Вам письмо: Игорь Боцан рассказал о ситуации в Молдове в статье для Carnegie Europe
4 мин.

Вам письмо: Игорь Боцан рассказал о ситуации в Молдове в статье для Carnegie Europe


Исполнительный директор Ассоциации за демократию участия (ADEPT) политолог Игорь Боцан написал для сайта Carnegie Europe статью об истоках процветания коррупции в Молдове. В материале, который называется «Письмо из Кишинева», эксперт анализирует разные этапы молдавской истории и просит ЕС жестко обусловить любую помощь Молдове реальной борьбой с коррупцией. NM публикует фрагменты статьи эксперта. Ее полную версию на английском языке можно прочитать здесь.

В Молдове коррупция системная и хроническая. Она внедрилась в институты власти и в каждый сегмент общества. Коррупция включает в себя захват госинститутов в пользу частных бизнес-интересов.

Нужно понять, что делает Молдову особенной по сравнению с другими странами региона и как эти особенности можно использовать в борьбе с коррупцией. Культурный, социально-политический и региональный контекст может помочь объяснить масштаб проблемы.

Молдова является частью православного мира, в котором широкие сегменты общества традиционно относятся к коррупции более толерантно, нежели в римско-католическом или протестантском обществе. Кроме того, молдавское общество глубоко патриархально и в нем существует снисходительное отношение к власти.

Согласно опросам, около 90% молдаван доверяют православной церкви, которая поддерживает тесные отношения с властью. Соседняя Румыния также является частью православного мира, но ей удалось добиться существенных успехов в борьбе с коррупцией.

Молдова является деревенской цивилизацией. Это единственная страна Европы где большая часть населения живет в селах, а не в городах.

С 1940 по 1991 год Молдова была частью СССР. В этот период ежедневная жизнь людей была основана на блате — системе неформальных взаимных соглашений, позволявшей обмениваться услугами и решать проблемы посредством взяток в условиях дефицитной экономики.

Эти цивилизационные и культурные аспекты объясняют, почему общество толерантно относится к коррупции: люди обвиняют тех, кто коррумпирован, но легко принимают коррупцию для разрешения личных проблем.

Социально-политические изменения в постсоветский период также сыграли свою роль. Эта эра ознаменовалась глубокими водоразделами в молдавском обществе, основанными на языковых, этнических, идеологических и геополитических критериях.

Эти факторы [язык, национальность] воспринимались как нечто более важное, чем борьба с коррупцией и установление верховенства права.

Постсоветская эра может быть разделена на четыре периода.

С 1990 по 1993 годы на политической арене доминировали прорумынские и пророссийские националисты, которые были романтичны, но неспособны эффективно управлять страной.

Период с 1993 по 2001 год был ознаменован возрождением прагматичной советской номенклатуры, состоявшей преимущественно из бывших директоров колхозов и совхозов. Они начали процесс приватизации. Это был период, когда коррупция глубоко пустила корни, но общество было занято этническими и языковыми разногласиями и не боролось с ней. Таким образом, социальное разделение в молдавском обществе укрепилось.

Третий этап — это 2000-е годы, когда страной правила Партия коммунистов. В обществе появился новый водораздел на идеологической основе: коммунисты и антикоммунисты. Во время первого парламентского срока коммунистов с 2001 по 2005 год Молдова улучшила социально-экономическое положение благодаря экономическому росту в регионе в целом, а также согласию стать активным участником европейской политики соседства. После относительного успеха Партия коммунистов стала приобретать авторитарный и олигархический стиль правления, совмещая государственные дела с семейным бизнесом партийного лидера.

Период после 2009 года ознаменовался ростом бизнесменов, сделавших состояния на так называемой хищнической приватизации и превративших политику в бизнес. Партии, которые стали основой правящей коалиции с 2009 по 2013 годы сумели превратить управление Молдовой в настоящую олигархию. Они политизировали государственные, правовые и регулирующие институты, используя их для персонального и кланового обогащения.

В этот период правительство на словах боролось с коррупцией, чтобы заручиться поддержкой международных партнеров по развитию страны и заверить общество в том, что европейская интеграция была стратегической целью. Результатом этого подхода стал глубокий банковский, экономический, политический и моральный кризис в обществе, иллюстрацией которого является кража $ 1 млрд из банковской системы.

Региональный геополитический контекст играет важную роль как в борьбе с коррупцией, так и в ослаблении давления на коррумпированную власть. Запуск Евросоюзом проекта «Восточное партнерство» в 2009 году и появление в 2011 году Евразийского экономического союза, курируемого Россией, привело к тому, что Молдова оказалась меж двух огней. Молдавское общество разделилось на две части: проевропейскую и проевразийскую.

В создавшихся условиях, коррумпированная «проевропейская» коалиция заявляет, что она является гарантом евроинтеграции Молдовы, а те, кто ее критикует, якобы, желают заменить европейскую интеграцию — евразийской.

Проблема в том, что правящие партии очень богаты благодаря своим коррупционным схемам и тотальному контролю над органами власти и СМИ. Проевропейские партии, которые не представлены в парламенте, очень бедны — им не хватает инструментов для участия в честных и свободных выборах.

Тем временем пророссийские политические партии получают финансовую и медийную поддержку из России и могут выиграть следующие парламентские выборы, эксплуатируя нынешние коррупционные скандалы. Правящая коалиция использует этот аргумент для шантажа проевропейского электората, а также для снижения давления со стороны избирателей и внешних партнеров.

Это история эволюции Молдовы от истории успеха в 2010 году до захваченного государства в 2015 году. Что ЕС может сделать? Любая помощь ЕС Молдове должна быть строго обусловлена борьбой с коррупцией. Правоохранительные и регулирующие институты страны должны быть деполитизированы на практике. Тогда, возможно, за коррупцию в Молдове можно будет взяться по-серьезному.

Перевод — Марины Шупак

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
x
x

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: