Молдова после ACUM. Вячеслав Балан о падении правительства Санду, деолигархизации и новых политиках
7 мин.

Молдова после ACUM. Вячеслав Балан о падении правительства Санду, деолигархизации и новых политиках

Депутаты от Партии социалистов (ПСРМ) и Демпартии 12 ноября отправили в отставку правительство Майи Санду. Коалиция ПСРМ и блока ACUM перестала существовать. Независимый эксперт в области прав человека Вячеслав Балан в статье для NM написал о миссии и ошибках коалиции ПСРМ-ACUM, о причинах ее распада, и о том, есть ли шанс вернуть надежды людей в построение здорового государства.

От Партии социалистов я изначально не ожидал чего-то хорошего. Зато с блоком ACUM были связаны большие надежды. Но они не оправдались. Впрочем, давайте по порядку.

Причин, почему не было больших ожиданий от ПСРМ, много. Во-первых, Партия социалистов возникла в результате ухода части видных фигур из Партии коммунистов после потери ею власти. Известно, что партия Воронина не была однородной. В нее входили и идейные люди, и конъюнктурщики разных мастей. И, если идейные люди в ПКРМ пытались продвигать какую-то идейную повестку, в Партии социалистов никакой идейности не было и нет, кроме разве что сближения с Россией и оголтелого продвижения Православной церкви. Но, если людей во власти не объединяет общая идея, значит, их объединяет что-то другое — вероятнее всего, теневые интересы.

Во-вторых, важно не забывать, что Партия социалистов, по сути, уже была у власти. Зинаида Гречаная полтора года была премьер-министром, а до этого еще два с половиной года первым вице-премьером в правительстве Тарлева. Игорь Додон полтора года был первым вице-премьером в правительстве Гречаной и три года министром экономики. За все эти годы, когда тандем Гречаная-Додон играл ключевую роль в правительстве, ситуация в стране кардинальным образом к лучшему не изменилась. С чего бы ждать, что она сейчас изменится к лучшему под их руководством?

В-третьих, лидеры социалистов регулярно транслируют откровенно дискриминационные взгляды и даже прямо нападают на права человека, а это никогда к хорошему не приводило.

Именно по совокупности всех этих соображений у меня не были связаны большие ожидания с Партией социалистов и президентом Додоном.

А вот с блоком ACUM такие ожидания были. И эти ожидания не в последнюю очередь подкрепляли сами лидеры и члены блока, громогласно заявляя, что они готовы решительно и беспощадно демонтировать олигархический режим Плахотнюка. И события июня этого года такой шанс им дали.

Летом 2019 года для блока ACUM сложилась уникальная и благоприятная ситуация (не идеальная, но тем не менее благоприятная). Несмотря на всего лишь 26 депутатских мандатов (против 35 у Партии социалистов и 30 у Демпартии), благодаря вмешательству послов США, ЕС и России у блока ACUM появилась возможность практически самостоятельно сформировать правительство. Более того, несмотря на меньшинство в парламенте, у ACUM было своего рода «моральное преимущество» над всеми остальными политическими силами, так как именно блок ACUM выступил главным борцом против режима Плахотнюка, в то время как все остальные парламентские партии прямо или косвенно были с ним связаны. Более того, по удачному стечению обстоятельств летом многие ставленники режима Плахотнюка начали массово покидать свои государственные посты, некоторые — как, например, члены Конституционного суда — всем составом. Одним словом, летом этого года моральное преимущество и возможности были в руках у блока ACUM.

Именно в этой уникальной, но хрупкой ситуации блоку ACUM надо было «ковать железо пока горячо». И сделать в кратчайшие сроки несколько решительных шагов.

Во-первых, надо было оперативно назначить на освободившиеся ключевые посты профессиональных и «чистых» (некоррумпированных) специалистов. Для этого надо было иметь наготове список таких специалистов.

Во-вторых, надо было немедленно провести «шоковую» реформу юстиции — принять новые законы о судоустройстве и о прокуратуре, позволяющие кардинально реформировать судебную и прокурорскую системы (включая Высший совет магистратуры и Высший совет прокуроров), и далее радикально обновить весь судейский и прокурорский корпус. Именно на этом этапе правительству надо было взять на себя ответственность за эти законопроекты, чему Партия социалистов в то время вряд ли могла бы противиться.

В-третьих, надо было бросить все силы на расследование нескольких тягчайших преступлений против государства и народа Республики Молдова — узурпации власти режимом Плахотнюка и Демпартией и  кражи миллиарда. Вероятнее всего, по итогам этих расследований большая часть депутатов Демпартии и партии Шора должна была бы оказаться за решеткой. Первые несколько месяцев, пока бы шла шоковая реформа юстиции, главной движущей силой этих расследований должны были быть специальные парламентские комиссии.

В-четвертых, получив контроль над МВД, надо было провести шоковую реформу и в полиции. Ведь сложно предположить, что от одного назначения Андрея Нэстасе министром внутренних дел ситуация в полиции изменится сама собой.

В-пятых, не забывая, что у ACUM всего 26 депутатов, что априори означает уязвимую политическую позицию, надо было работать над расширением своей политической поддержки. Например, выигрывая выборы в одномандатных округах, в которых избранные депутаты сложили мандаты. Или выдвинув кандидатом в мэры Кишинева популярного общественного деятеля, а не скачущего с должности на должность, но нигде пока ничего не добившегося Андрея Нэстасе. Или признав права этноязыковых меньшинств Молдовы, например, на получение информации о лекарствах на понятном языке.

Однако ничего из этого ACUM не сделал. Обе партии блока пришли к власти совершенно неподготовленными — без разработанных законопроектов реформы юстиции, без подготовленного кадрового резерва. И — самое главное — без понимания того, что молдавская коррупция и олигархия — это глубоко укоренившаяся и разветвленная система, что проблема Молдовы далеко не только в Плахотнюке, который просто очень искусно «оседлал» и развил эту систему, а в самой системе. И что решение этой системной проблемы требует не простого изгнания Плахотнюка и назначения неподкупного генерального прокурора, а системного мышления и системного подхода.

Блок ACUM сделал почти все ошибки, которые только можно было сделать. Скомпрометировал процесс назначения судей Конституционного суда, главы Наццентра борьбы с коррупцией, и.о. генпрокурора. Дискредитировал саму идею проведения публичных конкурсов. Не провел «шоковой» реформы системы юстиции. Не обеспечил привлечение к ответственности преступных группировок, виновных в узурпации власти и краже миллиарда. Не провел реформу полиции. Никак не работал над укреплением своей собственной политической поддержки. И не рассеял настороженного отношения к себе этноязыковых меньшинств.

Поэтому падение правительства Санду стало хоть и вызывающим сожаление, но закономерным результатом его неподготовленности, отсутствия системного мышления и решительных действий. Единственным решительным действием стало ноябрьское «взятие на себя ответственности» за новую процедуру назначения генпрокурора, но сделано это было слишком поздно. Многие представители команды ACUM — хорошие люди с действительно хорошими намерениями. Но быть хорошим человеком, хорошим блогером или даже хорошим борцом на баррикадах — далеко не всегда значит быть хорошим депутатом или министром.

Обо всем написанном выше уже не раз писали и говорили в прошедшие месяцы после формирования нового парламента и правительства. К сожалению, лидеры и депутаты блока оставались во многом глухи к этим соображениям и предупреждениям.

Правительство ACUM пало, и чтобы идея «деолигархизации» и построения «здорового» государства не умерла окончательно, стране нужна новая политическая платформа. Это должна быть платформа, включающая  несколько десятков честных и решительных юристов (они есть), правозащитников и общественных активистов с системным мышлением. Эта платформа должна будет заранее подготовить и обсудить с обществом нужные «шоковые» законопроекты в области юстиции и кандидатов на ключевые должности. Эта платформа должна будет признать Молдову страной всех ее жителей, перестав делить их на «своих» и «чужих» по геополитическому принципу, и завоевав, таким образом, симпатии ирумыноязычных граждан, и этноязыковых меньшинств.

Такая платформа сможет вернуть поддержку некоторых разочаровавшихся в ACUM «правых» избирателей и мобилизовать часть избирателей с левого фланга. По итогам прошедших месяцев появилось несколько общественных лидеров, которые могли бы стать ядром такой новой платформы — Штефан Глигор, Виктор Киронда и его команда с муниципальных выборов.

Блок ACUM выполнил свою миссию переходного правительства. К сожалению, он оказался не подготовлен к решительному и дальновидному правлению. Без новой политической силы Молдова рискует надолго вернуться в болото олигархии и коррупции.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции