В Дрокии мать пятерых детей приговорили к 6 годам тюрьмы. Что не так с ее делом и приговором
6 мин.

В Дрокии мать пятерых детей приговорили к 6 годам тюрьмы. Что не так с ее делом и приговором

В Дрокии мать пятерых несовершеннолетних детей приговорили к восьми годам тюрьмы за мошенничество. Апелляционная палата Бельц посчитала наличие пятерых детей «смягчающим обстоятельством» и уменьшила срок до шести лет. NM вместе с экспертами разбирался, что не так с этим приговором, и почему прокуроры квалифицировали спор, который можно было разрешить в гражданском суде, как «особо тяжкое преступление».

x

История получила огласку через два месяца после того, как женщину отправили в тюрьму. О том, что мать пятерых детей Наталью приговорили к шести годам тюрьмы за то, что она не вернула кредит, сообщил 7 октября телеканал Pro TV. В телесюжете мать Натальи рассказала, что она взяла кредит на покупку машины, которую хотела использовать как такси, чтобы на эти доходы кормить детей. Также женщина отметила, что ее младшему внуку было два месяца, когда ее дочь посадили в тюрьму. Сейчас все пятеро детей, включая самого младшего, находятся на попечении бабушки и дедушки.

Версии сторон

Суд первой инстанции в 2018 году приговорил Наталью к восьми годам лишения свободы за мошенничество. Наталью оставили на свободе до тех пор, пока по делу не выскажется Апелляционная палата. Из приговора следует, что на слушаниях в суде Наталья не признала вину. Давая показания, она рассказала, что нашла в интернете объявление о продаже машины. Познакомившись с владельцем автомобиля Виталием, Наталья, по ее словам, пыталась уговорить его продать ей машину в рассрочку. При этом она взяла взаймы у Виталия €2,5 тыс. и уговорила оформить на нее доверенность на автомобиль. По словам Натальи, чтобы расплатиться с Виталием, она планировала взять в долг деньги у своего знакомого Игоря. Но последний, как рассказала Наталья, попросил ее в этом случае переоформить доверенность на него. Он пообещал вернуть автомобиль, когда она вернет ему взятые взаймы деньги. На заседании суда она подчеркнула, что «не собиралась никого обманывать». Также она отметила, что взяла у Игоря автомобиль, когда ей нужно было отвезти детей в больницу в Кишинев.

Версия Виталия, изложенная в приговоре, отличается от версии Натальи. По словам Виталия, Наталья неоднократно звонила ему и интересовалась автомобилем, но говорила, что у нее нет денег. Тем не менее он решил с ней встретиться. Во время встречи, по словам Виталия, она показала ему кафе, которое, как она сказала, собиралась арендовать. Также Наталья рассказала, что счета ее бизнеса арестованы, и попросила у него взаймы €2,5 тыс., чтобы их разблокировать. Эти деньги, по словам Виталия, она пообещала вернуть через месяц и написала расписку. Через месяц, однако, она сообщила, что у нее не получилось разблокировать счета. Наталья, как рассказал Виталий, предложила оформить автомобиль на нее по доверенности, чтобы она могла взять в банке кредит под залог авто.

По версии прокуратуры, в тот же день, когда Виталий оформил доверенность, Наталья переоформила ее на Игоря и получила от него €5 тыс. Прокуроры считают, что Наталья эти деньги присвоила.

В свою очередь Игорь рассказал, что купил у Натальи автомобиль за €4 тыс. По его словам, он не знал, кому принадлежал автомобиль, потому что генеральная доверенность была оформлена на Наталью. Игорь переоформил автомобиль на своего знакомого, но, когда у Натальи заболел ребенок, он оформил на нее доверенность и позволил отвезти ребенка на лечение в Кишинев. Также Игорь рассказал, что обменял купленный у Натальи BMW 320 на Mercedess соседа (прокуроры в обвинении отметили, что Игорь отказался возвратить автомобиль Виталию)

По словам адвоката Натальи Андрея Тудорики, это дело должны были рассматривать в гражданском суде, а не в уголовном. Он пояснил, что у Виталия осталась расписка с обещанием Натальи вернуть €2,5 тыс. Кроме того, как отметил адвокат, Виталий сам подписал доверенность, которой разрешил Наталье не только управлять автомобилем, но и продать его.

Что решил суд

Суд первой инстанции признал Наталью виновной по части 5 статьи 190 УК «мошенничество в особо крупных размерах», которая предусматривает наказание от восьми до 15 лет лишения свободы (другие части этой статьи предусматривают лишение свободы от 2 до 6 лет). О том, что  тогда у нее было трое детей, в приговоре не упомянули. В марте 2020 года АП Бельц тоже признала Наталью виновной по части 5 статьи 190. Но на этот раз судьи упомянули в приговоре, что у Натальи четверо детей и во время слушаний в АП она была на последних месяцах беременности. Эти обстоятельства судьи АП сочли «смягчающими», как и положительные характеристики Натальи и тот факт, что это ее первое уголовное дело. Поэтому судьи АП уменьшили срок до шести лет, указав, что для «перевоспитания подсудимой» и «восстановления справедливости в деле» Наталье следует назначить реальный срок.

Что не так с приговором

В управление народного адвоката по правам ребенка NM сообщили, что запросили информацию по этому делу. Консультант управления Думитру Даря отметил, что не может комментировать приговор, так как пока его не видел. Также Даря сказал, что можно было бы добиться отсрочки исполнения приговора, если бы Наталье назначили наказание до пяти лет лишения свободы. По преступлениям, за которые предусмотрено наказание более пяти лет тюрьмы, отсрочка исполнения наказания невозможна, уточнил Думитру Даря. Он считает, что Наталья должна была обжаловать приговор в Высшей судебной палате.

Адвокат Алина Калугер, комментируя по просьбе NM это дело, отметила, что в Молдове для матерей предусмотрена отсрочка исполнения наказания до тех пор, пока младшему ребенку не исполнится восемь лет. Но в случае Натальи прокуроры, по ее мнению, не могли квалифицировать преступление по другой, более мягкой статье. В том, что касается приговора суда первой инстанции, эксперт полагает, что суд не учел наличие у Натальи детей, так как к моменту совершения преступления у нее было только двое детей. Еще троих детей Наталья родила уже во время того, как начались судебные разбирательства.

Адвокат Вадим Виеру, в свою очередь, уверен, что весь спор можно было решить в гражданском порядке без привлечения Натальи к уголовной ответственности. «Статья 190 часть 5 — это инструмент для возвращения долгов. Потерпевший предпочел идти по такому сценарию, хотя мог подать гражданский иск. Когда он первый раз обратился в прокуратуру, ему отказали в открытии уголовного дела. Потом прокуроры передумали», — отметил Вадим Виеру. Он также удивился, что с Натальи пытаются взыскать именно €11,2 тыс. «Эта сумма известна только со слов потерпевшего. По-хорошему надо было провести экспертизу и проверить, действительно ли этот автомобиль стоит столько денег. Может, он стоит в два раза дешевле, тогда и сумма долга могла быть меньше. Но из приговора ясно, что никакой экспертизы не провели», — отметил эксперт.

Он также добавил, что из-за того, что преступление квалифицировали как «особо тяжкое», у Натальи не было возможности добиться отсрочки исполнения приговора.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: