Чтоб она умерла. Почему люди в Молдове ненавидят друг друга, а не систему
5 мин.

Чтоб она умерла. Почему люди в Молдове ненавидят друг друга, а не систему

За последние две недели в Молдове произошло два, казалось бы, не связанных между собой события: страшная авария на Буюканах, унесшая жизни двух человек, и забастовка водителей междугородних маршруток.

«Вроде бы» не связанные между собой — вот почему. И в одном, и в другом случае все негодование общества было направлено на участников событий: пользователи соцсетей, и не только они, в один голос винили во всем водителя Porsche, которая села за руль пьяной, и водителей маршруток, которые хотят, чтобы власти повысили тарифы за проезд, но не хотят улучшать условия перевозок.

Виновнице ДТП некоторые даже желали смерти. При этом практически никто не задался вопросом, почему вообще произошла эта авария? Почему власти ничего не сделали, чтобы это предотвратить? Если у нас хорошее законодательство, которое позволяет эффективно бороться с пьянством на дорогах, почему оно не работает, и почему ответственные за это чиновники до сих пор не ушли в отставку? А если законодательство плохое, то почему его не изменяют?

Через несколько дней после ДТП с Porsche и троллейбусом произошло еще одно ДТП со смертельным исходом, виновник которого тоже сел пьяным за руль: он врезался в скорую, из-за поломки стоявшую на обочине.

У моей жены есть знакомый, который живет в одном из райцентров. Он водит очень агрессивно и нередко садится пьяным за руль. Почему? Потому что знает — если его остановит местная полиция, он «отмажется» и поедет дальше. Единственное, что его беспокоит, что он может столкнуться с дорожной полицией из Кишинева, задействованной в какой-то спецоперации в его городе. От них он «отмазаться» уже не сможет. Впрочем, это не мешает ему и дальше садиться нетрезвым за руль.

У нас это не первые и не последние ДТП. Но до тех пор, пока люди будут винить в них только участников аварий, не задумываясь о том, почему по нашим дорогам разъезжают пьяные водители, и почему власти ничего не предпринимают на системном уровне, такие ситуации, к сожалению, будут повторяться.

Аналогичная история и с водителями маршруток. Большая часть пользователей соцсетей реагировала на забастовку одинаково: пусть сначала свои старые развалюхи уберут с дорог, перестанут брать «стоячих» пассажиров и начнут нормально ездить.

Желание людей ездить в общественном транспорте в нормальных и комфортных условиях логично и понятно. Как логичны и понятны аргументы водителей маршруток, которые говорят, что с нынешними тарифами они не могут себе позволить купить новый микроавтобус или даже капитально обновить старый.

Но опять же, мало кого из комментаторов возмутило, почему власти ничего не делают для решения этой проблемы. Почему старые, грязные маршрутки с протекающей крышей, с шатающимися и впритирку друг к другу расположенными сиденьями каждый год проходят техосмотр. Они ведь как-то его проходят?

Почему полиция и Нацагентство автомобильного транспорта не наказывают водителей за «стоячих» пассажиров, за безбилетников, за нарушение ПДД? А если наказывают, то почему водители продолжают в том же духе? Может быть, контроль недостаточно эффективный, а, может быть, дело в плохих и неэффективных правилах и условиях, созданных властями? Почему правительство и парламент не примут законы, запрещающие, например, использовать для пассажироперевозок дряхлые и переделанные из грузовых микроавтобусы или микроавтобусы без кондиционера?

Для примера можно взять вполне обычную ситуацию, когда человеку из села нужно добраться до райцентра или Кишинева. Он выходит на трассу и ждет проезжающую мимо рейсовую маршрутку, так как далеко не из всех сел есть прямые маршрутки в Кишинев или другой город. Часто бывает, что междугородняя маршрутка уже забита. В результате человек едет стоя, а с денег за проезд водитель не платит никаких налогов.

И в этой истории все просто: у человека нет возможности купить билет в кассе, а водитель, у которого нет мест, вроде бы, может не взять его по пути, но тогда возникает другая проблема: пассажир просто не сможет добраться до нужного  места. И решать эту проблему, как и проблему старых микроавтобусов и безответственных водителей, должны в первую очередь власти.

Нельзя сказать, чтобы власти не реагировали. После ДТП на Буюканах президент Игорь Додон потребовал отставки чиновников, ответственных за ситуацию на дорогах. Отставок не было. А премьер Майя Санду потребовала ужесточить наказание за вождение в пьяном виде. После этого правительство предложило конфисковывать авто у таких водителей, поднять акцизы на алкоголь и запретить продавать алкоголь на заправочных станциях, а также проводить информационные кампании о пагубных последствиях пьяного вождения. При этом о качестве работы дорожной полиции никто не вспомнил.

А в случае маршрутных микроавтобусов власти просто перевели стрелки на транспортников, которые, по мнению властей, должны сначала решить все проблемы качества перевозок.

Власть, как видите, реагирует примерно так же, как общество, считая виноватыми пьяных водителей и безответственных маршруточников. И действует привычным образом: ужесточает наказание или не дает пряник, пока не сделают домашнее задание. При этом система продолжает работать по-старому: от нее можно легко откупиться или просто не обращать на нее внимания, потому что с функцией контроля она не справляется.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.