«Плахотнюк вышел и честно сказал: я владею вот этим». Как Канду стал медиаэкспертом, и что с этим не так
4 мин.

«Плахотнюк вышел и честно сказал: я владею вот этим». Как Канду стал медиаэкспертом, и что с этим не так

Лидер партии Pro Moldova Андриан Канду 23 июня выступил в роли эксперта в молдавских СМИ. В онлайн-дискуссии о значении медиа и поддержке культурного разнообразия он рассказал журналистам из стран Восточного партнерства, почему именно Владимир Плахотнюк честно вел свой медиабизнес и кто (не) виноват в том, что Молдова скатилась в Индексе свободы прессы. NM рассказывает самое интересное из часовой дискуссии.

x

23 июня Канду пригласили выступить спикером в онлайн-дискуссии о роли СМИ и культурном разнообразии. Ее организовала премия Adami, которую ежегодно вручают журналистам и видеомейкерам из стран Восточного партнерства за репортажи о проблемах меньшинств, миграции и культурном разнообразии. Партнеры премии — ЕС и министерство иностранных дел Германии. Канду выступал как эксперт в СМИ и делился опытом молдавского медиарынка.

Взлеты и падения

В ответ на вопрос о том, почему Молдова только за последний год на 10 позиций упала в Индексе свободы прессы и оказалась на 91 месте из 180 стран мира, Канду заговорил о «взлетах и падениях» местного медиарынка.

«Мы не можем найти наш путь и понять, как должны развиваться медиа. Бывали взлеты и падения. Молдова переживает переходный период», — говорил Канду.

Падение Молдовы в рейтинге свободы прессы он объяснил тем, что в стране «очень маленький рынок рекламы — меньше €10 млн», и отстроить медиа очень трудно. Канду также пожаловался на то, что регулятор рынка — Координационный совет телевидения и радио — «очень часто политизирован и действует в зависимости от того, в какой политический цвет окрашена сейчас страна».

Отметим, резкий обвал Молдовы в Индексе свободы прессы начался в 2015 году, когда Канду, будучи членом Демпартии, стал спикером парламента. И продолжался вплоть до 2019 года включительно, когда власть в стране полностью находилась под контролем Демпартии.

С 56 места в 2014 году Молдова переместилась на 91 место. Ежегодно составители рейтинга писали о том, что основная проблема молдавских медиа — влияние правящих политиков и олигархов. Но Канду не согласился с этим.

«Плахотнюч» и прокси

Модератор дискуссии попыталась напомнить Канду, что 60% медиарынка в Молдове еще недавно контролировал его коллега «Владимир Плахотнюч». И добавила, что проблема собственников все еще остается. Экс-спикер возразил.

«Проблема не в количестве медиа и не в собственниках, а в ограничениях рынка и финансировании медиа. Пример — господин Плахотнюк. Тогда и сейчас он открыто и прозрачно был владельцем медиа. Он вышел честно и сказал: я владею вот этим. Это бизнес. Я так трачу и зарабатываю деньги», — уверял Канду.

Противоположностью «открытого» Плахотнюка политик назвал всех остальных владельцев телеканалов, которые якобы используют «прокси» (подставных лиц), а не владеют СМИ открыто. В финансировании молдавских телеканалов, по мнению Канду, не хватает прозрачности.

Напомним, официально Плахотнюк владел лишь двумя телеканалами — Prime и Publika TV и двумя радиостанциями — Muz FM и Publika FM. Еще несколько телеканалов, радиостанций и онлайн-изданий были подконтрольны Плахотнюку и Демпартии через его доверенных лиц: телеканалы Canal 2, Canal 3 (формально принадлежат сотруднику медиахолдинга Плахотнюка General Media Group Лилиану Буштюку), CTC-Mega и Familia Domashniy (принадлежат Виктории Русу). Также в холдинг входят радиостанция «Русское радио» и Radio One. Эти радиостанции принадлежат компании NG Production, учредителем которой является певица Наталья Гордиенко.

Кроме того, Канду скрывал, что сам, будучи спикером парламента, являлся официальным представителем офшорной компании OTIV Prime Media BV, которая основала компанию General Media Group SRL (первоначально ей принадлежали четыре телеканала Плахотнюка).

Додон и «оппозиция»

На вопрос ведущей о том, есть ли в Молдове независимые телеканалы, Канду не назвал ни одного конкретного медиа. По его словам, даже у «предположительно независимых» телеканалов есть «сомнительное прошлое». Кроме того, он упомянул холдинг, подконтрольный пропрезидентской Партии социалистов.

«В этом году видно, что президент Додон владеет стоящей за ним медиаимперией. У него сильная медиаподдержка. У него есть соцсети, онлайн-СМИ, не только телеканалы», — рассказал Канду. Он посетовал, что даже общественные телеканалы, финансируемые из госбюджета, трудно назвать независимыми.

Напомним, когда Демпартия находилась у власти, ее членов чаще, чем представителей других партий, можно было увидеть в эфире Moldova 1.

Сейчас же Канду с сожалением рассказал, что теперь оказался в оппозиции, и ему «сложнее получить доступ к телевидению». Участникам онлайн-дискуссии он сказал, что все чаще пользуется стримами в социальных сетях.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: