«У каждого гражданина Молдовы ежегодно крадут 7 тыс. леев». Интервью NM с главой Делегации ЕС Петером Михалко
20 мин.

«У каждого гражданина Молдовы ежегодно крадут 7 тыс. леев». Интервью NM с главой Делегации ЕС Петером Михалко

Глава делегации ЕС в Молдове Петер Михалко рассказал в интервью NM, как он относится к обвинениям в том, что Запад вмешивается во внутренние дела Молдовы, почему проекты о правах человека становятся способом заработать политические очки и о том, что мешает Молдове эффективно пользоваться помощью ЕС и стать частью европейской энергетической сети.

«Наше сотрудничество часто интерпретируют так, чтобы дезинформировать граждан»

Пока в Европе проходит песенный конкурс «Евровидение», у нас в Молдове свое «Евровидение», только политическое: досрочные парламентские выборы. В чем основная ставка этих парламентских выборов, на ваш взгляд?

Самая главная ставка в том, чтобы граждане могли выбрать в новый парламент таких представителей, которые будут выражать их волю. Выборы должны быть честными и свободными. Также очень важно, чтобы после выборов страна могла продолжать путь развития. Для этого нужен парламент, способный избрать правительство, которое продолжит путь качественных реформ, чтобы улучшить жизнь граждан так, как они этого хотят, ждут и заслуживают.

После вашего недавнего критического высказывания о Совете по телерадио вас обвинили в попытке вмешиваться во внутренние дела Молдовы. Как вы относитесь к таким обвинениям в свой адрес и к обвинениям в том, что Запад вмешивается во внутренние дела Молдовы?

Это мы слышим от тех, кто хочет в отрицательном свете выставить ЕС и партнеров по развитию и приостановить изменения, которых ждут граждане Молдовы. Если заявления о том, что выборы в Молдове должны быть свободными и честными, для кого-то проблема, я думаю, что это проблема для тех, кому это не нравится. У нас есть стандарт сотрудничества, есть обязательства, которые Молдова взяла на себя не только перед ЕС, но и перед Советом Европы, в том, что касается избирательного законодательства и соблюдения прав человека. Или обязательства перед МВФ. Мы говорим о недавней истории, когда банковская система Молдовы почти рухнула. Мы напоминаем, что эти договоренности и обязательства надо соблюдать. Мы хотим помогать больше, но все обязательства — в совместных договоренностях, которые подписаны, и мы ожидаем, что они будут выполнены.

Сейчас ЕС работает над новым бюджетным циклом на 7 лет. В предыдущем бюджетном цикле Молдова получила доступ к большому объему финансовой помощи, которую не использовала в полной мере. Поэтому важно, чтобы сейчас Молдова пришла с хорошими картами, чтобы могла получить помощь, которую, наконец-то, используют на благо граждан. Это ключевой год. Я говорю на основании опыта своей родной страны Словакии, которая благодаря поддержке ЕС смогла повысить ВВП, зарплаты, развить экономику и инфраструктуру. Эти возможности сейчас открыты перед Молдовой и их надо использовать в интересах граждан.

В Кишиневе появились билборды ПСРМ с призывом: «Не отдадим страну иностранцам». Лидер ПСРМ Игорь Додон так пояснил NM этот призыв: «В некоторых государственных структурах сейчас решения принимают не граждане Молдовы, а разные советники, которые получают зарплату из-за рубежа от разных фондов. Что мы за государство, если за нас решают дяди из-за бугра? Мы тогда не государство, а банановая республика. Такая ситуация, к сожалению, в президентуре. Они не принимают ни одного решения, пока эти консультанты, которые сразу докладывают западным партнерам, не посмотрят и не поставят каждую запятую». Что вы можете на это сказать?

Это неправда. Республика Молдова — независимая страна, которая должна работать на благо своих граждан, и мы уже много лет это поддерживаем. Для нас Молдова — это партнер, и мы на равных развиваем наше сотрудничество. У нас для этого есть Соглашение об ассоциации, это правовой документ о взаимных отношениях на высоком уровне. Он открывает для Молдовы много инструментов для того, чтобы молдавские государственные институты работали на благо граждан, которые являются хозяевами в своей стране. Должны быть хозяевами.

К сожалению, из-за внутриполитических интересов наше сотрудничество часто интерпретируют так, чтобы дезинформировать граждан и представить им фальшивый образ внешних партнеров. Наверное, за этим скрывается ожидание какой-то выгоды от того, что граждане или не будут понимать или не будут доверять тому, что международное сотрудничество может принести им пользу. Но такие действия направлены против интересов граждан и государства. Граждане Молдовы могут жить лучше, страна может развиваться, это цель нашего партнерства. Благодаря Соглашению об ассоциации и Соглашению о свободной торговле почти 70% экспорта Молдовы идет в ЕС, качество молдавской продукции повышается, и это открывает и другие рынки.

При этом животноводческую продукцию мы не можем экспортировать в ЕС.

Есть некоторые виды, которые уже можно экспортировать. Сейчас важно выполнить требования, которые позволят экспортировать животноводческую продукцию в ЕС. Мы оказываем помощь молдавским госинститутам, чтобы этот процесс ускорился. Это нужно сделать и убрать из процесса факторы, которые тормозят все, например, коррупционную практику.

ЕС помогает Молдове с доступом к вакцинам от коронавируса. При этом вакцинация у нас идет довольно медленно, и по-прежнему много граждан отказываются от прививки. Как вы думаете, почему?

Я это связываю с тем, что в общественном пространстве много дезинформации. Появляться эта дезинформация стала еще в начале пандемии. Тогда некоторые лица, даже политики, высмеивали тех, кто носил маски или соблюдал правила защиты от вируса. Это продолжается и сейчас. Люди иногда ведут себя безответственно, в том числе политики. Это создало впечатление, что ситуация не такая уж серьезная, люди не соблюдали правила, и это привело ко многим жертвам. Я хочу призвать всех соблюдать меры защиты, пока мы не выберемся из этой пандемии.

Это же касается и вакцинации. Интернет сегодня дает возможность очень быстро распространять любую информацию, и очень часто это дезинформация. Многие люди становятся жертвами этой дезинформации. Понятно, что выход из пандемии связан с вакцинацией, это научный подход, и во многих странах этот процесс уже дал результат. Молдова стала первой страной в Европе, которая получила вакцину через платформу COVAX. Это поддержал Евросоюз, также была большая поддержка Румынии. Это дало возможность Молдове быстро начать вакцинацию и важно, чтобы этот процесс продвигался.

Вы не считаете, что молдавские власти провалились в борьбе с дезинформацией о вакцинации и в информировании об этом населения?

Конечно, тут мы говорим об ответственности представителей государства, которые часто появляются на телевидении, которые своим поведением должны быть примером, главным образом потому, что у них есть достоверная информация. Из-за каких-то политических целей они пытались сначала использовать пандемию, чтобы показать себя как политиков и не хотели, чтобы население воспринимало их как тех, кто вводит ограничения в жизнь людей. В этом и заключается ответственность. Когда пандемия начала распространяться, первостепенной должна была стать поддержка тех, кто оказался на первой линии борьбы с пандемией, но так происходило не всегда.

Будут ли в ЕС признавать молдавские сертификаты о вакцинации? Смогут ли вакцинированные граждане Молдовы эти летом поехать в ЕС?

Я думаю, что да. Те меры, которые уже обнародовали некоторые европейские страны, говорят о том, что они открываются для туристов. Сохраняется возможность показать на въезде отрицательный PCR-тест, это тоже важно, так как процесс вакцинации занимает время, а люди должны уже начать путешествовать. Хорошо, что открываются такие страны, как Греция, и другие традиционные для туризма страны ЕС. Над этим сейчас ЕС работает. И я думаю, очень важно, чтобы к этому подключили партнерские страны, в том числе Молдову. Процесс сейчас идет.

«У каждого гражданина Молдовы ежегодно крадут 7 тыс. леев». Интервью NM с главой Делегации ЕС Петером Михалко

Андрей Мардарь / NewsMaker

«Люди хотят реальных перемен»

Молдова получает много денег от ЕС. Предполагается, что они идут на реальные реформы. Но эффективных реформ пока или нет, или люди не очень их чувствуют. На ваш взгляд, есть ли пример успешных реформ в Молдове?

Таким примером может стать Соглашение о свободной торговле с ЕС. Результат проевзошел ожидания. Вопреки всяким мифам и негативным ожиданиям некоторых людей, молдавский бизнес смог воспользоваться открытием рынка ЕС, который открыт и во время пандемии. Это говорит о том, что Соглашение о свободной торговле станет инструментом, который поможет молдавской экономике восстанавливаться после пандемии и развиваться. Сельхозсектор смог увеличить экспорт на европейский рынок на 44%, это превысило все ожидания. Это положительный пример, который надо развивать.

Часто говорят о молдавских яблоках. ЕС предоставил Молдове квоту на беспошлинный ввоз 40 тыс. тонн яблок, но Молдова экспортирует в ЕС только 8 тыс. тонн. Рынок ждет молдавских яблок, и цены там хорошие. Я надеюсь, что экспорт этой продукции будет расти и задействуют и другие секторы экономики. Важно также, чтобы в Молдову приходили иностранные инвесторы и могли пользоваться тем, что республика может беспрепятственно экспортировать свою продукцию на рынок ЕС. Я говорю о промышленности или о секторе IT. Это сектор с высокой добавленной стоимостью, и на сотрудничестве с ЕС тут можно хорошо зарабатывать.

Когда мы говорим, что в Молдову должны прийти иностранные инвесторы, мы сталкиваемся с одной давней проблемой. По данным последнего опроса IRI, 22% граждан Молдовы считают коррупцию одной из самых больших проблем в стране. Это комплексный вопрос, включающий и независимую юстицию. Продвинулась ли Молдова в сторону независимой юстиции и реальной борьбы с коррупцией?

У каждого гражданина Молдовы, будь то пенсионер или ребенок, ежегодно крадут 7 тыс. леев. Для семьи из четырех человек — это около 30 тыс. леев. Жизнь такой семьи была бы чуть лучше, если бы эти деньги у нее не отбирали с помощью коррупционных или незаконных схем и махинаций в экономике. Это данные исследования ООН. Это показывает, как важно, чтобы борьба с коррупцией была реальной. И чтобы органы, которые за эту борьбу отвечают, эффективно выполняли свою работу.

Юстиция играет в этом ключевую роль. Юстиция должна быть независимой, и граждане должны знать, что их права не будут ущемлены, в том числе, и через всякие коррупционные отношения, которые сегодня присутствуют в этой системе. В рамках того, что называется захваченным государством, система юстиции была под влиянием политических или экономических интересов, и это делало граждан неравными перед законом. Это сильно влияло на то, что Молдова не смогла в полной мере воспользоваться потенциалом Соглашения о свободной торговле, не смогла быть притягательным местом для инвесторов. Даже не смогла быть привлекательным местом для своих же граждан, многие уехали из страны. Люди в Молдове заслуживают того, чтобы видеть перспективы для себя и своего будущего в Молдове.

Владимир Плахотнюк, с которым принято отождествлять захваченное государство, покинул Молдову два года назад. А системные проблемы в юстиции как существовали, так и существуют. Совсем недавно в должности восстановили некоторых судей, которых до этого обвинили в коррупции. Тогда показали видеозаписи, на которых некоторые из этих судей пересчитывают пачки денег. Судей оправдали, но внятных объяснений общество так и не получило. Другой пример: бывший прокурор Антикоррупционной прокуратуры, который вел резонансные дела, вызывавшие вопросы, в том числе, у международных наблюдателей, сейчас может получить должность в Службе информации и безопасности. Как поверить в эффективную борьбу с коррупцией, когда люди, которых публично обвиняли в коррупции или выполнении чьих-то заказов, возвращаются на государственную службу?

Граждане должны быть уверены, что изменения должны привести к чему-то лучшему. А если они видят, что люди, которые были связаны с этим «захватом», в том числе и юстиции, возвращаются и даже получают более высокие посты, маловероятно, что эта уверенность у людей будет. Реформу юстиции, о которой так много говорят, надо провести так, чтобы очистить систему от этих людей. Для этого надо принять некоторые законы, в том числе и поправки в Конституцию, которые сейчас в парламенте. Эти поправки были частью наших условий финансовой помощи. Эти законы должны помочь юстиции стать независимой. Проводить эти изменения должны люди, к которым нет вопросов о неподкупности. Поэтому важно каждое назначение. Этот процесс будет трудным, но это надо сделать. Люди хотят реальных перемен. Даже результаты президентских выборов в ноябре прошлого года показали, что люди хотят поддержать то, что правильно, что хорошо для них, то, что в их интересах.

Разговор о коррупции и «захваченном государстве» обычно тесно связан с кражей миллиарда. Недавно так называемый «закон о миллиарде» стал поводом для серьезных споров в молдавском парламенте. Почему, на ваш взгляд, нельзя отменять этот закон? Он же фактически перекладывает бремя возврата миллиарда на плечи граждан.

Изменения, которые произошли в финансово-банковском секторе Молдовы, были необходимы для того, чтобы сохранить стабильность системы, которая могла рухнуть, и граждане почувствовали бы это гораздо сильнее. Очень важно, чтобы результаты реформ, которые тогда провели, сохранились, в противном случае возникнет риск повторения кражи подобного масштаба. Система, основанная на независимости Нацбанка, должна сохранить свою устойчивость, она защищает граждан, но также является основой для экономического развития, это часть устойчивого фундамента. А подобные предложения [отмена «закона о миллиарде»] не являются решением, так как просто перекладывают это бремя из одного кармана тех же самых граждан в другой. Вы знаете, что ЕС и другие партнеры по развитию всегда говорили о необходимости расследовать кражу и найти виновных, чтобы они понесли наказание, и чтобы вернуть деньги, которые еще можно вернуть. Это остается в силе, сколько бы не откладывали судебные дела, например, в Кагуле.

«Нужно положить конец этим Porsche за 11 тыс. леев»

Стоит ли Молдове ждать продолжения макрофинансовой помощи от ЕС? И зависит ли это от выборов или наличия полноценного правительства и других политических факторов?

У нас была программа макрофинансовой помощи, которая длилась три года, но ее так и не реализовали полностью. Первый транш поступил после июня 2019 года, когда правительство Майи Санду создало условия для реформ. Это было спустя два года после подписания меморандума. Второй транш поступил в 2020 году, когда мы даже в условиях пандемии смогли увидеть, что продвижение по нашим договоренностям есть. К сожалению, был потерян третий транш, самый крупный — 800 млн леев, из которых 400 млн в виде гранта.

В прошлом году ЕС выступил с новой программой, и Молдова — одна из десяти стран, которые вошли в эту программу. Первый транш Молдове в размере 1 млрд леев уже перечислили, на очереди второй транш, но его перечислят, когда будут выполнены шесть условий, о которых мы договорились. Эти реформы нужны Молдове, чтобы она была готова к будущему. Часть этих условий — продолжение предыдущей программы: я уже упоминал поправки в Конституцию, там же реформы, которые касаются борьбы с контрабандой, декларирование надлежащим образом имущества публичных лиц, чтобы положить конец этим Porsche за 11 тыс. леев, домам за тысячу евро и пр. Также в списке принятие нового Таможенного кодекса, который готов с лета прошлого года, но его не приняли по неизвестным мне причинам.

Энергобезопасность в Молдове не обеспечивается, несмотря на строительство газопровода Яссы-Кишинев, усилия Энергетического сообщества ЕС и НАРЭ. Молдова как зависела 10 лет назад от поставок «Газпрома», так и зависит, как зависела от поставок электроэнергии с МолдГРЭС, так и продолжает зависеть. А разделение «Молдовагаз» затягивается уже больше года. Почему ЕС не удалось помочь Молдове в этом плане? Или проблема в отсутствии политической воли у самих молдавских властей?

Усилия ЕС в этом направлении продолжаются. Вы упомянули газопровод, есть также проект соединительной электростанции, который свяжет Молдову с рынком ЕС. Это большие инвестиции на четверть миллиарда евро. Это совместные инвестиции ЕС, ЕБРР и Всемирного банка. Важно, чтобы Молдова хотела соблюдать интересы своих граждан, свой государственный интерес и знать, что в любом кризисе будет возможность снабжать страну энергией. Есть опыт 2009 года, я был тогда здесь, тогда просто не было газа.

Проблема все-таки на молдавской стороне?

Есть шаги, которые надо предпринять — реализация третьего энергетического пакета и разделение Moldovagaz на три независимые компании, которые займутся поставкой, транспортировкой и распределением газа. Нужно создать условия, чтобы эта энергия, когда поступит в Молдову, дошла до граждан, и они могли пользоваться тем, что наличие нескольких источников поставок создает конкурентную среду и снижает конечную цену. Все оценят, что снижение цены —это последствие проведенных реформ и изменений.

«Расизм невозможно принимать»

Молдова до сих пор не приняла так называемый пакет «гагаузских проектов» — поправок, направленных на разграничение полномочий центральных властей и автономии. Их то принимали и не подписывали, то не было большинства, то принимали и оспаривали в КС. Сейчас как раз КС предстоит высказаться по этому поводу. Почему этот вопрос вызывает столько споров, при том, что в разработке этих законопроектов участвовали и местные, и европейские эксперты, и он основан на опыте европейских автономий.

Как и другие политически чувствительные вопросы, этот вопрос политики используют, чтобы достичь каких-то краткосрочных целей или произвести сиюминутное впечатление на избирателей. Но вы знаете, что ЕС и другие партнеры всегда поддерживали укрепление гагаузской автономии через эти законы, но это должно быть результатом надлежащего законодательного процесса. Эти законы приняли с нарушением процедуры, что вызвало вопросы к их легитимности. Ясно, что законы должны принимать в рамках прозрачной процедуры.

Но эти проекты в КС оспаривали и по процедуре, и по сути.

Статус Гагаузии закреплен в Конституции, его надо реализовать, для этого и надо принять эти законы. Те, кто приписывают себе заслуги за то, что проводят какой-то проект в парламенте, но делают это не в соответствии с законодательством, должны понимать ответственность и понимать, что ущемляют интересы населения, которое должно пользоваться этими законами. Это безответственный подход.

Еще один вопрос, который «провисает» в молдавском парламенте — ратификация Стамбульской конвенции. Более того, похоже, что в избирательной кампании на предстоящих выборах это станет главной «страшилкой» одного из электоральных конкурентов. Так, Игорь Додон заявил, что четыре года блокировал и будет блокировать ратификацию этого документа. Почему некоторые молдавские политики видят в этой конвенции угрозу, и почему документ, связанный с защитой прав женщин, вообще стал политическим в такой стране как Молдова?

Возможно, некоторые политики думают, что могут найти тему, которая чувствительна, по их мнению, для некоторой части населения, и через это будут производить впечатление. Но вы уже упомянули опрос, который показал, какие проблемы являются главными для граждан Молдовы — это низкие доходы, безработица и коррупция. Попытки отвлечь избирателей от основных проблем часто предпринимают в предвыборные периоды. Тут важно, что они затрагивают соблюдение прав человека. Мы говорим о Стамбульской конвенции — это же конвенция Совета Европы о борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием. Попытки устранить эту конвенцию в Молдове могут влиять на соблюдение прав человека.

Еще одной темой для продвижения языка вражды на уровне политиков в очередной раз стали права ЛГБТ-сообщества. Newsmaker, в частности, сталкивается с нападками некоторых политиков из-за того, что пишет о проблемах ЛГБТ-людей. В конечном счете все страшилки о Стамбульской конвенции и нападки на представителей ЛГБТ-сообщества сводятся к тому, что некий злодейский коллективный запад платит НПО и СМИ за подрыв христианских основ молдавского общества. Вот цитата депутата Богдана Цырди: «Что дал нам Запад, кроме нищеты и гей-парадов?». Но затем представители этого самого Запада, в том числе и вы, встречаетесь с лидерами партий, продвигающих язык вражды. Вы говорите с ними об этом?

Я могу вас уверить, что со всеми политиками, которые это делают и каким-либо образом отрицательно высказываются о правах человека, я открыто об этом говорю. С некоторыми я давно не встречался, но это постоянно является частью повестки наших разговоров. Речь о вопросах прав человека, демократии, соблюдения принципов правового государства и ситуация со свободой СМИ. Это всегда было в повестке, с которой я приходил к молдавским политикам, в том числе до июня 2019 года.

В молдавской политике часто звучат дискриминационные заявления в отношении национальных и языковых меньшинств. Совсем недавно лидер ПКРМ Владимир Воронин позволил себе откровенно расистские высказывания в эфире одной из телепередач. И единственным, кто это осудил и обратился в Совет по предотвращению дискриминации и обеспечению равенства был политик-унионист Влад Билецкий. Как вы считаете, политикам, продвигающим принципы соблюдения прав человека в полной мере, стоит на это реагировать и осуждать такие высказывания?

Расизм невозможно принимать никаким способом и быть толерантным к нему.

А стоило ли отреагировать на это партнерам по развитию?

Я думаю, что реакции были и будут. Это важный момент в процессе наблюдения за выборами. Если это сделано во время предвыборной кампании — это серьезное нарушение принципов соблюдения прав человека. Эта речь ненависти, которая проявляется у некоторых политиков, за нее надо надлежащим образом наказывать. В истории человечества есть трагические страницы, которые начинались со слов и привели к крайне трагическим последствиям. Нельзя быть толерантным к таким проявлениям языка вражды.

«У каждого гражданина Молдовы ежегодно крадут 7 тыс. леев». Интервью NM с главой Делегации ЕС Петером Михалко

Андрей Мардарь / NewsMaker

«Мы не знаем, какой будет окончательная форма этого решения»

Как вы оцениваете ситуацию с правами человека в Приднестровье за последние два года: аресты за посты в социальных сетях, книги и высказывание мнения, и, как следствие, там просто нет оппозиции и политической конкуренции.

Положение дел серьезное, и это надо менять. Невозможно быть толерантным к нарушению прав человека. Права человека — один из вопросов, которому уделяет внимание шведское председательство в ОБСЕ. Эта тема также стала частью декларации министров ОБСЕ и темой в процессе переговоров в формате «5+2». Ситуации с людьми, чьи права были нарушены, надо решать.

В переговорах о приднестровском урегулировании дежурная и довольно абстрактная формулировка — «разработка особого статуса Приднестровья». Кто-то видит тут какой-то подвох и чуть ли не попытку опять же «иностранцев» навязать что-то Молдове, кто-то видит федерализацию. Как вы понимаете эту формулировку — что это может быть за статус?

Вы не упомянули первую часть этого предложения, которая на самом деле является формулой для решения приднестровского конфликта. Это решение, которое основывается на суверенитете и территориальной целостности Республики Молдова в ее международно признанных границах с особым статусом для Приднестровья. Это особая ситуация, когда мы не знаем, какой будет окончательная форма этого решения, и надо форму заполнить содержанием. Я не думаю, что это пустая формулировка, это, скорее, крепкие рамки, которые надо заполнить. В этом и заключается суть диалога в формате «5+2».

Время вашей работы в Молдове скоро подойдет к концу. Когда вы только приехали сюда в должности главы делегации ЕС вы говорили в интервью NewsMaker, что вернулись «в страну очень сердечных и открытых людей», и говорили, что рады работать в «этой стране, которая сейчас находится в процессе важных перемен». Из какой страны вы уезжаете? Как сейчас вы охарактеризовали бы Молдову?

Я еще не подвожу итоги. Работа есть и будет еще несколько месяцев. Сейчас почти каждый день мы запускаем по крайней мере один проект и оказываем поддержку. На днях мы запустили программу грантов для предпринимателей на 14 млн леев, и это отнимает у меня все время. Молдова так и остается страной сердечных людей, которые заслуживают намного лучшей жизни, чем та, что у них есть сейчас, и в этом мы хотим помочь. Я думаю, что люди в Молдове после июня 2019 года чувствуют себя свободнее, и важно, чтобы они чувствовали себя хозяевами у себя дома, и чтобы государственные структуры работали на них, чтобы они могли принимать решения относительно своего будущего. В этом плане граждане [на предстоящих выборах] могут сделать выбор, который приведет к тому, что власть будет уважать их права. Тогда жители Молдовы смогут воспользоваться возможностями, которые основываются и на нашем сотрудничестве.

***

Интервью с главой делегации ЕС в Молдове Петером Михалко было организовано в рамках «Дней Европы», которые продлятся в Молдове до конца мая.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

  •  
  •  
  •  
  •  
  • 6
  •  
x
x

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: