозунгами евроинтеграции при полном невмешательстве ЕС, привели к катастрофическим последствиям: Молдова превратилась в захваченное мафией государство, живущее по законам коррупции. И хотя большая часть общества хочет жить как в Европе, идея евроинтеграции пользуется все меньшей популярностью у молдавских граждан. Сегодня, и Brexit об этом особо предупреждает, время ошибок прошло.

«Молдавская разруха» — для меня это очевидно — результат не присутствия ЕС, а его отсутствия. Отсутствия европейских реформ, европейской модернизации. В этом контексте слабый и тем более разваливающийся Евросоюз может обернуться для Молдовы еще большими проблемами. Отсутствие контроля со стороны ЕС полностью развяжет руки молдавским бандитам от власти.

Я надеюсь, что Brexit станет дополнительным поводом для ЕС оценить и проанализировать результаты своей работы на восточных рубежах союза, в странах «Восточного партнерства». Нам нужно не меньше, а больше Евросоюза. Больше Европы. Нам нужно продолжение истории успеха под названием Единая Европа. Нам нужен ориентир, к которому мы могли бы стремиться. Нужен успешный Евросоюз, способный делиться демократией и благополучием со своими соседями.

В этом контексте, надеюсь, те трансформации, которые неизбежно последуют в результате Brexit, приведут не к изоляции, а к дальнейшему расширению ЕС, расширению зоны свободы и процветания. Каковы будут эти формы расширения, думаю, надо решать вместе. Может быть, «Everything, but institutions»?

Альтернатива? Я ее не вижу. Я не вижу никакого проекта модернизации Молдовы, кроме модернизации по европейской модели. Советская модель — невозможна. Евразийской не существует.

Туманный Альбион

Причины произошедшего комплексны. Однако прямую и самую главную ответственность за то, что произошло 23 июня в Великобритании, несут руководители страны, премьер-министр Кэмерон, чьи популизм и политическая близорукость сделали этот референдум и эти результаты возможными.

Я всегда говорил, что на референдумах люди выражают свое отношение не столько к вопросам, вынесенным на плебисцит, сколько к тем, кто референдум организует. В нашем случае это британские консерваторы во главе с Дэвидом Кэмероном, которые переоценили, в первую очередь, самих себя.

Страна разделена практически наполовину, и это, кажется, самая главная проблема Объединенного Королевства. Раскол придется долго и болезненно преодолевать. Уверен, при Тони Блэре такой референдум (если бы он вообще был возможен) дал бы другие результаты.

Великобритания останется процветающей, свободной страной. Будет ли она по-настоящему великой — сложно сказать. Скорее, нет. Потому что быть великим означает освещать путь к счастью не только себе, но и другим. 

Автор — бывший постпред Молдовы в Совете Европы и при ООН.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

NewsMaker