«Они давно бы избавились от меня так же, как это делали со своими оппонентами в 90-е». Интервью NM с Олегом Хоржаном из приднестровской тюрьмы
7 мин.

«Они давно бы избавились от меня так же, как это делали со своими оппонентами в 90-е». Интервью NM с Олегом Хоржаном из приднестровской тюрьмы

В июне исполнилось три года, с тех пор как лидера Приднестровской компартии, экс-депутата Верховного совета Приднестровья Олег Хоржана приговорили к четырем годам тюремного заключения, обвинив его в «насильственных действиях в отношении представителя власти». Международные структуры называют дело Хоржана политическим и призывают руководство Приднестровья освободить оппозиционера. Долгое время о судьбе Хоржана ничего не было известно. Корреспонденту NM удалось передать Хоржану вопросы в приднестровскую тюрьму № 1, где его содержат. Спустя несколько месяцев в редакцию NM передали ответы. В них Хоржан рассказал о своем состоянии, о новых уголовных делах, которые завели на него и членов его семьи, о проблемах и перспективах приднестровской оппозиции и дал понять, что намерен принять участие в предстоящих выборах лидера Приднестровья.

«Они очень боятся моего выхода на свободу»

Как вы себя чувствуете? Оказывают ли вам квалифицированную медицинскую помощь?

Со здоровьем проблемы, конечно, есть. Что касается медицинской помощи, в тех условиях и в тех объемах, которые существуют в местах лишения свободы, мне ее оказывают. Но назвать ее достаточной я не могу. Мое состояние стабилизировали, но получить квалифицированную медицинскую помощь я смогу, только находясь на свободе.

Изменились ли условия вашего содержания после голодовки?

Да, изменились. Сегодня у меня нет особых претензии к сотрудникам УИН-1. Но, безусловно, есть претензии к власти, которая меня незаконно удерживает за решеткой.

В июле 2020 года стало известно, что против вас готовят новое уголовное дело по статье «оскорбление президента ПМР». На какой стадии оно находится?

Да, такое уголовное дело есть. Они умудрились возбудить уголовное дело за оскорбление президента по моему обращению к народу Приднестровья, где нет ни единого слова о самом Красносельском. Они очень боятся моего выхода на свободу. Понимают, к каким последствиям для них это может привести. Скажу больше:  они бы давно  избавились от меня, так же, как это делали со своими оппонентами в девяностые. Знаете принцип нашего олигархата: нет человека — нет проблемы.

Но сегодня к моему вопросу приковано внимание серьезных геополитических сил за пределами Приднестровья, и поэтому сделать со мной пока ничего не могут. Поэтому в их планах, которые они обсуждают между собой, — держать меня за решеткой столько, сколько получится. Перспектива этого уголовного дела и мое освобождение зависят от  ситуации, которая будет складываться вокруг Приднестровья в ближайшее время.

Также завели дело на моего сына. Подробности нам, как это принято в Приднестровье, не сообщают. Но уголовное дело есть. Моего старшего сына объявили в розыск, и он был вынужден уехать в Россию. Сейчас он со своей семьей находится в Москве. Спасибо моим друзьям и коллегам из Государственной Думы, которые приняли его там и оказали всю необходимую помощь. 24-летний порядочный парень оказался виновен только в том, что его отец борется с «Шерифом». Понятно, что таким образом они пытаются давить на меня.

Летом 2020 года Высшая судебная палата Республики Молдова признала незаконным вынесенный вам приговор. Что изменилось после этого решения?

Прежде всего, было восстановлено мое честное имя. Я не совершал преступления, это понимают все. Так называемый приговор, который мне вынесли, это было решение не приднестровского суда, а решение «шерифовского» суда — нелегитимного органа, контролируемого фирмой. Могу сказать, что сегодня и в России, и в США, и в Европе, и в Молдове меня признали политическим осужденным и незаконно удерживаемым в тюрьме человеком. Высшая судебная палата — международно признанный суд — подтвердил этот юридический факт со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Это не единственный пример политических преследований в Приднестровье. Недавнее уголовное дело и приговор Геннадию Чорбе — тоже сфабрикованы и следовательно незаконны. Это еще один пример звериного оскала действующего в Приднестровье режима. Хорошо, конечно, что мы все вместе смогли добиться его освобождения. Однако этого, на мой взгляд, недостаточно. Мы будем добиваться его полного оправдания и реабилитации, равно как и всех других политических осужденных.

Всех, кто издевался над людьми, кто фабриковал уголовные дела, калеча судьбы сотен людей, кто нарушал права человека в Приднестровье, необходимо привлечь к уголовной ответственности.

«90% жителей Приднестровья ненавидят и эту власть, и “Шериф”»

Есть ли сегодня в Приднестровье оппозиция? И способно ли оппозиционное движение стать силой, которая сможет противостоять действующей власти?

Сегодняшнее положение дел в Приднестровье — это нищета, коррупция, беззаконие, политический террор, сплошное вранье власти. Все это привело к тому, что 90% жителей Приднестровья ненавидят и эту власть, и эту фирму [«Шериф»]. Люди с трудом выживают, а небольшая часть так называемых представителей власти и околшерифовского окружения жируют за счет народа. Приднестровье превратили  в инструмент обогащения небольшой кучки особ без чести и совести. В этих условиях огромное число наших граждан связывает свои надежды с приднестровской оппозицией, поддерживает нас… Главная наша цель — освобождение Приднестровья от действующего олигархического антинародного режима, демократизация республики, защита прав и свобод граждан. В этом нас поддерживает подавляющее большинство приднестровцев.

Какие основные проблемы приднестровской оппозиции?

Сегодня главная проблема для всех — именно тот режим, который незаконно контролирует государственную власть в нашей республике. Приднестровьем управляет человек, который не участвовал в выборах, не получал мандат доверия людей. Но именно он дергает за властные нити и управляет своими ставленниками в разных кабинетах власти, как ему захочется. Поэтому в современном Приднестровье нет закона, нет  легитимных органов государственной власти, нет прав и свобод граждан, нет свободных выборов. Есть только интересы приднестровского олигарха и его бизнес-империи.

Каковы ваши дальнейшие планы? Связаны ли они с политической и правозащитной деятельностью?

Сейчас ситуация в Приднестровье складывается так, что правильнее было бы говорить об освобождении республики. Ведь при этом режиме любая политическая и правозащитная деятельность нереальна по определению. И только после освобождения нашей земли от этого зла, после восстановления законности и правовых принципов, возможна будет и политическая, и правозащитная деятельность.
К этой цели я буду идти до конца, чего бы мне это ни стоило.

Какие ваши прогнозы предстоящих президентских выборов?

Предстоящие в декабре президентские выборы будут, наверное, последней возможностью изменить ситуацию в Приднестровье. По всем социологическим замерам представителя приднестровской оппозиции готовы поддержать две трети жителей республики. Ни у одного представителя действующей власти нет шансов получить доверие народа честным, законным способом. Они не смогут выиграть эти выборы демократическим путем. Если же приднестровский олигарх попытается попросту назначить своего президента, тогда ситуация окажется кардинально другой: это уже будет насильственный захват власти. В этих условиях и приднестровский народ, и международное сообщество будут иметь право действовать, исходя из этих обстоятельств в соответствии с нормами международного права.

Будете ли вы или другие члены ПКП участвовать в выборах?

В условиях, когда нет законного решения приднестровского суда, и в то же время есть решение международно признанного суда, мои конституционные права полностью восстановлены, и у меня есть право баллотироваться в любые органы власти. Я уже приводил пример: если вас на улице остановили бандиты и ограничивают вашу свободу, отнимают ваше имущество, это совершенно не значит, что Конституция и закон не гарантируют вам право на свободу передвижения, право на владение собственностью, или лишают вас других прав, в том числе избирательных.
Поэтому нет законных препятствий для моего участия в предстоящих президентских выборах. Свое решение по этому поводу я сообщу в ближайшее время.

* * *

Олег Хоржан — лидер Приднестровской Компартии и экс-депутат Верховного совета Приднестровья — уже три года отбывает наказание в приднестровской тюрьме № 1 в селе Глиное Григориопольского района. В ноябре 2018 года Верховный суд Приднестровья приговорил его к четырем с половиной годам заключения по обвинению в «насильственных действиях в отношении представителя власти».

По версии следствия, после несогласованного митинга Хоржан сорвал погоны с одного из милиционеров и ударил его. По одному из эпизодов дела он якобы оскорбил главу местного МВД Руслана Мову. Правозащитники считают это дело политическим и не раз заявляли о бесчеловечных условиях содержания Хоржана.

Летом 2020 года у Хоржана появилось право на условно-досрочное освобождение, так как он отбыл больше трети срока. Но в УДО ему было отказано.

В июле 2020 года Хоржана посетил следователь из Тирасполя  и выяснилось, что против Хоржана могут открыть новое уголовное дело. Основанием для этого стала статья в тираспольской газете «Голос народа», в которой Хоржан назвал власти Приднестровья «марионеточными», а также, по версии следствия, оскорбил лидера Приднестровья Вадима Красносельского.

4 августа 2020 года администрация тюрьмы обвинила Хоржана в нарушении тюремного распорядка и отправила его на 10 суток в карцер. Хоржан в знак протеста объявил голодовку. Голодовка продлилась 49 дней, за это время Хоржан потерял около тридцати килограмм. Во время нахождения в госпитале врачи диагностировали у него инфаркт, дистрофию внутренних органов, гипертензию и отмирание нервных окончаний.

Как сообщили NM источники, Хоржан решил прекратить голодовку после личного обращения к нему руководителя фракции Коммунистической партии Государственной Думы России Геннадия Зюганова. Источники сообщали, что в этот момент оппозиционер находился уже на грани смерти. Зюганов в своем письме просил Хоржана прекратить голодовку ради близких и общего дела.

30 июля 2021 года Посольство США в Молдове призвало «де-факто власти Приднестровья» отменить обвинительные приговоры  нескольким гражданам: активисту Геннадию Чорбе, пенсионеру Михаилу Ермураки, лидеру местной Коммунистической партии Олегу Хоржану, пенсионеру Сергею Мировичу и жителю Каменского района Андрею Глижину. В сообщении, опубликованном посольством США, вынесенные им приговоры называются «политическими репрессиями».

Спустя две недели 10 августа в Приднестровье освободили оппозиционного активиста Геннадия Чорбу, которого обвиняли в «оскорблении» Вадима Красносельского и в «экстремизме». Ему заменили реальный срок в 3 года и 3 месяца на условный. 

Олег Хоржан остается в заключении.

 

  •  
  •  
  •  
  •  
  • 8
  •  
x
x

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: