От захвата до ответа. Четыре вопроса по делу об узурпации власти в Молдове
5 мин.

От захвата до ответа. Четыре вопроса по делу об узурпации власти в Молдове

В Генпрокуратуре пока не раскрывают детали следствия по делу об узурпации власти, которое возбудили на этой неделе. Отказываются называть и имя прокурора, который ведет это дело. В Демпартии утверждают, что никакой узурпации 7-14 июня не было, и называют дело политическим. NM тем временем с помощью юристов сформулировал несколько вопросов, на которые должно ответить следствие, чтобы установить факт преступления и виновных в нем.

Как пояснили NM в Генпрокуратуре, уголовное дело открыто по части 1 статьи 339 УК «Захват государственной власти». Раскрывать имя руководителя следственной группы и детали расследования там отказались, сославшись на то, что это может навредить расследованию. В прокуратуре также не назвали возможных подозреваемых по делу, а в пресс-релизе ведомства указано, что дело открыто «по факту узурпации власти бывшей властью».

Экс-премьер и временный глава Демпартии Павел Филип назвал это дело политическим заказом новых властей и обвинил главу МВД Андрея Нэстасе в давлении на следственные органы. «Я не думаю, что мы нуждаемся в каких-то аргументах [защиты]. Думаю, абсолютно всем понятно, что это политический заказ. Мы видели, что это дело открыли по настоянию господина Нэстасе. Думаю, что комментарии тут излишни», — сказал Филип. Он также отметил, что ДПМ не опротестовала это дело, так как пока не видела постановления о его открытии.

***

В статье 339 УК «Захват государственной власти» речь идет о «действиях, совершенных с целью захвата или насильственного удержания государственной власти в нарушение Конституции Республики Молдова», и предусмотрено наказание — лишение свободы на срок от 10 до 15 лет.

1. Было ли «насильственное удержание»?

В комментарии к Уголовному кодексу, который написан для работников судов, прокуратуры, полиции и адвокатов, говорится, что «насильственное удержание власти означает ее незаконное сохранение с применением насилия лицами, которым она ранее принадлежала по закону, но в результате новых выборов или назначений должна перейти к другим лицам». Согласно тому же комментарию, преступление считается совершенным с момента применения насилия, при этом не обязательно, что цель захвата или удержания власти была достигнута.

Экс-глава Конституционного суда Виктор Пушкаш не оспаривает факт удержания власти бывшим правительством и говорит, что следственные органы должны выяснить, было ли удержание насильственным.

По мнению Пушкаша, неподчинение законному парламенту можно трактовать как насильственное удержание власти. «За все годы независимости никогда не было, чтобы старая власть официально передавала власть новой. В 1994 году я проиграл выборы в парламент. Никому ничего не передавал и ушел домой», — отметил Пушкаш.

Адвокат Ион Дрон, в свою очередь, не стал давать однозначных оценок. «Уголовный кодекс не позволяет мне дать четкую оценку. Очень много непонятного в самой диспозиции статьи». По словам Дрона, 339 статья УК не дает четких элементов состава преступления. «Что включает в себя насильственное удержание?», — задался вопросом адвокат.

2. Кто организовал пикеты у госучреждений?

После того как 8 июня Партия социалистов и блок ACUM объявили о формировании правящего большинства, входы в здание правительства и другие госучреждения заблокировала полиция. Также у этих зданий появились протестующие, а у правительства разбили для них палатки. 9 июня тогдашний лидер правящей Демпартии Владимир Плахотнюк, посетив палаточный городок, заявил, что палатки будут стоять «пока страну не освободят».

«Расследование должно выяснить, как удерживали госинституты, кто привел этих людей, кто им платил. А потом сделать вывод — это наследственное удержание власти или нет», — считает Пушкаш.

3. Как быть с решениями Конституционного суда?

Конституционный суд 7 июня постановил, что последний срок формирования правительства истек 7 июня. На следующий день, 8 июня, когда ПСРМ и ACUM объявили о создании коалиции, Конституционный суд признал незаконными все документы, которые примет новое парламентское большинство. С одобрения КС 9 июня Павел Филип как исполняющий обязанности президента распустил парламент.

15 июня, после того как Демпартия заявила об отказе от власти, Конституционный суд отменил свои решения от 7-9 июня.

Эксперты Венецианской комиссии пришли к выводу, что в Молдове 7-8 июня не было оснований для роспуска парламента, а Конституционный суд нарушил собственные процедуры и, скорее всего, не руководствовался Конституцией, принимая решения с 7 по 9 июня.

По словам Виктора Пушкаша, сами судьи КС своим решением от 15 июня признали, что выносили незаконные решения. По его мнению, решение КС об отмене своих предыдущих решений тоже незаконно. «Венецианская комиссия четко высказалась о решении Конституционного суда. Но это все нужно проверить. Орган уголовного преследования должен выяснить, что это было: умышленное принятие незаконных решений или реализация права на выражение мнения», — отметил экс-глава КС.

4. Когда начался предполагаемый захват?

В пресс-релизе Генпрокуратуры говорится, что дело открыто по факту узурпации власти в период 7-14 июня. Однако Виктор Пушкаш предположил, что в процессе расследования этот период может измениться.

По его мнению, захват государственной власти следует отсчитывать с момента первого распределения госдолжностей по партийному принципу. «По-моему, захват начался тогда, как стали распределять должности по политическому принципу. Когда составили секретный список. Вот это нужно найти и обнародовать. Это, наверное, первый альянс за евроинтеграцию», — напомнил Пушкаш.

При этом он подчеркнул, что «пока все не расписано на бумаге и не подкреплено доказательствами», это только его предположение.

О том, что без документов преждевременно комментировать решение прокуратуры, сказал и Ион Дрон. «Я не видел постановление прокуратуры. Неизвестно, что послужило основанием для возбуждения уголовного дела. Когда его опубликуют, можно будет что-то комментировать», — пояснил Дрон.