У властей Молдовы всё закупись
Что не так с тендерами и госзакупками в условиях ЧП
Скандалы вокруг госзакупок в Молдове — дело привычное. Не обошлось без них и во время эпидемии коронавируса. При этом власти еще более упростили и «спрятали» от общественности процесс закупки медоборудования, в том числе защитных средств, которых в стране по-прежнему не хватает. NM разбирался, как в Молдове устроена система госзакупок, и почему даже в период ЧП она не обходится без скандалов и сомнительных сделок.
В Молдове уже несколько лет действует электронная система госзакупок Mtender. Теоретически она должна была сделать госзакупки абсолютно прозрачными и исключить откаты и коррупцию при проведении тендеров и выборе победителей. Однако на деле этого не случилось. Многие тендеры по-прежнему оказываются в центре скандалов.

При этом в прошлом году власти внесли поправки в закон «О госзакупках», исключив до 2021 года медикаменты и медицинское оборудование из системы Mtender. В минфине тогда объяснили, что Центр госзакупок в здравоохранении (CAPCS) не может пользоваться Mtender, так как эта платформа пока технически не позволяет размещать информацию о закупке нескольких тысяч позиций, которые нередко включают тендеры CAPCS (речь о медикаментах).
Госзакупки в период эпидемии
Как власти (не) закупили экраны и респираторы
Одной из самых крупных закупок CAPCS в период эпидемии коронавируса стала партия из 200 тыс. защитных экранов и 500 тыс. респираторов FFP2 на сумму 36 млн леев. 26 марта CAPCS объявил, что контракт выиграла компания Lismedfarm, которая предложила закупить экраны и респираторы в Китае по 55 леев и 50,5 леев за штуку соответственно.

Защитные экраны пришли в Молдову почти месяц спустя после заказа. Правительство сообщило, что на чартерном рейсе из Китая в Молдову прибыло почти 200 тыс. защитных экранов и 100 тыс. респираторов, закупленных централизованно. Однако тендер обернулся скандалом. Мэр Бельц Ренато Усатый заявил, что защитные экраны в Румынии стоят в два раза дешевле — €1,04, а вся эта закупка — мошенническая схема.

Премьер Ион Кику назвал заявление Усатого клеветой, отметив, что, по условиям контракта, компания Lismedfarm получит деньги только после доставки в Молдову всей партии защитных средств. При этом Кику признал, что пока «товар не пришел», так как «все, что посылает эта компания, исчезает по дороге». Премьер также сказал, что власти Молдовы организуют чартер в Китай, который сможет доставить, в том числе, это защитное оборудование.
В ответ Усатый представил в Facebook свои расчеты. По его словам, защитный экран стоит в Китае около $0,7. Плюс таможенная пошлина (6%), плюс максимальная надбавка поставщика (по словам Усатого, это 40%), плюс НДС ($0,21), плюс доставка ($0,41) — итого получается $1,67 за экран или около 31 лея (по курсу 18,7 леев за $1).
Это говорит о том, что у вас [в команде] сидят либо взяточники-коррупционеры, либо двоечники. Но, исходя из того, что в последнее время все держится на коррупционных схемах, я почему-то склонен верить именно в эту версию.
Ренато Усатый, мэр Бельц
Ценой экранов, которую предложила Lismedfarm, возмутился и лидер партии «Союз спасения Бессарабии» (ССБ) Валериу Мунтяну. Он опубликовал коммерческое предложение румынской компании Go-digital, которая предлагала защитные экраны польского производства по €0,92 (около 18,4 лея).

Впрочем, как выяснил NM, после прибытия чартера заказанное властями защитное оборудование по-прежнему не может попасть к молдавским врачам. Директор Lismedfarm Екатерина Китик в беседе с NM рассказала, что чартер привез 196 тыс. защитных экранов и 100,5 тыс. респираторов FFP2.

Однако теперь, чтобы средства защиты попали к врачам, их необходимо растаможить, уплатив таможенные пошлины и НДС — 2 163 750 леев.

Таких денег у Lismedfarm нет, так как все было потрачено на закупку
средств защиты против COVID-19.
Сейчас с Китаем можно работать только по предоплате — иначе нельзя. Ты оплачиваешь полную стоимость заказа и потом начинается изготовление продукции. Причем бывают и очереди на производство, перебить которые можно только более высокой ценой.
Екатерина Китик, директор Lismedfarm
Она рассказала, что отправила письма в таможенную службу и в комиссию по чрезвычайным ситуациям с просьбой отсрочить оплату пошлин и НДС, обязавшись оплатить их, после того как власти рассчитаются с ней за товар. По ее словам, еще до чартера компания заказала через DHL доставку 10 тыс. респираторов FFP2, из которых доставили и растаможили 9 тыс., а также 8 тыс. экранов, из которых доставили и растаможили 2,6 тыс. Но власти так и не рассчитались за эту поставку.
Глава Lismedfarm ответила и на обвинения в завышении цен. По ее словам, один защитный экран покупали по $0,95. Однако доставка до места отправления чартера стоила еще 164% стоимости товара. Екатерина Китик привела в пример расчеты на доставку через DHL 600 экранов, которые поступили в Кишинев. «Мы заплатили за доставку 15 377 леев, а госпошлина составила еще 1693 лея. Таким образом, стоимость доставки с пошлинами составила 164%, а, кроме этого, надо еще оплатить 20%. НДС [...] Даже при цене 55 леев на этой партии мы вышли в минус», — отметила Китик.
По ее словам, благодаря бесплатной доставке чартером цена доставленного защитного оборудования будет ниже, чем предполагалось в контракте. «Защитные экраны выйдут немного дешевле 30 леев, а респираторы — по 48 леев. Это связано с тем, что на китайском рынке не экраны настолько дефицитны, а на респираторы цена постоянно росла», — пояснила директор Lismedfarm.

Екатерина Китик также рассказала, что сначала в никто не хотел участвовать этом тендере, так как сейчас очень рискованно привозить столько защитных средств: «Если бы [как все говорят] можно было бы поехать и привезти товар подешевле, то маски и экраны по такой цене давно бы уже были в аптеках».

Глава комиссии по чрезвычайным ситуациям премьер-министр Ион Кику в беседе с NM сообщил, что не получал никакого письма, но и не планирует делать никаких поблажек компании. «Налоги должны платить все», — заявил Кику.

Советник премьер-министра Виталий Драганча в беседе с NM пояснил, что компания подписала контракт, в котором предусматривается, что оплата товара будет только после того, как они выполнят свои обязательства.
«Правительство и минздрав найдут возможность, как можно скорее решить эту проблему [обеспечить врачей защитным оборудованием из прибывшего лота]. Но компания точно не останется без санкций», — отметил Драганча, добавив, что, по его мнению, идет публичный шантаж властей со стороны компании.
По его словам, власти не могут разрешить отсрочку таможенных платежей, так как это будет дискриминацией по отношению к другому бизнесу. «Мы не можем подстраиваться под каждую компанию, иначе будет дискриминационная среда. То, что у них нет денег сейчас, говорит о том, что они взяли на себя задачу сложнее, чем ту, которой могут управлять», — отметил Драганча.

В минздраве NM сообщили, что письмо находится на рассмотрении в минфине. «Компания выиграла тендер, и есть несколько условий по контракту, которые она должна соблюдать. Она должна получить деньги после того, как доставит товар. Это указано в контракте, который они подписали», — сказала NM советник министра здравоохранения Виорики Думбрэвяну Кристина Стратулат.

В информации о результатах тендера указано, что Lismedfarm закупит респираторы и экраны у китайской компании Anji Spenq Industrial Co. Ltd, которая их производит. NM направил запрос и в эту компанию, но ответа тоже не получил.
NM решил выяснить возможную цену закупки аналогичной партии респираторов и экранов у крупных оптовиков на сайте Alibaba. На респираторы FFP2 цена варьировала от $1,15 до $1,40 (21,5 — 26,2 лея). Один из поставщиков сообщил, что доставка всей партии в Молдову обойдется в $93,5 тыс. (1,7 млн леев). Это добавило бы еще примерно $0,19 (3,4 лея) к стоимости каждого респиратора.
При этом, отметим, в Facebook можно встретить объявления других поставщиков, которые предлагают защитные экраны в два раза дороже, чем предложила Lismedfarm, — по 100 леев за штуку.
Уже после того как защитные экраны прибыли, глава минздрава Виорика Думбрэвяну заявила, что их количество рассчитывали, исходя из расчета — четыре экрана на каждого медработника Молдовы. Однако к моменту объявления закупки в Молдове не было производителей, которые справились бы с таким объемом.
Как комиссия по ЧП отменила тендеры
О планах властей закупить большие партии защитных средств стало известно в середине марта. Тогда CAPCS разместил объявление о закупке около 2 млн респираторов, 2 млн защитных костюмов, 2 млн защитных экранов, почти 4 млн масок и 4 млн перчаток. В этом же объявлении CAPCS попросил компании уточнить возможные объемы партий и подтвердить, смогут ли они доставить их в срок.

Тогда же CAPCS сообщил, что купил 250 тыс. медицинских масок у производителя Manarski Trading (общая стоимость 875 тыс. леев) и более 634 тыс. пар перчаток у компании Vivamed International (436,7 тыс. леев).
Через несколько дней, 23 марта, комиссия по ЧС разрешила CAPCS и больницам закупать защитные средства в период эпидемии без объявления тендера, то есть напрямую у компаний.
NM направил письменные запросы в CAPCS, минздрав и в несколько крупных больниц, попросив сообщить, какие защитные средства, на какую сумму и у кого они закупили для борьбы с COVID-19. Но к моменту публикации материала ни одного ответа NM не получил.

Значительное снижение прозрачности госзакупок раскритиковали НПО. Более двух десятков общественных организаций потребовали публиковать информацию обо всех тендерах и заключаемых контрактах.
С одной стороны, CAPCS спрашивал у компаний, как быстро и в каком объеме они могут поставить защитные средства, проводя таким образом анализ рынка, — это новая и очень хорошая практика. С другой стороны, теперь почти нет прозрачности этих закупок, и обществу невозможно контролировать этот процесс. Это повышает коррупционные риски.
Евгений Александрович Голощапов, директор департамента адвокации общественной ассоциации "Позитивная Инициатива"
Примечательно, что и последняя госзакупка тестов CAPCS тоже вышла скандальной. В апреле CAPCS подписала контракт с китайской компания BGI Health (HK) Co, Ltd на $1,44 млн на покупку 80 тыс. тестов для диагностики коронавируса. В то же время журналисты RISE Moldova выяснили, что их купили практически по двойной цене.

Поставщик должен доставить 1,6 тыс. наборов, содержащих 80 тыс. тестов для диагностики коронавируса. Цена одного комплекта $900, в каждом из них 50 тестов. Соответственно, один тест стоит $18 (около 320 леев).
Журналисты RISE Moldova проверили, сколько эти же тесты стоят на китайской платформе для онлайн-шопинга Alibaba. Набор тестов от этого же производителя стоит от $400 до $600 с доставкой в течение 10 дней при заказе 100 наборов (5 тыс. тестов).
Почему не подключились местные производители
Молдавские производители тоже раскритиковали процедуру госзакупок защитных средств. Так, исполнительный директор Ассоциации предпринимателей легкой промышленности (APIUS) Корина Кожокару рассказала NM, что местные предприятия могли бы производить защитное оборудование для молдавских медиков, но главная проблема заключается в том, что власти не могут объяснить стандарты и регламенты производства масок, защитных костюмов, бахил и перчаток.

По ее словам, молдавские компании не умеют изготавливать респираторы FFP2 и FFP3, но могли бы делать медицинские маски non-woven и хлопковые маски, которыми можно обеспечить медперсонал и врачей, не работающих «на первой линии» борьбы с COVID.

Вторая проблема, по словам Кожокару, — это нестабильность планов закупок.
CAPCS объявил о закупке масок 23 марта в час дня и указал дедлайн заявок — четыре часа того же дня. То есть было три часа, чтобы представить свою оферту. Некоторые компании уложились в этот срок. Но через несколько дней CAPCS сообщил нам, что теперь сами больницы будут напрямую закупать маски, и им передали список компаний, которые представили оферты.
Корина Кожокару, исполнительный директор Ассоциации предпринимателей легкой промышленности (APIUS)
В этой ситуации компаниям стало сложнее выполнять заказы и многие отказались. «При заказе 500 масок и 50 тыс. цена отличается. Но одно дело отвезти большую партию в одно место, откуда потом все распределят, другое дело — развозить по тысяче масок в десяток больниц», — отметила Кожокару. Она добавила, что эта ситуация к тому же создает дополнительную нагрузку на больницы, которые должны тратить время и усилия на поиск и закупку защитных средств.

Кожокару также рассказала, что молдавские производители предлагали властям и решение вопроса защитных костюмов.
Кожокару также рассказала, что молдавские производители предлагали властям и решение вопроса защитных костюмов. «Лучшие защитные костюмы шьют из тайвека. Мы просили минэкономики помочь с импортом нескольких тонн этого материала без пошлин и НДС. В течение месяца предприятия легкой промышленности готовы были сшить около 1 млн таких костюмов, но предложение осталось без ответа», — рассказала Кожокару.
Сейчас, по ее информации, молдавские медики пользуются костюмами из полипропилена. «Этот материал тоже защищает, но его плотность должна быть не ниже, чем 80 граммов на метр», — отметила она.

На вопрос NM, что мешает бизнесу самому импортировать тайвек и сшить костюмы, Кожокару ответила, что крайне сложно импортировать в режиме ЧП, к тому же — это большой риск, учитывая, что в этом случае нет гарантии, что эту продукцию кто-то купит.
Как «засекретили» оферты
А вот дезинфектанты власти закупили у местной компании. Но и тут не обошлось без скандала. Газета Ziarul de Gardă рассказала, что большинство молдавских больниц используют дезинфектанты, которые производит компания Chemix Grupp. Ее совладелец — столичный мунсоветник от Партии социалистов Динарь Кожокару. В этом году компания поставит в молдавские больницы дезинфектанты на сумму 6 млн леев (27% общего объема госзакупок этого товара). Кроме того, дезинфектанты этой компании закупили для столичного общественного транспорта.

Впрочем, общественники критикуют CAPCS не только из-за закупок средств защиты от коронавируса. Недавно 30 общественных организаций подписали петицию, в которой раскритиковали решение CAPCS принимать оферты по электронной почте, а не в запечатанном конверте, как было раньше.
Оферты в конвертах — это высокие коррупционные риски и пережиток «каменного века». Но даже эта процедура содержала хоть какие-то минимальные гарантии прозрачности и непредвзятости: участники тендера могли присутствовать на вскрытии конвертов и, таким образом, минимально контролировать процедуру закупок. При подаче оферт по электронной почте ставятся под угрозу минимальные гарантии прозрачности закупок и непредвзятости результатов тендеров.
— говорится в обращении общественников
Петицию подписали 30 НПО.

Они потребовали, чтобы CAPCS отказался от оферт по электронной почте и в конвертах, а минфин технически доработал платформу Mtender, чтобы CAPCS мог размещать на ней заявки.

Получить комментарий в CAPCS не удалось: там предложили прислать письменный запрос, ответ на который к моменту публикации материала NM не получил. Не пришел ответ на запрос NM и из минфина.
Как власти управляют кризисом
По словам экспертов, можно понять желание властей упростить и ускорить процедуру закупок во время чрезвычайного положения, но при этом следует сделать ее максимально открытой.
«Понятно, что сейчас ЧП, что средства защиты нужны срочно и нет времени на обычную процедуру, занимающую 10-15 дней. Понятно, что сейчас очень высокий спрос на эти средства защиты, и цены могли повыситься. Но нельзя, чтобы прозрачность этих закупок была нулевой», — отметила эксперт IDIS Viitorul Диана Ранга-Енаки.
По ее словам, власти должны публиковать подробные планы закупок с техническими характеристиками необходимых защитных средств и контракты, заключенные с поставщиками. «Из планов закупок, которые опубликовал CAPCS, не понятно, зачем нужны 4 млн масок, и о каких вообще масках или перчатках речь. Потому что маски и перчатки бывают очень разные», — пояснила Диана Ранга-Енаки.

Она считает, что есть несколько причин закрытости этих госзакупок.
Первая — неспособность властей управлять кризисом. Вторая — отсутствие грамотных специалистов в сфере закупок. Третья — коррупционная составляющая. Нельзя однозначно утверждать, что есть коррупция, мы говорим о рисках.
Диана Ранга-Енаки, эксперт IDIS Viitorul
На эти риски, по ее словам, указывают на непрозрачность ценообразования, прием оферт по e-mail и то, что одна из компаний, выигравших тендер на поставки защитных средств, никогда этим не занималась.
Другие закупки и другие проблемы
Как работает Mtender
Систему электронных закупок Mtender запустили в тестовом режиме в 2017 году, а в 2018 использование этой платформы стало обязательным при проведении госзакупок. По данным Mtender , почти 2900 госучрежедний размещают на этой платформе свои заявки о тендерах, а поставки осуществляют 4,7 тыс. компаний. При этом для привлечения к участию в тендерах большего числа компаний используют частные платформы achizitii.md, e-licitatie.md и YPTender.md. Через эти сайты бизнес тоже может подавать заявки.
По информации Mtender, за время действия платформы было сэкономлено 483,8 млн леев. Как сэкономили эти деньги, Mtender не объяснил.
Тем не менее электронная система не избавила госзакупки от сомнительных сделок и скандалов.
Свежий пример — прошлогодняя закупка мэрией Кишинева 31 автобуса общей стоимостью 78 млн леев. Победителем тендера стала офшорная компания Unipay Danismanlik Yazilim Teknolojileri, зарегистрированная на Северном Кипре. Эта компания предложила цену выше, чем конкурент — румынская BMC Truck & Bus.
Бывший тогда и.о. мэра Руслан Кодряну объяснял это тем, что кипрская компания предложила двухлетнюю гарантию на автобусы и все комплектующие, тогда как румынская компания — полугодовую гарантию только на аккумулятор, сцепление и некоторые другие комплектующие. Кроме того, по словам Кодряну, по условиям тендера, годовой оборот компаний-участниц должен был быть не менее €2 млн. А компания BMC Truck & Bus не представила документ, который это подтверждает, а только выписку об уставном капитале €4 млн. В феврале этого года правоохранительные органы начали уголовное расследование в связи с этим тендером.
Почему Mtender не спас госзакупки от злоупотреблений
Электронная система Mtender позволяет отслеживать всю процедуру госзакупки: тендерное предложение госведомства, предложения компаний-участников, информацию о них. Тем не менее эксперты говорят о множестве упущений и недоработок системы Mtender.
Эксперт независимого аналитического центра Expert Grup Юрие Моркотыло рассказал, что за основу Mtender взяли украинскую систему ProZorro.
Что касается частных платформ [achizitii.md, e-licitatie.md и YPTender.md], — это тоже из украинской модели. Но в Украине уже были сайты, на которых бизнес осуществлял продажи и закупки, и смысл их привлечения к госзакупкам был в том, чтобы в тендерах участвовало как можно больше компаний. Но в Украине другие масштабы, а в Молдове рынок гораздо меньше, и увеличить таким образом конкуренцию довольно сложно.
Юрие Моркотыло, эксперт независимого аналитического центра Expert Grup
Также он отметил, что изначально система Mtender внедрялась только с такой процедурой как «аукцион на понижение»: компании видят оферты конкурентов и могут предлагать более низкие цены. Однако этот механизм, по словам эксперта, не был предусмотрен в молдавском законодательстве.

Моркотыло также рассказал, что сейчас власти вместе с ЕС анализируют, в каком направлении развивать Mtender: дорабатывать текущую версию или создать новую платформу, так как у действующей есть недостатки.

Электронная система госзакупок, отметил Моркотыло, не может полностью исключить сомнительные сделки и подозрительные результаты тендеров.
«На местном уровне тендеры на ремонт школ, например, или поставку продуктов питания часто выигрывают фирмы, которые могут быть близкими к директору школы. На региональном и центральном уровнях на первый план выходит политическое влияние. Бывает такое, что комиссия просто дисквалифицирует компанию из-за незначительных ошибок в документах, хотя можно просто попросить представить недостающие документы и дополнить оферту», — отметил Юрие Моркотыло.
Еще один пример сомнительной схемы, по его словам, — когда несколько связанных между собой компаний участвуют в тендерах (например, на поставку продуктов питания или строительные работы) и по очереди их выигрывают.
«К примеру, две компании предлагают цены повыше, а третья — пониже, создавая видимость конкуренции. В следующем тендере компании меняются местами», — пояснил Моркотыло.
Эксперт IDIS Viitorul Диана Ранга-Енаки отметила и другие недостатки системы Mtender.
Тут есть много других проблем. Например, нет инструмента, который позволял бы оценивать предложение по критерию цена/качество, не видно, как исполняется контракт после его подписания. Кроме того, нет удобного механизма, который позволял бы властям и гражданскому обществу вести статистику и контролировать процесс закупок.
Диана Ранга-Енаки, эксперт IDIS Viitorul
К этому добавляется отдельная проблема — кадровая, так как обычно у нас закупками занимаются бухгалтеры, добавил Моркотыло: «Это дополнительная нагрузка на них. Плюс многие не очень хорошо знают, как составлять оферты, что в них надо указывать, а что — нет».
Текст: Николай Пахольницкий
Оформление: Кристина Демиан
Фото: 63.ru

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: