Шведский стоп. Прекращение финансирования ассоциации Promo-LEX агентством SIDA вызвало скандал
9 мин.

Шведский стоп. Прекращение финансирования ассоциации Promo-LEX агентством SIDA вызвало скандал


Шведское агентство SIDA прекратило финансирование проектов организации Promo-LEX в Приднестровье. В НПО считают, что шведские власти поддались «давлению» Тирасполя. В SIDA говорят, что причина в другом: деятельность Promo-LEX, по мнению агентства, подрывает переговорный процесс и усилия международных партнеров по урегулированию конфликта. Так или иначе, речь идет о прецеденте прекращения финансирования западным донором молдавской правозащитной организации. NM попытался разобраться в причинах и следствиях.

10 лет строгого режима

Приднестровские проекты неправительственной организации Promo-LEX финансировались Шведским агентством по международному сотрудничеству (SIDA) 10 лет. Как сообщил NM председатель Promo-LEX Ион Маноле, ежегодный объем помощи от SIDA составлял в среднем около 30 тысяч евро.

На левом берегу Днестра юристы организации оказывают правовую помощь гражданам, считающим, что их права были нарушены приднестровскими властями. Promo LEX также помогает оформлять обращения в молдавские правоохранительные органы и жалобы в Европейский суд по правам человека. Кроме того, организация регулярно составляет отчеты о ситуации с правами человека в Приднестровье и информирует об этом иностранные дипмиссии и различные международные организации.

С января 2016 года SIDA прекратило финансирование организации. Публично об этом решении и его причинах не было объявлено. На сайте Promo-LEX SIDA до сих пор в списке доноров организации.

Скандал в связи с прекращением спонсорской помощи разгорелся спустя девять месяцев. В четверг, 22 сентября, на сайте Promo-LEX была опубликована румыноязычная версия статьи шведского журналиста Нильса Ресаре (Nils Resare), вышедшей в шведском таблоиде Aftonbladet. В материале «SIDA прекратила помощь после угроз со стороны КГБ» говорится, что причиной прекращения финансирования Promo-LEX стало то, что Швеция поддалась на «угрозы и запугивание», «подчинившись» его требованиям.

«Это скандальное решение, вызывающее сожаление», — приводится в статье мнение директора шведской организации Civil Rights Defenders (CRD) Роберта Хорда (Robert Hårdh). CRD выступала посредником в финансовых отношениях между SIDA и Promo-Lех. Хорд считает, что вместо прекращения помощи, шведской стороне следовало усилить поддержку организации, столкнувшейся с «атаками» со стороны приднестровских властей.

newsmaker.md/rus/novosti/plohaya-karta-kak-kishinev-okazalsya-odin-protiv-vseh-na-peregovorah-po-pridnestro-25737

В SIDA обвинения в свой адрес отвергли и разъяснили, что причины прекращения спонсорской помощи совсем иные, чем те, на которые указывают CRD и Promo-LEX. «По мнению посольства Швеции в Республике Молдова, деятельность Promo-LEX осложняет переговоры о будущем [статусе] Приднестровья, которые пытается организовать ОБСЕ», — отмечают в агентстве.

«По нашему мнению, стратегия, к которой прибегает [Promo-LEX], не является подходящей с точки зрения улучшения ситуации с правами человека в Приднестровье в долгосрочной перспективе», — пояснил директор представительства SIDA в Молдове Хенрик Хьютфилд (Henrik Huitfeldt), подчеркнув, что к «угрозам» со стороны КГБ решение агентства не имеет никакого отношения .

«Мы не подвергались никаким угрозам — ни в Швеции, ни в Молдове. Этого просто не было», — настаивает пресс-секретарь SIDA Инга-Лиль Хагберг (Inga-Lill Hagberg). Об «угрозах КГБ» в адрес SIDA, иронизирует Хагберг, в SIDA узнали от репортера Нильса Ресаре.

«Мотивы [прекращения финансирования Promo-LEX] другие. Ситуация в приднестровском регионе очень сложная. Мы пытаемся помочь урегулированию конфликта правительством Республики Молдова и местными властями. Promo-LEX осложняет диалог и подрывает процесс разрешения приднестровского конфликта», — резюмировала пресс-секретарь SIDA.

Судить по делам

Проблемы с приднестровскими властями у Promo-LEX возникли полтора года назад. В апреле прошлого года Комитет госбезопасности непризнанной республики возбудил уголовное дело по факту деятельности НПО. В спецслужбе заявили, что под прикрытием правозащитной деятельности организация занимается «информационной и идеологической обработки жителей» региона.

В Тирасполе также считают, что перед Promo-LEX «поставлена задача по срыву переговорного процесса в формате “5+2”, в том числе, посредством организации уголовного преследования участников переговорного процесса от Приднестровья». Кем поставлена — в заявлении КГБ не уточняется, но утверждается, что НПО работает в тесном контакте со Службой информации и безопасности Молдовы, а один из главных спонсоров организации — это Румыния.

Обращения в этой связи были направлены приднестровскими властями по дипломатическим каналам международным посредникам процесса урегулирования конфликта, а также дипмиссиям и международным организациям. Проблема уголовных дел, которые молдавские власти заводят в отношении приднестровских чиновников, к тому времени стала одним из главных камней преткновения в переговорном процессе. 

newsmaker.md/rus/novosti/berlin-derzhit-ruku-na-impulse-deystvuyushchiy-predsedatel-obse-poseshchaet-kishin-26407

В большинстве случаев дела заводили в результате обращения граждан в молдавские правоохранительные органы. Они сообщали о том, что их права были нарушены в результате действий приднестровских властей. Молдавские НПО, включая Promo-LEX, помогают оформлять такие жалобы. 

Молдавские власти в соответствие с законодательством не могут отказать в возбуждении уголовных дел, поскольку ни Приднестровье, ни полномочия приднестровских чиновников в Кишиневе не признают. Поэтому, как правило, дела заводят по факту «самовольного присвоения властных полномочий». То есть в связи с самим фактом занятия тем или иным лицом должности в непризнанной республике. 

С некоторых пор подача таких жалоб стала массовым явлением. К лету 2014 года уголовные дела были возбуждены в отношении почти двух сотен приднестровских чиновников различного уровня, в том числе участвующих в переговорном процессе. Осенью 2014 года переговоры в формате «5+2» остановились. В Тирасполе заявили, что не будут вести переговоры под давлением и «в наручниках».

newsmaker.md/rus/novosti/shtaynmayer-kazhdyy-malyy-shag-v-otnosheniyah-kishineva-i-tiraspolya-v-interesah-t-26416

Механизм разрешения проблемы уголовных дел до сих пор не найден. В Кишиневе ссылаются на законодательство, которое формально не допускает политического вмешательства в дела правосудия. В Тирасполе подобные аргументы не воспринимают. 

Помочь пытаются и международные посредники, и организации. На деньги доноров молдавские профильные чиновники совершают ознакомительные зарубежные поездки, в которых изучают опыт «переходного правосудия» на примере уже разрешенных конфликтов. Однако практического результата эта работа пока не дала.

Председательствующей в 2016 году в ОБСЕ Германии стоило немалых усилий снова усадить этим летом Кишинев и Тирасполь за стол переговоров и перезапустить работу формата «5+2» после почти двух лет простоя. Проблема уголовных дел значится в числе приоритетных в «дорожной карте» нормализации переговорного процесса, подписанного в начале июня в Берлине. Правда, дальше обмена списками фигурантов уголовных дел с обоих сторон, в разрешении этого вопроса Кишинев и Тирасполь пока не продвинулись.

Сутки в сторону

С прошлого четверга сотрудники Promo-LEX активно распространяют в социальных сетях статью Нильса Ресаре. И текст статьи на сайте организации, и ее публикации в соцсетях сопровождаются ссылкой на другую — англоязычную статью Ресаре в одном из западных изданий. В репортаже автор делится впечатлениями от визита в Приднестровье и описывает условия, в которых  молдавским правозащитникам приходится работать в регионе. 

На левом берегу Днестра Ресаре провел сутки. Хотя признается, что молдавские партнеры отговаривали его от идеи оставаться ночевать в «несуществующей стране», где «трафик людей и контрабанда оружия настолько привычны, что не вызывают никаких вопросов», а за всеми следит КГБ. 

«Оставаться там на ночь опасно. Они будут за вами следить, а в гостинице установят камеры», — напутствовал репортера сопровождавший его до границы Александру из Promo-LEX (имена в статье изменены, уточняет Ресаре), который «признан персоной нон-грата» в Приднестровье, «получал угрозы и был внесен в список подозрительных лиц местной секретной полицией — КГБ».

На левый берег Днестра журналист отправился уже с определенным багажом информации о непризнанной республике: «черная дыра Европы», «территория беззакония для организованной преступности, трафика и контрабанды оружия», никем не признанная «страна», которая «пытает своих граждан и снабжает террористические организации радиоактивными боеголовками для создания “грязных бомб”» . 

«Есть информация, что различные типы ядерного оружия — по размеру не больше чемоданчика, но способные уничтожить большие города — хранятся [на складах российских боеприпасов] в Колбасне», — уточняет репортер. Также в Приднестровье, по его словам, «вероятно есть оружейные заводы, продукцию которых поставляют в зоны конфликтов и террористическим группам».

Со всем этим, пишет репортер, борется Александру и Promo-LEX, всему миру рассказывая о происходящем в Приднестровье, апеллируя к молдавским властям и обращаясь в ЕСПЧ, помогая тем, кто «пострадал от пыток в приднестровских подземных тюрьмах». «Но теперь SIDA неожиданно прекратила финансирование, а Александру больше не рады в Приднестровье […] И шведская денежная помощь больше не доступна для помощи жертвам пыток в Приднестровье», — резюмирует Ресаре.

Приднестровские реалии, судя по всему, несколько отличались от ожиданий журналиста. «Вокруг течет типичная жизнь, схожая с тем, что происходит в Молдавии в любую субботу на западном берегу Днестра. Повсюду гуляют семьи, некоторые спускаются к реке поплавать. Символов, оставшихся от советской эпохи, — серпа-и-молота, гигантских памятников Ленину, сталинских монументальных зданий — тоже не так много. Они перемежаются стильными магазинами Victoria’s Secret и элегантными закусочными на тротуарах, создавая какое-то ощущение Диснея», — пишет Ресаре. 

Но затем тональность меняется : «Это именно то, что режим хочет показать таким людям как я, которые посещают страну на один день. Они хотят, чтобы все казалось нормальным». 

В лобби гостиницы, где остановился репортер, хостес встретила его улыбкой. «У меня появилось ощущение, что меня здесь ждали», — поделился Ресаре. «Вы единственный гость сегодня», —  слова администратора, кажется, насторожили его еще больше. 

Репортер решил не пользоваться для проверки электронной почты предоставленным ему паролем для Wi-Fi — несколькими днями ранее Александру рассказал ему, что местные спецслужбы взламывают электронные ящики неугодных режиму и потом запугивают или шантажируют их. Таким же образом, по его словам, был взломан e-mail одной из сотрудниц посольства Швеции в Молдове — как раз той, которая курировала финансовую помощь Promo-LEX. «Угрожающий подтекст не мог остаться незамеченным», — уверен репортер.

«Подчиниться приднестровскому режиму», сетует он, оказалась рада не только Швеция, но и ОБСЕ. Когда репортер запросил встречу с руководством Миссии ОБСЕ в Кишиневе, ему сказали, что он сможет не под диктофон побеседовать с главой представительства Майклом Скэнланом. Но предупредили, чтобы тема пыток в Приднестровье на встрече не поднималась.

Уснуть в ту ночь в Тирасполе репортеру было непросто. «Перед тем как выключить лампу на тумбочке, я прочесал всю комнату от пола до потолка в поисках скрытых микрофонов и камер. Я искал в ванной комнате, отдергивал шторку, искал в настольной лампе. Я ничего не нашел», — написал Ресаре.

Рано утром перед отъездом он спустился в лобби. Через минуту появилась хостес: «Это была та же женщина, что и вчера. Кто ее разбудил? Был ли я под наблюдением камер? “Доброе утро, сэр. Вы рано — ваше такси будет с минуты на минуту”. Все снова казалось нормальным».

Правовая хватка

Председатель Promo-LEX Ион Маноле в беседе с NM сказал, что разгоревшаяся полемика вокруг прекращения помощи SIDA — «это не скандал, а, скорее всего, недопонимание». Маноле также придерживается версии, согласно которой отношение донора резко изменилось, когда в отношении НПО в Тирасполе возбудили уголовное дело. 

По его словам, часть международного сообщества встала на защиту Promo-LEX. Совет Европы и несколько спецдокладчиков ООН осудили действия Тирасполя. Однако представители шведских властей, говорит Маноле, поступили иначе — «поддались давлению Тирасполя и решили исключить тему прав человека из переговорного процесса». По его версии, в SIDA прямо сказали, что «сейчас не время для прав человека, а нужно договариваться». 

«Мы с уважением отнеслись к решению SIDA. Более того, мы им очень благодарны за предыдущую помощь», — говорит Маноле. А вот партнеры из CRD, по его словам, с решением шведских властей не смирились. «Civil Rights Defenders приехали в Молдову с оценочной миссией и не нашли в наших действиях никаких нарушений. Они провели и несколько встреч со шведскими коллегами [из посольства]. Но им тоже сказали, что сейчас не время для прав человека», — говорит глава Promo-LEX.

Теперешнее появление этой темы в общественном пространстве, спустя девять месяцев после прекращения финансирования, Маноле объяснил тем, что несколько дней назад на шведском телевидении прошли дебаты между директором Civil Rights Defenders и главой проектов SIDA в Европе. Там, по его словам, была затронута тема Приднестровья, и обе стороны вновь, теперь уже публично, повторили свои позиции.

В молдавском представительстве SIDA NM заверили, что права человека в Молдове остаются приоритетным направлением в работе агентства. Подробнее говорить о причинах приостановления финансирования Promo-LEX в представительстве организации отказались. 

«Мы уверены, что Promo-LEX хорошо продвигает права человека на других фронтах. Promo-LEX все еще получает шведское финансирование посредством нашего партнера East European Foundation для своей работы по свободным и честным выборам», — сказал NM глава отдела по сотрудничеству представительства SIDA в Молдове Адам Амберг.

Сможет ли Promo-LEX продолжить правозащитную деятельность в Приднестровье после прекращения финансовой поддержки SIDA, пока неясно. Ион Маноле сказал NM, что «дело не в деньгах, а в том, что нам запрещен въезд в Приднестровье». По его словам, сейчас в организации обсуждается вопрос о целесообразности продолжения правозащитной деятельности в регионе: «Инструментов для осуществления этой деятельности нет, и жаль, что это никого не беспокоит».

Директор программ Promo-LEX Павел Постикэ настроен более решительно. «Мы, команда Promo-LEX, вопреки всей критике и угрозам выстоим и продолжим нашу деятельность, нравится это кому-то или нет!» — написал он на своей странице в Facebook.

newsmaker.md/rus/novosti/na-berlin-kak-moldavskie-npo-splotilis-protiv-germanii-26907

Promo-LEX — один из подписантов появившейся в августе декларации молдавских неправительственных организаций «О красных линиях в приднестровском урегулировании». В документе говорилось, что на переговорах по приднестровскому урегулированию в формате «5+2» Молдова оказалась в изоляции, и на нее давят, принуждая к уступкам Тирасполю. 

Недовольство подписавших документ, в частности, вызвала позиция ОБСЕ, где в этом году председательствует Германия, Евросоюза и других международных организациий, которые, по мнению авторов декларации, «ставят свой престиж, ресурсы и авторитет на службу российской ревизионистской политики» и помогают укрепить «тираспольский неконституционный режим».

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
x
x

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: