«Плахотнюк выиграл выборы и одновременно стал очень богатым человеком». О чем еще рассказал в суде Платон
8 мин.

«Плахотнюк выиграл выборы и одновременно стал очень богатым человеком». О чем еще рассказал в суде Платон

В суде Буюкан продолжили допрашивать Вячеслава Платона в рамках пересмотра уголовного дела, по которому его приговорили к 18 годам тюрьмы. На заседании 15 февраля Платон рассказал, как понял «всю схему кражи миллиарда». Об этом и о том, как Платон летал в Вену на переговоры с Владимиром Плахотнюком, как прокуроры проигнорировали доказательства его причастности к краже, и почему Плахотнюк «взял в заложники» людей Платона — в репортаже NM.

Допрос Платона в суде продолжается уже второе заседание. На заседании 11 февраля Платон рассказал, как в 2011 году купил у Плахотнюка за $80 млн 38,2% акций Victoriabank, компанию ALFA Engineering которая владеет зданием гостиницы National, 28% акций Banca de Economii (BEM), 50,3% акций страховой компании Asito и почти 82% Victoria Asigurări (впоследствии переименована в Alliance Insurance Group ). Также Платон рассказал, как в 2014 году Плахотнюк вынудил его заключить обратную сделку и вернуть все активы. По словам Платона, хотя сделкой руководил Плахотнюк , «фронтменом» выступал Илан Шор. По договоренности с Плахотнюком, сделку провели на бирже по сниженной стоимости — $12 млн. Разницу в цене — $28 млн — Платону и его партнерам перевели со счета компании Veb Solutions (По словам Платона, эти активы он купил за $40 млн и продал тоже за $40 млн).

На заседании 15 февраля Платон подчеркнул, что, хотя компания Veb Solutions была подконтрольна Илану Шору, в 2017 году, когда дело Платона первый раз рассматривали в суде, судьи приписали эту компанию Платону. «Причем следствие этого не доказало. Представителя компании Veb Solutions Владимира Нягу ни разу не допрашивали. Его даже не искали. Уже при проверке дела его нашли и допросили. Выяснилась его причастность к «группе Шора»», — рассказал Платон.

«Они не доверяли нам»

Платон рассказал, что на завершающем этапе обратной сделки с акциями Victoriabank, BEM и другими, Плахотнюку вернули активы Asito и Victoria Asigurări. Деньги, по словам Платона, уже перевели, и оставалось переоформить документы. Но у сторон возникли разногласия из-за того, что советник Плахотнюка Сергей Яралов захотел, чтобы Платон поручился за возможные убытки, которые могли возникнуть в будущем, сказал Платон.

«Я парировал тем, что, когда мы покупали акции, то не ставили таких условий и поверили на слово, что в деятельности компаний не было нарушений. Более того, я обратил внимание на то, что за время, которое мы управляли страховыми компаниями, они значительно укрепились финансово и увеличили свою долю на рынке. Но, как мы не доверяли им, так и они не доверяли нам», — рассказал Платон. В итоге, по его словам, они договорились сделать взаимозачет активов и пассивов компаний, оценить объем их капитала, и на эту сумму Платон и его партнеры должны были передать Плахотнюку здание Дома моды и главное здание Asito. Общую стоимость этих зданий оценили в $20-25 млн.

Платон рассказал, что оба здания переоформили на две принадлежащие ему компании, а затем должны были переоформить на компании Илана Шора. Так, в декабре 2014 года на  водителя Шора Иона Кожокару переоформили компанию, которая владела Домом мод. Сделку проводила нотариус Ольга Боднарчук. «Мы дружили с ее гражданским мужем, и в это время все втроем катались на лыжах в Швейцарии. Я спросил у Ольги Боднарчук, как она сумеет, находясь в Швейцарии, провести сделку в Молдове. Она объяснила, что оставила чистые бланки в Молдове, и ее помощница сделает все за нее», — рассказал Платон.

«Плахотнюк светился всеми цветами радуги»

Но сделка со зданием Asito, по словам Платона, задерживалась, так как Нацкомиссия по финансовому рынку (НКФР) не давала на нее разрешение. «Я объяснил Яралову, что и они должны подключиться для решения этого вопроса. Яралов поговорил с Плахотнюком и передал мне, что этим займется Ольга Днестряну — один из доверенных юристов Плахотнюка. Мы быстро получили разрешение от НКФР, но члены комиссии в частном порядке попросили возместить убывающие активы деньгами, чтобы не создавать дырку в балансе компании», — отметил Платон. Он сообщил, что через несколько своих компаний перевел на счет Asito $ 7,232 млн. «Эти 7,2 млн еще сыграют в моем деле роль», — сказал Платон, но не успел сообщить, о какой роли идет речь.

Платон рассказал, что в декабре 2014 года встретился с Плахотнюком в Вене. Их встреча в одной из местных гостиниц, по словам Платона, продлилась восемь часов. «Плахотнюк окончательно подтвердил, что за [обратной] сделкой стоит именно он, и что его интересуют оставшиеся в распоряжении Moldindconbank 1,5% Victoriabank. Самое главное, что я понял:  за разорением трех банков: BEM, Banca Sociala и Unibank стоит именно он [Плахотнюк]. Он светился всеми цветами радуги. Он выиграл выборы и одновременно стал очень богатым человеком», — сказал Платон.

Кроме того, Платон рассказал, что люди из его окружения были «в заложниках у Плахотнюка», пока Платон находился с ним в конфликте. Прокурор Елена Черуца попросила Платона разъяснить, что он имеет в виду, утверждая, что людей держали в заложниках. Платон ответил, что против них сфабриковали уголовные дела и держали под арестом. О ком именно идет речь, он не уточнил. Однако, по его словам, после того как они с Плахотнюком договорились «о прекращении военных действий», людей Платона освободили из-под ареста. «Также мы договорились, что со скидкой  20% отдадим 1,5%  акций Victoriabank его компании Insidown. Так как он раскрылся передо мной, надобности в Шоре уже не было, и [член админсовета Moldova-Agroindbank, через который проводили обратную сделку, Cтелла] Пахоми и Яралов обсуждали сделку напрямую», — сказал Платон.

Также он отметил, что именно Яралов представлял на переговорах компанию Insidown. Платон сообщил, что у него есть переписка с Пахоми, которая подтверждает эту информацию, и он готов предоставить ее суду. «Эта же переписка сохранилась на телефоне Пахоми, который изъяли у нее во время ареста [в 2016 году]. Переписка была полностью в распоряжении Антикоррупционной прокуратуры, но этим не воспользовались. Из нее следует, что Insidown контролирует Плахотнюк, а реальная стоимость акций Victoriabank не $12 млн, а $ 40 млн. Если бы следствие проанализировало эту переписку, оно бы выявило причастность Плахотнюка к краже миллиарда», — сказал Платон.

«Ее склоняли к сотрудничеству»

Оставшиеся 1,5% акций Victoriabank Платон продал Плахотнюку в мае 2015 года. После этого, по словам Платона, Плахотнюк обязался закрыть уголовные дела против людей Платона. «У меня остался документ, где он своей рукой напротив каждого дела ставил отметки и назначал ответственных лиц [за закрытие дела]», — сказал Платон. Он отметил, что может представить суду копию этого документа. Также он сообщил, что в 2015 году у него было несколько встреч с Плахотнюком, во время которых он «узнавал все больше подробностей о краже миллиарда».

По словам Платона, их отношения снова обострились в декабре 2015 года из-за того, что Плахотнюк считал, что Платон мешает ему стать премьер-министром. «После того как он назначил свое правительство, он стал атаковать меня по всем фронтам. Его целью было захватить остальные активы, которые принадлежали мне и моим партнерам. Кроме того, он считал, что пока я на свободе, буду поддерживать всех, кто сопротивляется установлению его полной власти в стране», — сказал Платон.

Он напомнил, что в апреле 2016 года Нацбанк заблокировал 43% акций Moldova-Agroindbank которые принадлежали Платону и его партнерам, а также арестовал члена админсовета Moldova-Agroindbank (MAIB) Стеллу Пахоми.

«В апреле 2016 года Плахотнюк через Нацбанк заблокировал 43% акций MAIB, которые принадлежали моим партнерам, и арестовал Пахоми. Ее склоняли к сотрудничеству [со следствием]. После того как она отказалась, он арестовал ее брата. Как сообщили ей прокуроры Антикоррупционной прокуратуры, следующими должны были стать все члены ее семьи. Параллельно на меня выходили люди, которые говорили, что, если мы не отдадим ему активы по бросовым ценам, то он привяжет меня к краже миллиарда», — сказал Платон.

По словам Платона, он не воспринимал эти угрозы всерьез: «Мне казалось очень глупо поднимать скандал там, где ты полностью увяз, и делать это со мной, человеком, который мог быстро разложить все детали кражи». Платон отметил, что тщательно изучил первый отчет Kroll и, несмотря на то, что «отчет был поверхностным», понял всю схему кражи миллиарда.

На этом судьи его прервали, отметив, что время, отведенное на заседание, истекло. Допрос Платона продолжат на следующем заседании.

***

По уголовному делу, которое сейчас пересматривает суд Буюкан, Вячеслава Платона обвиняют в мошенничестве в особо крупных размерах и отмывании денег (ст. 190 и 243 Уголовного кодекса РМ). Согласно первоначальной версии следствия, компании, которые Платон контролировал через своих людей, получали необеспеченные залогом кредиты, которые позже погашали за счет средств Banca de Economii. Речь шла о сумме примерно 800 млн леев.

20 апреля 2017 года Платона приговорили по этому делу к 18 годам лишения свободы. 18 декабря 2017 Апелляционная палата оставила приговор в силе. Высшая судебная палата дважды оставлял его в силе. Последний раз ВСП приняла такое решение в начале мае 2020 года.

А 20 мая 2020 года генпрокурор Александр Стояногло сообщил, что по делу Платона проведут ревизионную проверку. Генпрокурор пояснил, что прокуратура «изучила факты, которые раньше намеренно игнорировали», и пришла к выводу, что обвинение против Платона строилось на «ложных показаниях» Илана Шора.

  •  
  •  
  •  
  •  
  • 2
  •  

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: