Уроки Зеленского. Четыре итога выборов в Украине для Плахотнюка, Додона, ACUM и всей Молдовы
6 мин.

Уроки Зеленского. Четыре итога выборов в Украине для Плахотнюка, Додона, ACUM и всей Молдовы


Шоумен Владимир Зеленский убедительно победил на выборах президента Украины, набрав около 73% голосов. В Молдове явка на украинские выборы была невысокой, но и здесь за Зеленского проголосовали более 70%. При этом президентская кампания вызвала большой интерес в молдавском политическом и экспертном сообществе, и в обществе в целом. Обозреватель NM Евгений Шоларь выделил главные итоги этих выборов для Молдовы и основных политических игроков в стране. И обсудил их с президентом Института стратегических инициатив (IPIS) Андреем Поповым.

1. Для Молдовы

Изменятся ли отношения Молдовы с Украиной со сменой президента? На эту тему эксперты, особенно близкие к молдавским властям, много высказывались еще в период избирательной кампании. Мнения в основном сводились к тому, что в отличие от Петра Порошенко у Владимира Зеленского нет никакого видения отношений с Молдовой, он не знаком с региональной спецификой и т.д.

newsmaker.md/rus/novosti/vova-vyhodi-kak-telekanaly-plahotnyuka-hvalili-poroshenko-i-svyazyvali-zelenskogo-43086

Говорили и о персональном факторе: Порошенко — давний бизнес-партнер лидера Демпартии Владимира Плахотнюка. Позже, когда оба закрепились у власти в своих странах, партнерские отношения вышли и на высокий политический уровень. И это повлияло на уровень отношений между двумя государствами.

В последние годы отношения между Кишиневом и Киевом на межправительственном и межведомственном уровне действительно укрепились как никогда. Это было заметно и по частоте двусторонних контактов, и по уровню взаимопонимания и договороспособности по некоторым застарелым конфликтным сюжетам. В процессе приднестровского урегулирования Киев стал самым ярым союзником Кишинева. Произошло это, впрочем, после начала войны на востоке Украины, что вполне объяснимо.

Стал ли именно персональный «фактор Порошенко» определяющим для отношений между Кишиневом и Киевом? Президент IPIS Андрей Попов считает, что это не совсем так. И говорить о том, что теперь отношения испортятся, было бы тоже преувеличением.

Основа для улучшения отношений между Кишиневом и Киевом, по словам Попова, была заложена в предыдущий период, когда удалось урегулировать самые острые проблемы вроде ситуации с Паланкой. Позже, уже при Порошенко, после событий в Крыму и на востоке Украины, отношения вышли на позитивную траекторию. С уходом Порошенко нет оснований  ждать ухудшения динамики, считает эксперт.

Более того, Попов считает, что с приходом Зеленского украинская политическая линия в каком-то смысле снова синхронизируется с молдавской. «Зеленский — деидеологизированный президент, который уходит от жестких геополитических месседжей, и, в отличие от Порошенко, не будет своей риторикой раздражать Москву. Это такая украинская версия молдавского курса „Про-Молдова“, о которой в последнее время много говорят в Кишиневе», — говорит Попов.

Что же касается кадровых решений и перемен во внешней политике, то резких движений, по мнению эксперта, не стоит ждать как минимум до осенних парламентских выборов в Украине. Поэтому на молдавском направлении украинской внешней политики пока вряд ли стоит ждать изменений.

2. Для Плахотнюка

Владимир Плахотнюк, как уже отмечалось, — давний партнер Порошенко. Их деловые и дружеские отношения были выстроены еще до прихода обоих во власть. А затем укрепились и на политическом уровне. У Плахотнюка до последнего времени был не только  выход на самый высокий уровень украинской власти для решения любых вопросов в самой Украине. Украинское руководство еще и активно лоббировало интересы молдавской власти и самого Плахотнюка на Западе.

«На одной из встреч с руководством ЕС летом 2017 года, как мне рассказывал один европейский дипломат, Порошенко неожиданно посвятил большую часть рабочего обеда теме Молдовы и персонально Плахотнюка. В контексте голосования в парламенте Молдовы за смешанную систему он убеждал европейцев, что с Плахотнюком можно иметь дело и отговаривал от жесткой реакции на действия молдавских властей», — отметил Андрей Попов.

Особая тема — «услуги», которые два партнера оказывали друг другу. Достаточно вспомнить более чем спорную с правовой точки зрения выдачу украинскими властями в Молдову одного из самых опасных оппонентов Плахотнюка — бизнесмена Вячеслава Платона. Для этого его даже срочно и в нарушение множества процедур лишили украинского гражданства и отправили в Кишинев специальным чартером.

С уходом Порошенко у лидера Демпартии Молдовы больше не будет прямого выхода на высшие эшелоны украинской власти. «Для Плахотнюка — это однозначно поражение. Может, у него и не возникнут сиюминутные проблемы с новой украинской властью. Но и прежнего надежного политического тыла в Киеве у него больше нет», — говорит Попов.

3. Для Додона

Для Игоря Додона победа Владимира Зеленского, безусловно, хорошая новость. И не только потому, что тот больше говорит по-русски или старается избегать резкой антироссийской риторики.

С прежней украинской властью у Додона отношения откровенно не ладились. С момента избрания президентом в ноябре 2016 года Додон, в период кампании позволивший себе неосторожное высказывание о принадлежности Крыма России, — был фактически персоной нон грата в Украине.

За это время он не только ни разу не встречался с украинским президентом, его игнорировали любые приезжающие в Кишинев украинские делегации или чиновники. Не было встреч даже с украинским послом.

Победа Зеленского для Додона — шанс восстановить отношения. По словам Андрея Попова, важным тестом тут станет церемония инаугурации Зеленского: «Украинской стороне будет непросто не пригласить на инаугурацию главу соседнего государства. Это было бы нарушением установленных традиций. Воронин был на инаугурации Ющенко в 2005-м, Гимпу у Януковича в 2010-м, Тимофти у Порошенко в 2014-м. Так что для Додона инаугурация — шанс выйти из изоляции со стороны Киева».

Показательно, что уже в поздравительном послании президент Молдовы предложил Зеленскому подумать о проведении встречи в ближайшее время. «Деидеологизация и политический баланс, который пытается выстроить Зеленский, в чем-то перекликается с курсом „и-и“, который с недавних пор пытается продвигать Додон. То есть Зеленский — это, в каком-то смысле, то, каким хочет стать Додон», — говорит эксперт.

4. Для ACUM

Для правой оппозиции победа Владимира Зеленского — событие неоднозначное. Это следует из неоднородности самого блока ACUM. Для умеренной его части, для которой на первом плане — не геополитика и «русские танки», а борьба с олигархом, — это безусловная победа. Потому что это в первую очередь поражение Порошенко, однозначно ассоциируемого с Плахотнюком.

«Их главный оппонент Плахотнюк теряет важного партнера. А для правой оппозиции, которая в последние годы так часто проигрывала, это значимый символ и пример: Yes, we can! Сопротивление не бесполезно!» — говорит Попов.

Вместе с тем для более радикальной части правых жестко прозападный и антироссийский Порошенко по своему профилю ближе, чем Зеленский, которого называли чуть ли не «пророссийским» кандидатом.

Для этого, более геополитизирванного крыла правых провал Порошенко — скорее, поражение. «Внутри блока ACUM — это козырь в пользу более центристского антиолигархического месседжа, — отмечает эксперт. — Сторонники такой линии, глядя на успех Зеленского, могут сказать: вот как можно и нужно побеждать!»

Уже на утро после выборов блок ACUM поздравил украинский народ с тем, что он проголосовал против коррупции и олигархии.