«Подозрительные связи». Зачем в Молдове создали платформу OpenMoney, и при чем тут MTender, персональные данные и кумовство
10 мин.

«Подозрительные связи». Зачем в Молдове создали платформу OpenMoney, и при чем тут MTender, персональные данные и кумовство

Некая компания раз за разом выигрывает миллионные тендеры на поставку стройматериалов разным госинститутам. Ее владелец – бывший начальник управления одного министерства. Связь очевидна. Именно такие связи показывает платформа с базами данных openmoney.md, запущенная три года назад. В конце осени этого года откроется ее новая версия. О том, чем она будет отличаться от первой, почему имена владельцев важнее названий компаний, и при чем здесь MTender, NM поговорил с создателем платформы, владельцем IT-компании Sensmedia Павлом Новаком.

x

«Невозможно все спрятать в Excel»

Что это за платформа такая — openmoney.md?

Эта платформа представляет собой простую и удобную базу данных, с помощью которой можно отслеживать через госзакупки связи между компаниями, их владельцами и госорганами. Платформу создали в 2017 году после хакатона HACK Corruption, на котором обкатывались разные идеи для усиления борьбы с коррупцией в Молдове. Я участвовал в этом хакатоне c ребятами из своей IT-компании SENSMEDIA. Подумали тогда: о, тимбилдинг, будет интересно.

Сама идея мне пришла в голову давно. Я довольно тесно связан с медиа и знаю о том, как необходима такая база данных. В 2009-2014 я занимался видео на Unimedia, потом мы делали сайты для разных независимых СМИ в Молдове, некоторые продолжаем обслуживать до сих пор.

Вовремя хакатона решили, что надо по максимуму собрать открытые данные на одной платформе. В то время были данные на date.gov.md о компаниях, учредителях и их участии в тендерах, но это были гигантские таблицы в Excel с 20 тыс. листами. Вручную искать нужные сведения было очень сложно.

У нас тогда даже слоган был — «Невозможно все спрятать в Excel». Мы же искали реальных бенефициаров государственных закупок.

С какими трудностями вы столкнулись при реализации проекта?

В первую очередь с ошибками в данных. К примеру, в экселевских таблицах часто названия компаний были с ошибками или написаны по-разному: то с тире, то с пробелом, то капслоком, то указано SRL, то — нет. Это очень затрудняло импорт данных. Если бы сразу был указан идентификационный номер (IDNO) компании, проблем было бы в разы меньше.

Поэтому первые наши данные были не самого высокого качества. Это данные о тендерах за 2015-2016 годы и первую половину 2017. На их основе были сделаны несколько журналистских расследований.

Мы даже получили одну повестку в суд. Жалобу написала компания DAAC-Hermes. Дело в том, что у нас была рубрика «Подозрительные связи», куда попадали тысячи компаний-победителей тендеров на госзакупки, если, примеру, у нескольких компаний был один и тот же учредитель или все тендеры выигрывали дочерние компании какого-то холдинга. В итоге DAAC- Hermes не понравилось, что она попала в такую рубрику, они утверждали, что с их контрактами все хорошо и прозрачно.

Да, возможно, если какое-то госведомство закупило автомобили марки Skoda или Dacia у DAAC-Hermes, оно и вынуждено обслуживать их у дочерней компании, поэтому мы сказали «окей» и назвали эту рубрику «Сложные связи». Ведь у нас не было задачи делать выводы, это работа журналистов.

«Подозрительные связи». Зачем в Молдове создали платформу OpenMoney, и при чем тут MTender, персональные данные и кумовство

NM

Кому больше всего нужен ваш сервис?

Мне кажется, наш сервис особенно будет полезен для регионов. Например, у мэра какого-то села есть брат, у которого есть компания, занимающаяся поставками какой-то продукции. И эта компания постоянно выигрывает тендеры, объявленные мэрией. Мне и вам фамилия брата и его фирма ни о чем не скажут, мы никакой связи не заметим. А местный житель, наверняка, взаимосвязь увидит. У нас есть идея сделать паспорт местности, которую мы хотим воплотить в OpenMoney 2.0. И наша задача — сделать данные качественными. А граждане уже смогут анализировать эти данные и обращаться в СМИ, чтобы предать их огласке.

С MTender теперь в режиме реального времени

Какие новые возможности появятся у вашей базы с учетом появления информационной системы электронных закупок MTender?

Если раньше мы могли предоставить данные только о состоявшихся тендерах и уже выполненных контрактах, то, используя данные из MTender, собирать и выдавать данные можно в режиме реального времени, в том числе на этапе оферт. Кроме того, при публикации данных о компаниях платформа использует их идентификационный номер, а не название, нет этих жутких экселей. То есть на платформе работать с алгоритмом данных в разы легче. Уже не будет 3-4 названия Технического университета, который что-то закупил, а лишь одно правильное.

Например, теперь можно будет легко узнать, что в тендере участвуют семь компаний, и у трех из них один бенефициар «за спиной».

Раньше, чтобы добыть эту информацию, требовалось гораздо больше времени и выплаченных за работу денег, теперь это стоит дешевле, и благодаря MTender получить информацию можно быстрее.

MTender сподвиг нас на развитие платформы в OpenMoney 2.0. Нашли финансирование у Программы развития Организации Объединенных Наций (ПРООН). Они финансировали и наш первый проект. Сейчас мы обновляем дизайн, делаем его проще и удобнее, адаптируем под смартфоны. Но самое главное — мы поменяем механизм импорта данных. Сейчас мы работаем над сбором данных из разных источников.

Повторюсь, мы оперируем только публичными данными, не берем во внимание никакие тайно добытые данные, отсканированные и слитые в сеть документы и т.д. Это может повлечь за собой проблемы, и под ударом будет весь сайт.

Как вы будете взаимодействовать с MTender?

Техническое взаимодействие отличное. Но есть определенные нюансы. Во-первых, на этой платформе нет информации обо всех проводимых в стране тендерах, а только о крупных, в которых идет речь о закупках на сумму свыше 200 тыс. леев. Также временно из MTender вывели медицинские закупки, и в нем нет медицинских тендеров. Если верить статистике Агентства по закупкам, то рынок госзакупок Молдовы в 2019 году составил около 9 млрд леев, из которых 8 млрд прошло через MTender, и 1 млрд — через старый SIA RSAP. Однако фактически мы не знаем, какое количеству договоров и на какую сумму подписали закупщики до установленных 200 тыс. леев. Идеальный вариант — обязать госинституты использовать упрощенную процедуру закупки в MTender на торги 50-200 тыс. леев и отчитываться через систему о каждом контракте, подписанном без использования системы MTender.

Еще остается проблема с людьми, конечными собственниками компаний. В тех данных, которые опубликованы сегодня, встречается много ошибок из-за того, что указываются только фамилия и имя. Например, если я введу свое имя, Павел Новак, сайт выдаст, что у меня три компании, хотя на самом деле только две. Потому что одна компания принадлежит другому Павлу Новаку, моему полному тезке.

К нам поступают жалобы на то, что платформа показывает связь с той или иной фирмой, но оказывается, что речь о другом человеке. Но мы говорим, а почему вы думаете, что речь о вас, речь может идти как раз о другом человеке. И мы на сайте указали, что возможны ошибки.

На последнем заседании мы попросили e-gov помочь нам во взаимодействии с Агентством госуслуг, чтобы те по-другому экспортировали данные: указывали не компанию и имя учредителя, а сначала имя, потом компанию, второе такое же имя, следующую компанию и т.д. Можно добавлять к имени цифру — Павел Новак2, чтобы как-то идентифицировать реальных владельцев компаний.

Мы не просим доступ к персональным данным, а хотим, чтобы связи между людьми и их бизнесом были правильными.

Еще одна проблема связана с контрактами. Да, у нас есть информационная система для регистрации госзакупок MTender, но в ней не все контракты. Остальные — там же, где были до сих пор: на tender.gov.md. Причем данные представлены в Exсel, указаны госинститут, компания, выигравшая тендер, но без IDNO и суммы контракта. Все. Но на самом деле нет ничего сложного в том, чтобы добавить идентификационный номер компании, чтобы улучшить качество данных. Нужно просто сделать шаг вперед. Раньше на наши обращения мы слышали только отговорки: мы это не должны делать, мы не умеем, это долго, нам не платят и т.д. Но сейчас мы попробуем достучаться.

Конечно, хотелось бы, чтобы было побольше информации о тендерах, чтобы было не четыре графы, а хотя бы шесть — к примеру, об офертах всех участников, а не только о победителе, о сроках исполнения контракта и т.д. А в идеале, использовать только систему MTender.

«Подозрительные связи». Зачем в Молдове создали платформу OpenMoney, и при чем тут MTender, персональные данные и кумовство

NM

«Связь между нами могут показать»

Как будете развивать проект?

Мы бы хотели еще использовать данные о тех, кто финансирует политические партии, чтобы через это тоже показывать связь между партийной привязанностью и победами в тендерах, к примеру. Центральная избирательная комиссия (ЦИК) предоставляет эти данные, но в очень неудобной форме — они написаны от руки и отсканированы. Их нужно вносить вручную, это очень дорого. К тому же и в этих данных могут быть ошибки, в том числе в именах. Но ЦИК не заинтересован ничего изменять.

Госинституты в целом не очень хотят сделать данные доступными для всех. К примеру, наша платформа еще во время хакатона очень понравилась сотрудникам Наццентра борьбы с коррупцией (НЦБК), которые выступали консультантами для всех участников.

Они предложили нам использовать их данные, потому что у них есть доступ к любым данным, но сделать полученную базу данных доступной только для внутреннего пользования НЦБК. Мы предлагали им сделать публичными хотя бы часть данных, они не захотели, и мы тогда вовсе отказались от сотрудничества с центром.

Но я уверен, что и у НЦБК, и у НОН (Национального органа неподкупности) есть подобный нашему инструмент обработки данных. Просто он не публичный. Хотя НОН, наверняка, собирает сведения об имуществе, расходах чиновников. Но это не наша цель. Мы сконцентрировались на открытых данных.

Сейчас мы улучшаем качество уже представленных данных и будем собирать новые. Главное для нас — показывать связи, взаимоотношения на всех уровнях, через разные схемы. Возможно, тогда у чиновников или политиков будет повод не поступать так больше. Может, они подумают: «Связь между нами могут показать, лучше не выбирать компанию кума (свата, нанаша, фина и т.д.)».

Также мы попробуем показывать на платформе и данные о доходах компаний. Если какая-то компания выиграла тендер на 10 млн леев, а предыдущие годы она заканчивала с убытками, то возникает естественный вопрос, как она могла его выиграть.

Эта информация позволит сформировать своеобразный паспорт компании с информацией о том, какие тендеры она выигрывала, в каких участвовала, какие у нее доходы, какие контракты выполняла. Большую часть этих данных можно как раз получить через платформу MTender.

В более отдаленном будущем мы бы хотели показывать и бюджеты госинститутов: на что именно были предусмотрены средства, как их потратили в реальности, какие статьи расходов стали «провальными», то есть деньги попросту не использовали. Такое часто случается с дорожными контрактами.

Но все зависит от того, насколько государство захочет быть открытым и предоставить эти данные.

Когда появится новая версия OpenMoney?

Мы рассчитываем, что 1 ноября сможем запустить. Внутренняя часть готова, сейчас собираем и импортируем данные. Почти готов новый дизайн, он будет проще и полезнее. Мы будем показывать связи, а не заставлять человека кликать на компанию, потом на владельца, потом на госведомство и т.д.

Сейчас над платформой работают шесть человек.

Мы хотим стать полезным инструментом для СМИ и гражданского общества, которые смогут анализировать данные и оказывать давление на власть в случае сомнительных тендеров и контрактов.

Мы хотели бы собрать электронную базу данных и всех госинститутов в Молдове в одном месте, потому что сейчас данные очень разрознены.

У вас есть разрешение на обработку персональных данных?

Нет, мы с ними не работаем. Мы работаем с публичными данными. Но вообще это странная штука, когда за деньги можно получить персональные данные, а бесплатно — нет.

Но если это поможет нам получить доступ к большему количеству данных, мы пойдем и получим такое разрешение. Пока мне не очень понятно, зачем это делать, там странные требования.

Сейчас мы вновь обратимся к Агентству государственных закупок с просьбой предоставлять данные с указанием IDNO компаний, а не их названия. Три года назад они нам отказали. Посмотрим, захотят ли они открыться теперь.

Материал подготовлен в партнерстве с общественной ассоциацией «Позитивная Инициатива»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: