Против Стояногло собирают Совет. Как Высший совет прокуроров превратился в поле боя
8 мин.

Против Стояногло собирают Совет. Как Высший совет прокуроров превратился в поле боя

Вокруг Высшего совета прокуроров не стихают баталии — одних членов исключают, других назначают. Цель, которая просматривается за этими маневрами, — отставка генпрокурора Александра Стояногло. На этом настаивает новая власть. Уже и законодательная база готова: решающую роль в процедуре отставки генпрокурора отвели Высшему совету прокуроров. NM рассказывает, что происходит в Совете, как это может сыграть на отставке генпрокурора, и что этому может помешать.

Как генпрокурор оказался под прицелом

Вопрос отставки генпрокурора Александра Стояногло уже несколько месяцев не сходит с повестки дня нового руководства страны. Придя к власти на обещаниях борьбы с коррупцией и реформы юстиции, президент Майя Санду и пропрезидентская партия «Действие и солидарность» (PAS) первым делом сконцентрировали внимание на прокуратуре. И очень скоро стало ясно, что новая власть не связывает свои планы реформирования юстиции с нынешним генпрокурором Александром Стояногло.

Так, в начале сентября Майя Санду отметила в одном из интервью, что считает работу Стояногло «неудовлетворительной». «Это полное отсутствие результатов. Он два года в должности. Я понимаю, что за два года нельзя решить все проблемы, но должно быть хотя бы желание что-то сделать, хотя бы очистить от криминальных группировок учреждение, которым он руководит», — сказала Санду.

Спустя несколько дней публично высказалась о генпрокуроре депутат от PAS, председатель парламентской юркомиссии Олеся Стамате. Она заявила, что есть достаточно оснований для того, чтобы сформировать спецкомиссию, которая оценит работу Стояногло. «Всем очевидно, что в расследовании резонансных дел нет никакого прогресса. Если бы у Стояногло было достоинство, он ушел бы добровольно», — сказала Стамате.

Еще через несколько дней министр юстиции Сергей Литвиненко написал на своей странице в Facebook, что Стояногло «практически проиграл борьбу с коррупцией»: «Общество ждет вмешательства прокуратуры в процесс [борьбы с коррупцией]. Она обязана это делать. Нельзя заставить человека делать это, если он не хочет.

Как Совет может уволить генпрокурора

Высший совет прокуроров — это орган самоуправления прокуроров, который назначает и увольняет прокуроров, решает, есть ли основания для привлечения их к дисциплинарной ответственности и формирует бюджет прокуратуры. Кроме того, Совет выбирает кандидата в генпрокуроры и предлагает его на утверждение президенту. Благодаря поправкам в закон «О прокуратуре», которые в августе 2021 года разработала и приняла правящая партия PAS, у Совета появилась возможность отправить генпрокурора в отставку. Сделать это можно двумя способами: проверить его работу и признать ее неудовлетворительной или привлечь его к дисциплинарной ответственности.

Проверку могут инициировать президент или три члена Высшего совета прокуроров. После этого Совет должен сформировать спецкомиссию из пяти человек, которых предложат президент, минюст, Высший совет прокуроров, Высший совет магистратуры и генпрокурор. При этом у министра юстиции будет возможность выдвинуть своего члена комиссии и участвовать в обсуждении кандидатов, которых предложит Высший совет магистратуры и Высший совет прокуроров (глава минюста по праву должности входит в оба эти совета).

Во время проверки комиссия сможет допрашивать любого прокурора и сотрудника прокуратуры, требовать «от любого человека письменные объяснения». При этом в принятых поправках указано, что «допрос генерального прокурора обязателен». По итогам проверки генпрокурору могут поставить одну из трех оценок: «превосходно», «хорошо» и «неудовлетворительно». Если генпрокурор получит оценку «неудовлетворительно», Совет должен предложить президенту уволить генпрокурора.

Дисциплинарную проверку могут начать и по требованию президента или трех членов Высшего совета прокуроров. Но на этот раз в специальную комиссию войдут сразу два члена Высшего совета прокуроров и один представитель гражданского общества, которого предложит президент. После дисциплинарной проверки генпрокурору могут вынести предупреждение, выговор или уволить. У спецкомиссии при этом будет возможность отклонить требование привлечь генпрокурора к дисциплинарной ответственности. Это решение в течение 10 дней можно будет обжаловать в Высшем совете прокуроров.

Как изменили состав Совета

Согласно тем же поправкам в закон «О прокуратуре», состав Высшего совета прокуроров сократили с 15 до 12 человек. Из Совета исключили самого генерального прокурора, председателя Союза адвокатов и прокурора Гагаузии.

Исключение прокурора Гагаузии возмутило власти автономии. В Народном собрании Гагаузии (НСГ) это назвали «опасным прецедентом» и потребовали, чтобы парламент проконсультировался по этому вопросу с депутатами от НСГ и с внешними партнерами. Несмотря на это, парламент все-таки принял поправки.

Согласно закону «Об особом статусе Гагаузии», прокурор Гагаузии входил в состав Высшего совета прокуроров по праву должности. Но, как отметил автор поправок Сергей Литвиненко, прокурор Гагаузии равен по рангу прокурорам районов. А прокуроров районов выбирают в Совет на общем собрании прокуроров. По мнению Литвиненко, у прокурора Гагаузии был «неоправданно привилегированный статус».

Кроме того, поправки к закону «О прокуратуре» позволили президенту Майе Санду исключить из Совета Дмитрия Пулбере (в Высший совет прокуроров входят четыре представителя гражданского общества, одного из которых выдвигает президент, еще трех — парламент, правительство и Академия наук). Отставку Пулбере Санду объяснила «достижением им 65-летнего возраста». В тот же день в администрации президента создали спецкомисиию, которая провела конкурс на пост члена Совета. 24 сентября комиссия предложила Санду назначить на место Пулбере экс-судью Светлану Балмуш.

Но буквально через пару часов после этого появилось решение Конституционного суда (КС), которое помешало немедленному назначению Балмуш. КС по запросу генпрокурора Стояногло приостановил действие указа Санду об исключении Пулбере из Совета. КС отметил, что примет окончательное решение, после того как рассмотрит по существу запрос генпрокурора о законности указа Санду.

Кого еще добавили в Совет

23 сентября по итогам проведенного конкурса парламент назначил народным адвокатом Наталью Молошаг. По инициативе PAS в 2019 году Народного адвоката включили в Высший совет прокуроров.

Когда парламент рассматривал назначение нового Народного адвоката, депутат от ПСРМ Василий Боля напомнил, что предыдущий Народный адвокат Михаил Которобай считал, что не должен участвовать в заседаниях Высшего совета прокуроров, потому что это противоречит нормам международного права. Молошаг на это ответила, что будет участвовать в заседаниях Совета, «как это предусмотрено законом».

Тогда Боля обвинил Молошаг в том, что ее назначение Народным адвокатом —своеобразный «гонорар» за то, что во время президентской предвыборной кампании Молошаг представляла в суде Майю Санду. «Ее назначают, чтобы она участвовала в заседаниях Высшего совета прокуроров. […] Первое задание, которое вы получите, — покончить с действующим генпрокурором и назначить карманного генпрокурора», — заявил Боля.

Назначение Молошаг раскритиковали и представители гражданского общества. Их смутила не потенциальная роль Молошаг в отставке генпрокурора, а назначение ее по «политическим критериям». Так, адвокат и член ассоциации Promo LEX Ион Маноле написал на своей странице в Facebook: «Это было политическое голосование. Я не слышал ни одного вопроса и никаких претензий к кандидатам. Мне кажется, это было простое, скучное и, если хотите, антидемократическое голосование».

Политический аналитик Дионис Ченуша, комментируя ситуацию, использовал метафору «двоюродная сестра Майи Санду», отсылая тем самым к другому назначению новой власти, вызвавшему критику. Ченуша отметил, что Молошаг не состоит в родстве с президентом, но «метафора будет существовать до тех пор, пока PAS будет назначать на публичные должности друзей, двоюродных братьев и сестер и т.д.». «Вместо того, чтобы раздавать важные должности на основе безупречных конкурсов […] PAS на все должности назначает своих людей. Профессионализм не столь важен, если речь идет «о двоюродной сестре Майи Санду». Тогда кандидат автоматически становится самым подходящим», — написал Ченуша на своей странице в Facebook.

Что еще может измениться в составе Совета

Кроме четырех представителей гражданского общества, Народного адвоката и главы Высшего совета магистратуры, в Совет входят пять прокуроров. Их выбирают на четырехлетний срок на общем собрании прокуроров. При этом один из прокуроров должен быть представителем Генпрокуратуры, а остальные четверо — районных прокуратур. Прокуроров, входящих в нынешний состав: Анжелу Мотузок, Ингу Фортунэ, Адриана Бордияну, Константина Шушу и Андрея Рошку — выбрали в 2017 году. Их мандаты истекут в конце 2021 года. Общее собрание прокуроров, на котором должны выбрать новых членов Совета, назначили на 19 ноября. Но пока не ясно, удастся ли его провести в условиях пандемии.

Последнее заседание Высшего совета прокуроров, отметим, прошло 17 августа — за неделю до того, как правящая партия приняла во втором чтении поправки к закону «О прокуратуре». Если 19 ноября не удастся провести общее собрание, Совет должен будет решить, кто займет место Адриана Бордияну, которого летом 2020 года назначили и.о. главы Антикоррупционной прокуратуры. На заседании Совета 17 августа глава минюста Литвиненко предложил назначить на это место Эдуарда Варзаря, которого в 2017 году выбрали запасным членом Совета. Но Варзаря не смогли назначить, так как для это нужно его согласие, а Варзаря никто не пригласил на заседание.

Как генпрокурор пытается оспорить поправки PAS

Генпрокурор Стояногло оспорил в Конституционном суде (КС) законность принятых PAS поправок в закон «О прокуратуре». В Генпрокуратуре считают, что парламент принял поправки, «игнорируя процедуры прозрачности принятия решений и не принимая во внимание рекомендации Венецианской комиссии, экспертов и мнение заинтересованных ведомств». В ведомстве также считают, что эти поправки противоречат конституционному принципу независимости прокуратуры и разделения властей. Генпрокурор попросил КС приостановить действие поправок до принятия судом окончательного решения по существу вопроса.

КС принял к рассмотрению запрос Стояногло, но отказался приостанавить действие поправок. В КС объяснили это тем, что Стояногло недостаточно ясно объяснил риски, связанные с этими поправками. Судьи назвали аргументы генпрокурора «недостаточно убедительными».

Генпрокурор, кроме того, обратился в международные структуры: в Совет Европы, Венецианскую комиссию (ВК), Международную ассоциацию прокуроров, Консультативный совет европейских прокуроров при Совете Европы и в дипмиссии, аккредитованные в Молдове. Стояногло попросил их оценить поправки к закону «О прокуратуре». 23 сентября Генпрокуратура сообщила, что ВК попросила дополнительную информацию об этих поправках.

 

  •  
  •  
  •  
  •  
  • 1
  •  
x
x

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: