«Олякэ экономист». Зачем Додону слабый лей
5 мин.

«Олякэ экономист». Зачем Додону слабый лей

Предложение президента Игоря Додона опустить молдавский лей не поняли в Нацбанке и раскритиковали в оппозиции. В Нацбанке напомнили, что не занимаются регулированием валютного курса. А в оппозиции заявили, что ослабление лея приведет к росту цен, и это станет «катастрофой» для каждой семьи. NM вместе с экспертами разбирался, кому может быть выгодно ослабление лея, и к чему это может привести.

x

Как Додон объяснил  на яблоках курс лея

Тема курса молдавского лея возникла 18 сентября в очередном выпуске видеоплатформы «Президент отвечает». Додона спросили, почему курс российского рубля к лею такой низкий, ведь это невыгодно молдавским экспортерам. Отвечая на вопрос, Додон отметил, что будет говорить не как экономист, а «по народно-крестьянски». Он напомнил, что российский рубль в связи с кризисом ослаб, тогда как молдавский лей, напротив, окреп. «К сожалению», — подчеркнул президент.

И пояснил, что крепкий лей плохо влияет на экономику, особенно на экспорт: «Например, экспортер продает килограмм яблок по доллару. В России он получает 70 рублей и при обмене их на леи — 16 леев. Но мог бы получить почти 17 леев, продавая яблоки на месте. Вот поэтому нам выгодно, чтобы лей ослаб».

Но это, как подчеркнул президент, зона ответственности Нацбанка, который «у нас независимый и, как говорят, самый гуманный в мире». Додон считает, что лей надо немного ослабить, чтобы «дать импульс» экономике: «Считаю, что Нацбанк в этом случае действует неправильно, потому что нет риска роста цен или тарифов на электроэнергию. Они, наоборот, падают».

Почему у оппозиции другое мнение

Идею Додона раскритиковал депутат от партии «Действие и солидарность» (PAS) Думитру Алайба, назвав президента «олякэ экономистом». «Негативные эффекты этой инициативы неизбежны, особенно для страны, которая импортирует почти все, что потребляет […] Эту цену заплатят граждане, у которых и так экстремально низкие доходы», — написал Алайба в Facebook.

Как пример, он привел газ и электроэнергию, которые закупают за доллары США: «Цены на потребительские товары — от бананов до одежды и телевизоров — вырастут. Потому что эти продукты импортные». При этом зарплаты останутся на том же уровне в леях, что будет означать «катастрофу» для каждой семьи, отметил Алайба.

OLEACĂ ECONOMISTMega-economistul Dodon câteva minute în urmă live și-a spus părerea că trebuie să depreciem leul. Din…

Posted by Dumitru Alaiba on Friday, September 18, 2020

Что ответили на предложение Додона в Нацбанке

В Нацбанке на просьбу NM прокомментировать предложение Додона сообщили, что курс валют в Молдове определяется, исходя из спроса и предложения на валютном рынке. «Нацбанк не занимается удержанием определенного курса валюты. Фундаментальная цель Нацбанка — стабильность цен. Учитывая заданный инфляционный коридор (5% ± 1,5%), НБМ использует базовую ставку для удержания инфляции в этом коридоре, что косвенно сказывается на курсе валют», — сообщили в Нацбанке.

Также в НБМ отметили, что «в мае-августе провели интервенции на валютном рынке на сумму $123 млн, чтобы избежать резких колебаний курса».

Для укрепления лея, отметим, Нацбанк обычно выбрасывает на рынок дополнительную валюту, а для ослабления — скупает валюту, чтобы создать на рынке небольшой ее дефицит.

Что говорят эксперты

Эксперт IDIS Viitorul Вячеслав Ионицэ в беседе с NM отметил, что молдавский лей действительно ощутимо укрепился в этом году: «Я высчитывал индекс курса лея к десяти ходовым валютам (доллар США, евро, российский рубль, турецкая лира и др.). И получилось, что с начала года лей укрепился в среднем на 5%».

При этом, по данным Ионицы, по отношению к российскому рублю лей укрепился на 21%, к украинской гривне — на 17%, к турецкой лире — на 23%, к белорусскому рублю — на 22,6%. «Эти страны важны для молдавских сельхозпроизводителей, так как туда они отправляют свою продукцию. Получилось так, что по фермерам в этом году было три удара: кризис, засуха, а теперь еще и крепкий лей», — отметил Ионицэ.

По его словам, ослабление национальной валюты выгодно экспортерам, с которыми рассчитываются в валюте (доллар, евро), но не выгодно остальному населению. «В такой ситуации власти обычно решают, кто важнее — население или бизнес», — отметил Ионицэ. В этой связи он считает странным предложение Додона, так как обычно в электоральный период курс лея, наоборот, стараются сдерживать «всеми возможными способами».

При этом эксперт отметил, что на самом деле Нацбанк и сейчас проводит интервенции, которые не позволяют молдавскому лею укрепляться еще сильнее. «Если бы Нацбанк сейчас не скупал валюту, то лей бы укреплялся еще быстрее. Но, вообще говоря, задача Нацбанка не в том, чтобы лей укреплялся или становился слабее, а в том, чтобы при колебаниях не было резких скачков», — сказал Ионицэ.

Экономический эксперт Виктор Чобану, в свою очередь, отметил, что ослабление курса валюты — всегда «палка о двух концах». «Мы продвигаем экспорт в ситуации, когда импорт в несколько раз больше экспорта. Это приводит к росту цен по цепочке. Получающие зарплату в валюте выигрывают, все остальные — проигрывают», — пояснил Чобану.

По его словам, ослабление лея может иметь смысл, когда есть конкретные планы по расширению позиций на каких-то рынках. «[Без таких планов] это, скорее, вредно, чем полезно», — подытожил эксперт.

***

По данным Нацбанка с начала года курс молдавского лея по отношению к доллару США укрепился на 3,4% (с 17,20 леев за $1 в начале года до 16,63 леев за $1 в сентябре). По отношению к российскому рублю, о котором спросили Додона, молдавский лей укрепился на 25,5% (с 27,8 банов за 1 рубль в начале года до 22,15 банов в сентябре).

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: