«Я плохая мать?»
Как женщинам в Молдове вырастить здорового ребенка и кто поможет разобраться
В Молдове есть профессия, в списке требований которой — минимум двухлетний опыт кормления грудью. Сегодня, когда многие семьи ограничиваются одним ребенком, нередко первый младенец, которого видит женщина, — это ее ребенок. И возникает масса вопросов, на которые она не может найти ответа. Пять лет назад в Молдове появилась ассоциации консультантов по грудному вскармливанию Mămica Alăptează, сооснователем которой стала мама троих детей Ольга Гутюм. История Ольги и Mamica Alapteaza — это рассказ о том, с какими проблемами сталкиваются современные матери, почему так живучи разные мифы и пещерные методы, и как помочь женщине вырастить здорового ребенка и не навредить своему здоровью.
Как можно заменить кому-то старшую сестру или маму?
Обязательная часть CV — два года кормления грудью
Еще десять лет назад профессии «консультант по грудному вскармливанию» в Молдове не было. Получив филологическое образование, Ольга Гутюм несколько лет проработала дизайнером в кишиневской газете. Ожидая второго ребенка, ушла в декрет, планируя после него вернуться на работу. Но жизнь сделала неожиданный поворот.
«С первым ребенком у меня был неудачный опыт кормления грудью. Со вторым появилась решимость сделать все, чтобы получилось. И я нашла единственного на тот момент консультанта по грудному вскармливанию в Кишиневе», — вспоминает Ольга.

Так она познакомилась с психологом и консультантом Алиной Шмурун. Это стало началом не только удачного опыта кормления, но и новой профессии. Ольга загорелась идеей помогать другим справиться с трудностями, которые ей самой раньше казались непреодолимыми. Получить специальное образование консультанта по грудному вскармливанию и уходу за ребенком в Кишиневе тогда было негде. И Ольга поехала на курсы в Москву, которые проводила общественная организация, работающая с роддомами. После рождения третьего ребенка она поняла, что на работу в газету не вернется: не хотелось бросать то, чем она занималась уже пять лет.
«С первым ребенком у меня был неудачный опыт кормления грудью. Со вторым появилась решимость сделать все, чтобы получилось. И я нашла единственного на тот момент консультанта по грудному вскармливанию в Кишиневе», — вспоминает Ольга.

Так она познакомилась с психологом и консультантом Алиной Шмурун. Это стало началом не только удачного опыта кормления, но и новой профессии. Ольга загорелась идеей помогать другим справиться с трудностями, которые ей самой раньше казались непреодолимыми. Получить специальное образование консультанта по грудному вскармливанию и уходу за ребенком в Кишиневе тогда было негде. И Ольга поехала на курсы в Москву, которые проводила общественная организация, работающая с роддомами. После рождения третьего ребенка она поняла, что на работу в газету не вернется: не хотелось бросать то, чем она занималась уже пять лет.
Как-то я консультировала одну маму, молодую журналистку Анастасию Попеску. Когда мы решили ее проблемы, она спросила, почему у нас никто этим не занимается? Нет сайта, где можно получить правильную информацию и советы. Многие мамы сталкиваются с тем, что в роддоме один врач говорит одно, другой — другое, семейный врач — третье, бабушка с дедушкой — четвертое. И что делать, непонятно.
Ольга Гутюм
Так, в 2015 году, Ольга вместе с Алиной Шмурун и Анастасией Попеску в роли PR-менеджера стала сооснователем общественной организации Mămica Alăptează. Начали с частных консультаций, затем стали сотрудничать с UNICEF, а потом получили статус национальных экспертов Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) в Молдове. Все программы, по которым обучались Ольга и ее коллеги, были основаны на стандартах ВОЗ.

Но чтобы работать с матерями, важны не только профессиональные знания, но и личный опыт.
«Чтобы стать членами Межрегиональной ассоциации консультантов по грудному вскармливанию (AKEB), нужен минимум двухлетний опыт вскармливания грудью. Многие вещи можно знать и хорошо в них разбираться, но личный опыт бесценен. Это важно, когда, кроме знаний, ты передаешь и личный опыт», — рассказывает Ольга.
«Но в нашей организации уже есть разделение на консультантов и группу поддержки грудного вскармливания. В группе поддержки люди делятся своим опытом, а консультанты уже решают конкретную проблему, исходя из особенностей конкретной матери и ребенка», — рассказывает Ольга.
Кто расскажет, что делать с первым младенцем?
И как не стать жертвой агрессивной рекламы
«В современных семьях сколько детей? Один-два, иногда три. Редко, когда больше. Девочка выросла, родила, и это первый младенец, которого она видит. Еще лет сто назад, когда семьи были большими, каждая девочка видела новорожденную сестричку или братика, видела, как обращается с ними мама. Сейчас женщины даже не знают, как держать ребенка на руках, не говоря уж, как кормить грудью. Мы выполняем функцию старшей сестры или мамы», — рассказывает Ольга.
Согласно рекомендациям ВОЗ, кормить ребенка грудью желательно до двух лет, а после — по желанию мамы и ребенка.
Консультанты по грудному вскармливанию помогают матерям научиться элементарным вещам: как держать ребенка, как наладить режим кормления, что делать, если кажется, что молоко пропало, когда и как вводить прикорм, как выстраивать отношения с ребенком, когда и как отлучать от груди.

Противостоять им приходится не только отсутствию опыта и знаний, но и агрессивной рекламе молочных смесей. Во многих фильмах, роликах или рекламе, даже не связанной с материнством и детством, если в кадре есть ребенок, он обязательно с пустышкой или бутылкой.
Создается стереотип: если есть ребенок, то есть бутылка и пустышка. Но там, где начинается бутылка, в 99% случаев начинаются проблемы с кормлением грудью. Женщины попадают в ловушку. Например, когда они кормят малыша из бутылки, он лежит на руке животом вверх. Если в такой же позе приложить его к груди, маме гарантированы трещины и боль во время кормления, потому что ребенок должен лежать животом к маме.
Ольга Гутюм
Ольга рассказывает, что борьба с агрессивными рекламными кампаниями смесей началась еще в 1980-х годах. Тогда ВОЗ утвердил регламент, согласно которому на банках со смесями нельзя использовать изображение ребенка. Кроме того, должны быть указаны все противопоказания, а также возможные побочные реакции.

«Это продукт, который используется, если мама по какой-то причине не может кормить. Это шанс для ребенка на выживание, которого еще 150 лет назад не было. И мы помним уровень выживания детей тогда. Если не было кормилицы рядом, то кормили животным молоком, которое почти всегда наносит вред. Сейчас, если с мамой что-то произошло, у детей есть шанс на нормальное развитие. Но реклама, к сожалению, работает на всех. Большинству кажется, что ничего страшного, но многие дети дают реакцию на смеси просто как на продукт», — рассказывает Ольга.
Ольга рассказывает, что борьба с агрессивными рекламными кампаниями смесей началась еще в 1980-х годах. Тогда ВОЗ утвердил регламент, согласно которому на банках со смесями нельзя использовать изображение ребенка. Кроме того, должны быть указаны все противопоказания, а также возможные побочные реакции.

«Это продукт, который используется, если мама по какой-то причине не может кормить. Это шанс для ребенка на выживание, которого еще 150 лет назад не было. И мы помним уровень выживания детей тогда. Если не было кормилицы рядом, то кормили животным молоком, которое почти всегда наносит вред. Сейчас, если с мамой что-то произошло, у детей есть шанс на нормальное развитие. Но реклама, к сожалению, работает на всех. Большинству кажется, что ничего страшного, но многие дети дают реакцию на смеси просто как на продукт», — рассказывает Ольга.
Сейчас консультанты Mamica Alapteaza проводят курсы и семинары не только по грудному вскармливанию, но и посвященные введению прикорма, отлучению от груди, детскому сну, сексу после родов и тому, как матери сочетать заботу о ребенке с заботой о себе.

«В период кормления, даже если он длится полгода или несколько месяце, женщина может заболеть, или ее пригласят на свадьбу и ей нужно волосы покрасить, или впереди поездка на море и непонятно, насколько это безопасно. Рождение ребенка, безусловно, очень сильно меняет жизнь семьи, жизнь женщины. Но при этом она остается женщиной. Очень часто мамы на все получают один ответ — прекратишь кормить, приходи красить волосы. Или — завершай кормление и будем лечить зубы. Почему до сих пор некоторым кажется, что это несовместимо?» —удивляется Ольга.
Зачем сегодня говорить о грудном вскармливании?
Кто тут «плохая мать» и в чем Молдова не далека от Африки
Ходить на двух ногах нормально. Это не хорошо и не плохо. Если я лишусь ноги, могу поставить протез и на нем в принципе жить счастливо. Но на двух ногах вообще-то было бы удобней. Так и грудное вскармливание: оно не лучше, оно естественно и оптимально.
Ольга Гутюм
По ее словам, исследования показывают, что дети, выросшие на искусственном вскармливании, чаще болеют респираторными заболеваниями, у них слабее иммунитет, и они склонны к ожирению, потому что смеси хуже перевариваются. Производители детских смесей достигли больших успехов и максимально адаптировали их под нужды детей. Тем не менее, говорит Ольга, в этих смесях в среднем около 50 компонентов, тогда как в грудном молоке их больше 800. Некоторые компоненты физически невозможно повторить искусственно: иммуноглобулины, гормоны, факторы роста.
«В иммунитете женщины есть антитела от болезней, которыми она переболела, и она передает их ребенку. Есть и другие уникальные механизмы, сложившиеся эволюционно. Например, мать и ребенок вместе заболели вирусной инфекцией. Его иммунная система еще недоразвита и бороться с инфекцией ему сложно. Но мамина иммунная система дает иммунный ответ, и в молоко попадают свежие антитела. С каждой порцией молока она дает ребенку защиту от конкретной инфекции. Мамы часто вдыхают запах своих детей, они и правда вкусно пахнут. Но, кроме того, вдыхая всю флору патогенных и непатогенных организмов, женщина настраивает свой иммунитет так, чтобы он вырабатывал то, что нужно ребенку именно сейчас», — рассказывает Ольга.

До года, отмечает она, материнское молоко для детей, в первую очередь, еда, а дальше — скорее, иммунитет и общение. По мере взросления ребенка в молоке становится больше иммуноглобулина и лактоферина (белка, который не дает патогенным организмам плодиться, и даже если ребенок заболевает, болезнь протекает легче). Ближе к году ребенок начинает учиться ходить, что само по себе — колоссальная эмоциональная нагрузка. Кроме того, он начинает больше общаться с другими детьми, контактировать с взрослыми и, например, есть песок. Иммунитету в это время нужна сильная поддержка: он формируется до трех лет.
«В иммунитете женщины есть антитела от болезней, которыми она переболела, и она передает их ребенку. Есть и другие уникальные механизмы, сложившиеся эволюционно. Например, мать и ребенок вместе заболели вирусной инфекцией. Его иммунная система еще недоразвита и бороться с инфекцией ему сложно. Но мамина иммунная система дает иммунный ответ, и в молоко попадают свежие антитела. С каждой порцией молока она дает ребенку защиту от конкретной инфекции. Мамы часто вдыхают запах своих детей, они и правда вкусно пахнут. Но, кроме того, вдыхая всю флору патогенных и непатогенных организмов, женщина настраивает свой иммунитет так, чтобы он вырабатывал то, что нужно ребенку именно сейчас», — рассказывает Ольга.

До года, отмечает она, материнское молоко для детей, в первую очередь, еда, а дальше — скорее, иммунитет и общение. По мере взросления ребенка в молоке становится больше иммуноглобулина и лактоферина (белка, который не дает патогенным организмам плодиться, и даже если ребенок заболевает, болезнь протекает легче). Ближе к году ребенок начинает учиться ходить, что само по себе — колоссальная эмоциональная нагрузка. Кроме того, он начинает больше общаться с другими детьми, контактировать с взрослыми и, например, есть песок. Иммунитету в это время нужна сильная поддержка: он формируется до трех лет.
Но иммунитет — сложная вещь. Нельзя сказать, что длительное кормление грудью гарантирует, что ребенок не будет болеть. Но можно говорить с уверенностью, что это значительно снижает риски.
Ольга Гутюм
По словам Ольги, сейчас мало женщин в Кишиневе отказываются от кормления грудью только ради того, чтобы скорее выйти на работу. Большинство максимально используют декретный отпуск. Но к консультантам часто обращаются те, кто хочет успевать и кормить ребенка, и работать. В таких случаях вместе с матерью составляют подробный план действий.

Но, по наблюдениям Mamica Alapteaza, бывает, что женщины бросают кормить грудью, не выдержав общественного давления. «Практически во всех фильмах женщины кормят ребенка из бутылки, и складывается стереотип, что это правильно и хорошо: вот красивая и счастливая женщина, а я замучилась со своими проблемами; наверное, у меня что-то не получается. К сожалению, общество не поддерживает женщин в этом плане. Очень часто, что бы ни произошло с малышом, обвиняют, в первую очередь, женщину. Если ребенок заболел, не набирает вес или набирает слишком активно, плохо спит, при этом его кормят грудью, мать слышит — у тебя, наверное, что-то не так с молоком. Женщина в послеродовом состоянии эмоционально очень неустойчива. Одна такая фраза может ее расстроить. А когда так скажет бабушка, соседка, еще кто-то, это может привести к тому, что женщина перестанет кормить. Зато в тот момент, когда она отлучит ребенка от груди, она услышит: ты — плохая мать», — объясняет Ольга.
По данным ВОЗ и UNICEF, ежегодно в мире умирают около 10,6 млн детей младше пяти лет. Из них более 50% случаев напрямую или косвенно связаны с нарушениями питания. Эта проблема характерна не только для стран Африки, отчасти она затронула и Молдову.
«Очень часто семейный доктор, если у ребенка есть проблемы, назначает прикорм в виде смеси. Мама его вводит, и на фоне этого ребенок отказывается от груди. Есть огромное количество постов на эту тему, а под ними не меньше комментариев, в том числе врачей, которые дают ужасный совет — не мучай ребенка грудью, мы выросли на смеси и все ок. Но никто не думает о том, что подобрать смесь — это сложный и индивидуальный процесс. Иногда ребенку подходит только очень дорогая. Но есть много семей, которые не могут себе позволить даже относительно дешевые смеси, плохо адаптированные под потребности младенца. В результате от грудного вскармливания ребенок отказался, на смесь денег нет, и начинается кошмар: ребенок получает и сухое молоко с базара, и чай с печеньем, и коровье молоко, разбавленное водой. Если это происходит до 6-12 месяцев, то неизбежно приводит к голоданию или дефициту микро- и макроэлементов», — рассказывает Ольга.

В итоге в больницы иногда попадают полугодовалые дети, которые весят как новорожденные. По подсчетам консультантов, в первые полгода в среднем нужно 44 банки смеси. При этом одна банка качественного продукта может стоить от 200 до 500 леев. То есть за полгода семье понадобится потратить от 8,8 тыс. до 22 тыс. леев только на питание ребенка. В то же время, по данным Нацбюро статистики, в первом триместре 2019 года средняя зарплата в Кишиневе составила 8102 лея, а в районах — гораздо меньше: например, в Окнице — 4 685 леев, в Кантемире — 5104 лея.
Типичные мифы
о грудном вскармливании
1. Материнское молоко может стать «слабым»
Часто женщины говорят — у меня слабое или нежирное молоко. Но у всех женщин одинаковая жирность молока, в среднем от 2% до 5%. Оно становится жирнее по ночам, чтобы ребенок скорее уснул, а также, когда он болеет и по мере его взросления. Жирность молока не зависит от того, сколько вы съели, например.
2. Я мало ем, поэтому пропало молоко
Молоко производится не в желудке, а в молочной железе. Управляет этим процессом гипофиз, который расположен в голове. Связь может быть такой: когда ты не ешь, чувствуешь себя истощенной и нервной. А вот уже на этом фоне не вырабатывается гормон окситоцин, который отвечает за то, чтобы молоко вытекало из груди. Тогда кажется, что грудь пустая. И женщины думают, что молоко пропало. Но это просто «закрывается кран». Нужно успокоиться, поесть, и все восстановится.

Кормление грудью — процесс, от которого зависит выживание целого вида. Если было бы так легко — дунул и молоко пропало, то мы бы не выжили. Грудное вскармливание — одна из самых стойких систем организма.
3. В три-четыре месяца молоко пропадает
В это время устанавливается лактация. Если поначалу после родов грудь постоянно полная, то потом она производит молоко по принципу «спроспредложение». А у ребенка в это время кризис роста, и он просит все чаще, потому что он вырос резко и ему нужно больше питания. И женщине кажется: он просит, а грудь пустая — наверное, молоко пропало. И женщина начинает докармливать смесью. Но на самом деле надо просто дать этому процессу наладиться: чем чаще ребенка прикладывать к груди, тем больше будет молока.
4. Для «хорошего» молока нужно есть орехи, халву, мед и пить коровье молоко
Все бы ничего, но все эти продукты сильные аллергены, которые могут вызвать реакцию у ребенка. Кроме того, от халвы и орехов жирность молока не увеличивается, но меняется качественный состав жира. Молоко может стать более густым, тогда появится склонность к застою. Еще почему-то начинают пить молоко (я и сама так делала в первую беременность), но от этого потом у ребенка может болеть живот.
5. «Чаи для лактации» помогают
Это чистой воды маркетинг. Все эти чаи на основе фенхеля. У него довольно специфический вкус, и не каждой он понравится. Усилием воли мама будет вливать его в себя, чувствовать себя некомфортно, а это как раз плохо для лактации. Но от просто разбавленного чая с фенхелем ничего не будет. А вот если заварить концентрированный фенхель и пить его, это может даже незначительно снизить количество молока: фенхель — природный эстроген, а он подавляет гормон пролактин.
6. Отлучить от груди помогут нагрудные повязки, зеленка и горчица
Первый этап жизни ребенка проходит у груди: там он ест, успокаивается. Резкое прекращение этот процесса может нанести маленькому человеку очевидный эмоциональный вред. Отлучать нужно постепенно: надо научить ребенка есть, пить, утешаться, засыпать без груди. Вот тогда можно заканчивать кормление и сказать, что молоко закончилось.

Некоторые говорят детям, что мама заболела, и поэтому не может больше кормить. Но родитель и ребенок живут по простому принципу: родитель — главный, он выстраивает границы, ребенок — в подчинении, он может протестовать, но находится в этих границах. Так обеспечивается его эмоциональная безопасность. Сам ребенок еще не может выжить в мире, ему нужен взрослый, чтобы чувствовать себя в безопасности. Но вот в этот момент мы перекладываем решение на плечи ребенка. Он-то, конечно, пожалеет маму — ладно, если болит, то я не буду. Но мы возлагаем непосильную ношу на плечи ребенка. Решать должна мама.

Иногда грудь мажут горчицей или даже зеленкой. Ребенок видит, пугается и больше не просит грудь. Но он может подумать, что в том, что мама заболела, есть и его вина. Некоторые дети на фоне такого травматичного отлучения перестают спать в обед, начинают много плакать, перестают проситься на горшок.

Есть еще одна страшная вещь, которую иногда делают женщины: завязывают грудь. Это каменный век. Ее туго затягивают, чтобы она перестала производить молоко. Но молоко продолжает вырабатываться, давить на протоки, а снаружи сдавливает бандаж. Молочная железа — очень нежный орган, и любая подобная травма увеличивает риск появления рака. После таких методов женщина нередко получает направление к хирургу и маммологу.

Не надо травмировать себя или обманывать ребенка. Нужно объяснить ему все как есть, простыми словами. Было молоко, но оно закончилось, ты вырос. Кошка вот тоже перестала кормить котят, так происходит у всех. Женщины часто говорят, что не получается плавное отлучение, потому что ребенок требует, снимает майку. Но какого роста он, и какого мама? Тут вопрос уже не кормления грудью, а выстраивания отношений со своим ребенком. И момент отлучения — самое время научиться говорить ребенку «нет».
Когда об этом начнут рассказывать в больницах?
И с чем сталкиваются матери в роддомах
Проект Mămica Alăptează начинался с частных консультаций и небольших групповых семинаров. Сейчас в ассоциации уже пять дипломированных консультантов, а в отдельных семинарах принимают участие врачи-специалисты: маммологи, гинекологи, неонатологи. Постепенно консультанты, заинтересовавшиеся этой темой, исходя из собственного опыта, стараются добиться подвижек и внутри системы здравоохранения.

«Сама я не сталкивалась в роддомах с откровенным насилием по отношению к телу. Но женщины иногда рассказывают жуткие истории: грустно, что рождение ребенка сопровождается такими воспоминаниями. Одна рассказывала, как две недели провела в послеродовом отделении. После того, что ей там делали с грудью, проводя разцеживания, ей после выписки хотелось купить канистру бензина и поджечь это место», — рассказывает Ольга. Сама она один раз, будучи в родовом отделении, услышала голос акушерки: «Чего кричишь? Когда делала, не было больно?».

По словам Ольги, все же откровенного хамства и грубости в столичных больницах становится меньше. Но человеческих ресурсов по-прежнему не хватает: помочь матерям справиться в первые дни жизни ребенка часто просто некому. Здесь и пригодились консультанты: благодаря поддержке ВОЗ с августа 2018 года консультанты Mămica Alăptează работают на волонтерских основаниях в роддоме Центра матери и ребенка. Дважды в неделю они обходят все четыре этажа роддома и помогают матерям справиться с первыми трудностями.
«Сначала нас встречали в штыки, потому что не понимали, чем мы занимаемся. Сейчас, когда заходим в отделение, медсестра сразу говорит, в какую палату точно надо зайти. Мы проходим по всем, но у некоторых есть конкретные проблемы. Очень часто медсестры и акушерки спрашивают — что вы делаете в этой ситуации? И мы вместе разбираемся», — рассказывает Ольга .
«Сначала нас встречали в штыки, потому что не понимали, чем мы занимаемся. Сейчас, когда заходим в отделение, медсестра сразу говорит, в какую палату точно надо зайти. Мы проходим по всем, но у некоторых есть конкретные проблемы. Очень часто медсестры и акушерки спрашивают — что вы делаете в этой ситуации? И мы вместе разбираемся».
В каждом отделении работают по две медсестры — взрослая и детская. По словам Ольги, сами они всем помочь физически не успевают. А еще недавно, рассказывает она, в роддомах существовала практика, когда разцеживание (массажная процедура для борьбы с застоем молока) проводила обычная уборщица. «Это очень болезненно и травматично, но говорили — терпи, так все терпели. Но то, что это терпели многие женщины, не значит, что это правильно», — замечает Ольга.
Первые плоды работы в Центре матери и ребенка уже заметили сотрудники роддома: гораздо меньше женщин возвращаются в роддом с нагрубанием груди. «Это состояние, когда приходит много молока, а ребенок не съедает. И грудь становится болезненной, иногда это невыносимо. Но это можно предотвратить, если наладить кормление с первого дня, еще до прихода молока. Тогда все проходит мягче», — объясняет Ольга.

Она считает, что даже короткие консультации в роддоме помогают матерям избежать самых грубых ошибок в обращении с ребенком и собственным здоровьем. В прошлом году Mamica Alapteaza провели тренинги по вопросам грудного вскармливания и работе с пациентами для медперсонала больницы.
Первые плоды работы в Центре матери и ребенка уже заметили сотрудники роддома: гораздо меньше женщин возвращаются в роддом с нагрубанием груди. «Это состояние, когда приходит много молока, а ребенок не съедает. И грудь становится болезненной, иногда это невыносимо. Но это можно предотвратить, если наладить кормление с первого дня, еще до прихода молока. Тогда все проходит мягче», — объясняет Ольга.

Она считает, что даже короткие консультации в роддоме помогают матерям избежать самых грубых ошибок в обращении с ребенком и собственным здоровьем. В прошлом году Mamica Alapteaza провели тренинги по вопросам грудного вскармливания и работе с пациентами для медперсонала больницы.
Первый волонтерский контракт с Центром матери и ребенка был пробным: его заключили только до мая 2019 года. Теперь договор продлили еще на год, потому что «все довольны». А информация об этих успехах уже разносится по городским больницам. «Пару месяцев назад к нам обратился роддом №1, чтобы мы и там консультировали. Работать на два роддома будет трудно, но мы попробуем», — говорит Ольга.
Консультанты Mămica Alăptează надеются, что со временем им удастся добиться того, чтобы в государственном реестре профессий появился «консультант по грудному вскармливанию».
Консультанты Mămica Alăptează надеются, что со временем им удастся добиться того, чтобы в государственном реестре профессий появился «консультант по грудному вскармливанию».
Без идейной настроенности работать в этой области невозможно, уверена Ольга. Но развивать эту профессию без нормальных, официальных зарплат тоже трудно. Сейчас ассоциация работает благодаря финансовой поддержке международных организаций и местных партнеров и существенную часть своих семинаров проводит бесплатно.
Текст: Ольга Гнаткова
Оформление: Кристина Демиан
Главное фото: facebook.com/Mămica Alăptează