«Стало ясно, что активы выкупает Плахотнюк, а Шор — лишь фронтмен». Что Платон рассказал в суде
8 мин.

«Стало ясно, что активы выкупает Плахотнюк, а Шор — лишь фронтмен». Что Платон рассказал в суде

Суд Буюкан приступил к допросу Вячеслава Платона в рамках пересмотра уголовного дела, по которому его приговорили к 18 года тюрьмы. Платон рассказал в суде, как купил у Владимира Плахотнюка акции Banca de Economii и Victoribank, как Плахотнюк потребовал их обратно, а также о том, какую роль в этой истории сыграли Илан Шор, Андриан Канду, Сергей Яралов и стоматолог из Румынии. Подробности — в репортаже NM.

Выступая на заседании суда 11 февраля, Платон рассказал, что в 2011 году советник Плахотнюка Сергей Яралов предложил Платону купить акции Victoribank и другие активы Плахотнюка (с 2005 по 2011 год Плахотнюк был вице-председателем, а затем председателем админсовета Victoribank, в конце 2010 года Плахотнюк стал зампредседателя Демпартии).

По его словам Платона, с его стороны сделку готовили его доверенные лица — Алена Сташевская и Юрий Контиевский. Со стороны Плахотнюка — Сергей Яралов, Андриан Канду и Наталья Политова-Кангаш (была тогда президентом Victoribank). По словам Платона, за $80 млн он и его партнеры купили 38,2% акций Victoriabank, компанию ALFA Engineering которая владеет зданием гостиницы National, 28% акций Banca de Economii (BEM), 50,3% акций страховой компании Asito и почти 82% Victoria Asigurări (впоследствии переименована в Alliance Insurance Group ). Платон рассказал, что эти активы ему продала голландская компания OTIV Prime Holding, которую по доверенности представлял Андриан Канду.

«Плахотнюк решил, что продешевил»

Платон рассказал, что часть денег для оплаты сделки —$40 млн — взял в кредит в Victoriabank через компании Neghina Com SRL, Bogdan and Co SRL и Cristal Impex SRL. «В конце 2012 — начале 2013 года Плахотнюк потребовал, чтобы мы вернули ему 28% акций BEM. Господин Плахотнюк решил, что продешевил. Появился покупатель, который был готов заплатить дороже. Господин Илан Шор был готов заплатить $30 млн примерно за 40% акций BEM», — сказал Платон. И добавил, что в 2011 году он купил 28% акций BEM за $10 млн, и Плахотнюк решил, что выгоднее потребовать акции назад и перепродать их Шору по более высокой цене, добавив еще 12% акций.

«Переговоры шли около месяца. Я сначала отказался. Плахотнюк стал на меня давить. Яралов предупреждал, что у меня и моих партнеров начнутся проблемы по другим активам», — сказал Платон. По его словам, партнеры убедили его «не идти в открытое столкновение с Плахотнюком». В середине сентября 2013 года акции BEM продали Плахотнюку. Но вскоре, отметил Платон, у него с Плахотнюком возник новый конфликт, на этот раз вокруг акций Victoriabank.

Как рассказал Платон, они с партнерами хотели сменить админсовет банка из-за выявленных грубых нарушений, которые наносили ущерб банку. По его словам, админсовету «жестко оппонировали» тогдашняя глава банка Наталья Политова-Кангаш и ее заместитель Корнелиу Гимпу. «Конфликт становился все жестче и жестче. В феврале 2014 года Нацбанк заблокировал наши акции в Victoriabank и потребовал их продать. Мы выставили акции на бирже и продали их, но покупателями были аффилированные с нами компании. К этому времени Политова и Гимпу как представители Плахотнюка в банке разругались с другими акционерами — представителями ЕБРР, греческого Alpha Bank и группой акционеров, которых представлял [тогдашний глава админсовета банка] Виктор Цуркану. Они выявили большие нарушения, о которых даже мы не знали. Ущерб банку увеличился многократно», — рассказал Платон.

«Либо дайте нормально работать, либо забирайте активы»

Он также сообщил, что в августе 2014 года админсовет банка единогласно приостановил полномочия президента банка Политовой-Кангаш и решил не продлевать трудовой контракт ни с ней, ни с ее заместителем Гимпу. Контракты с ними истекали осенью 2014 года. «Господин Плахотнюк понял, что теряет контроль над банком и, используя свое влияние в судейских органах, приостановил полномочия админсовета банка», — сказал Платон. Суд также обязал совет банка продлить трудовой контракт с Политовой-Кангаш на четыре года.

«У меня были разговоры с Яраловым: „Либо дайте нормально работать, либо забирайте активы“. Яралов всегда уклонялся от прямого ответа […] В сентябре 2014 года ко мне обратился Шор и предложил выкупить мою долю и долю моих партнеров во всех молдавских банках», — сказал Платон. Он отметил, что Шор и Яралов подтвердили, что Плахотнюк одобрил сделку.

«Я понимал, что без согласия Плахотнюка такие сделки в Молдове невозможны […] Я сказал Яралову, что хочу и от Плахотнюка получить подтверждение по сделке. У нас были случаи, когда Яралов о чем-то просил от имени Плахотнюка, а Плахотнюк потом говорил, что это была личная инициатива Яралова. Я набрал Плахотнюка, и он подтвердил свое согласие. Сначала он пытался сделать вид, что Шор сам покупает активы. Но в процессе переговоров стало ясно, что активы выкупает Плахотнюк, а Шор — лишь фронтмен», — сказал Платон.

Сумма обратной сделки составила $75 млн. По словам Платона, для этого Яралов тоже хотел взять кредит в Victoriabank на $40 млн, а остальные $35 млн заплатить «живыми деньгами». Однако из-за того, что админсовет банка все еще был заблокирован и не мог одобрить кредиты, Яралов предложил просто переоформить кредиты Платона на Плахотнюка и Шора.

«Насколько я помню, сумма кредитов составила около $32 млн. Надо отметить, что уже с февраля 2014 года, после того как нас отстранили от руководства банком, мы перестали обслуживать эти кредиты, они вышли на просрочку и стали проблемами для банка. Это было более 50% совокупного капитала банка», — сказал Платон. По его словам, первые $15 млн долга перевели на компании Шора. «После этого наши компании не были должниками по кредиту, а должен был Шор», — уточнил Платон.

Также он рассказал, что акции Victoriabank нужно было продать через биржевого брокера. По словам Платона, хотя он купил акции за $40 млн, Плахотнюк предложил ему провести сделку по заниженной цене $12 млн, а еще $28 млн выплатить отдельно. «Но, самое главное, как объяснял Плахотнюк, ему надо будет покупать акции и у других акционеров, чтобы установить контроль над банком, а реальная цена сделки сориентирует других акционеров на более высокую цену», — сказал Платон.

«Мы долго смеялись над стоматологом, который взял кредиты в офшорах»

Покупателем акций Victoriabank стала компания Insidown, бенефициаром которой был стоматолог немецкого происхождения из Румынии Петер Пауль Фишер. Платон отметил, что сделку должен был одобрить Нацбанк, поэтому сам Платон предполагал, что выдача документов затянется. «Он [Фишер] представил документы, что взял деньги взаймы у офшорных компаний, у которых были открыты счета в BEM. Мы долго смеялись над стоматологом, который взял кредиты в офшорах из BEM на покупку банка. Но Нацбанк это устроило», — рассказал Платон и засмеялся. Судьи тоже засмеялись.

Продолжив давать показания, Платон отметил, что пакет документов от Insidown представлял Денис Уланов (ныне депутат от партии «Шор»). Однако Нацбанк попросил заменить юриста, отметив, что Уланов представляет Unibank по иску против Нацбанка. Документы оперативно заменили, и подготовка к сделке продолжилась. Все деньги должны были провести через Moldova-Agroindbank (MAIB). Платон рассказал, что опасался того, что $12 млн ему перечислят, а остальные $28 млн — нет. Поэтому они договорились, что эти $28 млн разместят на счете одной из компаний в MAIB, а, после того как сделка пройдет на бирже, деньги переведут на счета компаний, подконтрольных Платону.

По его словам, 13 ноября Стелла Пахоми, которая входила в админсовет MAIB, проследила, чтобы все $40 млн перевели одновременно. «Это была сложная операция, но Стелла Пахоми с ней справилась», — отметил Платон.

После этого одна из судей Лилия Лупашко уточнила, будет ли Пахоми давать показания в суде. «Она не приедет, она потом перешла на темную сторону луны», — сказал Платон.
Он также отметил, что через нотариуса Ольгу Боднарчук часть активов из сделки 2011 года передали человеку, который работал на Дениса Уланова. Таким образом, после завершения обратной сделки у Платона остались акции Asito и Victoria Asigurări.

На этом судьи прервали Платона, отметив, что рабочий день суда закончился. Дослушать его показания решили на следующем заседании.

***
По уголовному делу, которое сейчас пересматривает суд Буюкан, Вячеслава Платона обвиняют в мошенничестве в особо крупных размерах и отмывании денег (ст. 190 и 243 Уголовного кодекса РМ). Согласно первоначальной версии следствия, компании, которые Платон контролировал через своих людей, получали необеспеченные залогом кредиты, которые позже погашали за счет средств Banca de Economii. Речь шла о сумме примерно 800 млн леев. 20 апреля 2017 года Платона приговорили по этому делу к 18 годам лишения свободы. 18 декабря 2017 Апелляционная палата оставила приговор в силе. Высшая судебная палата дважды оставлял его в силе. Последний раз ВСП приняла такое решение в начале мае 2020 года.

А 20 мая 2020 года генпрокурор Александр Стояногло сообщил, что по делу Платона проведут ревизионную проверку. Генпрокурор пояснил, что прокуратура «изучила факты, которые раньше намеренно игнорировали», и пришла к выводу, что обвинение против Платона строилось на «ложных показаниях» Илана Шора.

  •  
  •  
  •  
  •  
  • 9
  •  
x
x

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: