«Я умею читать только на кириллице». Как в деле Платона оказался автомойщик из Дубоссар с кредитом €5 млн
5 мин.

«Я умею читать только на кириллице». Как в деле Платона оказался автомойщик из Дубоссар с кредитом €5 млн

При пересмотре уголовного дела Вячеслава Платона, по которому его приговорили к 18 годам заключения, появились новые свидетели. Одним из них стал житель Приднестровья. Это 21-летний автомойщик, который получил в молдавских банках многомиллионные кредиты. Как ему это удалось, какие документы пропали из Banca de Economii (BEM) при пожаре, и что рассказал на суде ликвидатор BEM — в репортаже из зала суда корреспондента NM Надежды Копту.

«Домну Анатолий» и «банк у цирка»

В суде Буюкан 11 мая продолжили слушать свидетелей по делу Платона, которое сейчас пересматривает суд первой инстанции. Часть из них заслушивали повторно: они участвовали в заседаниях суда, когда Платона приговорили впервые. При пересмотре дела, однако, появились и новые свидетели.

Один из них — житель Приднестровья Владимир Нягу. По документам он числился учредителем компании Veb Solution. В 2014 году компания Илана Шора Provolirom SRL получила в BEM кредит на $25 млн. Эти деньги перевели на счет офшорной компании Veb Solutions. После того как 27 ноября 2014 года Нацбанк ввел в BEM специальное управление, компании Veb Solutions выдали из госгарантий €5 млн. Отметим, в 2020 году по эпизоду о незаконной выдаче денег из госгрантий завели отдельное уголовное дело.

Выступая в суде, Нягу рассказал, что в 2014 году работал на автомойке в Дубоссарах. Владелец автомойки «домну Анатолий» предложил оформить на него одну компанию и заплатить за это деньги. О деталях договоренности свидетель не смог рассказать. Он отметил, что дважды приезжал в Кишинев, и «домну Анатолий» платил ему за это  по $150-200. Других подробностей о бывшем начальнике, кроме того, что у «домну Анатолия» отчество «Владимирович», свидетель не смог сообщить суду. Дважды он пытался найти его фамилию в своем телефоне, но попытки не увенчались успехом.

Нягу рассказал, что его возили в банк «недалеко от цирка». Также он встретился с каким-то мужчиной, который поставил печать на его документы. Встреча прошла недалеко от места, «где были круглые столы». «Меня ничего не спрашивали. Им больше нужна моя помощь», — сказал он.

«Какая кириллица?»

Свидетель также не смог объяснить, какие документы подписывал. «Я не умею читать на латинице, только на кириллице», — отметил он. «Какая кириллица, вы же 1993 года рождения. Вы что, в Москве [учились]?», — бросила судья Лилия Лупашко.

Затем прокурор показала свидетелю банковские документы из материалов уголовного дела, под которыми стоит его подпись, и спросила, действительно ли он их подписывал. Нягу отметил, что подпись его, но слова «заявляю, под собственную ответственность, что копия соответствует оригиналу» писал не он. Нягу пояснил, что не пишет на латинской графике и не знает, кто писал эти слова.

После того как свидетель ответил на вопросы прокурора и адвокатов Платона, судья Лупашко снова стала выяснять, почему он не умеет читать на латинице. Нягу рассказал, что учился в приднестровской школе, а «молдавский язык там преподавали на кириллице».

«Платон попросил, чтобы вопрос не затягивали»

Следующими заслушивали бывшего председателя правления MAIB Сергея Чеботаря и вице-председателя MAIB Олега Паингу. Они ранее уже участвовали в процессе  Платона.

На этот раз они по очереди рассказывали, как в 2014 году MAIB открыл счет для компании Veb Solutions Corporation, на который поступило $28 млн. По их словам, затем эти деньги перечислили на счет компании Ankor Geteway.

Отметим, ранее на заседаниях суда Платон рассказал, что в 2014 году продал Владимиру Плахотнюку 38% акций Victoriabank. Официально пакет акций продали через биржевого брокера за $12 млн, а еще $28 млн Платону и его партнерам перевели со счета компании Veb Solutions.

Отметим, Платон утверждает, что эти активы он купил за $40 млн, и продал тоже за $40 млн.

Чеботарь рассказал, что тогда находился в командировке, а банк временно возглавлял Паингу. Также Чеботарь утверждал на суде, что с ним якобы связался Платон, который представлял 20 компаний, владевшими 43% MAIB и «попросил, чтобы вопрос не затягивали».

Чеботарь отметил, что «хорошо помнит показания», которые давал в 2017 году, и «поддерживает их». Он также добавил, что все банковские операции прошли «с соблюдением регламента».

Свидетель Паингу, напротив, не многое помнил о банковских транзакциях 2014 года. Он сослался на то, что переболел коронавирусом в тяжелой форме, и не помнит всех деталей сделки. Паингу при этом подчеркнул, что все прошло по закону. Он добавил, что подтверждает свои прежние показания.

«Сгоревшие документы из BEM»

Последним на заседании суда 11 мая выступил ликвидатор BEM Григорий Олару. Он, как и приднестровец, впервые участвовал в заседании по делу Платона.

Он рассказал, что в 2014 году BEM выдал многомиллионные кредиты компаниям Provolirom, Сaritas Group и Voximar-Com. По его словам, в электронных реестрах банка было указано, что кредиты погасили 24-25 ноября 2014 года. Однако в 2015 году Banca Sociala прислал в BEM письмо, в котором сообщил, что переводы, через которые закрыли кредиты, были фиктивными.

Олару пояснил, что из-за того, что 26 ноября 2014 года сгорела машина с документами BEM, которые отправляли в архив, фиктивные транзакции было сложно раскрыть. Ликвидатор уточнил, что в сгоревшем автомобиле было около 30 кредитных дел и прочих банковских документов. По его словам, распоряжение отвезти документы в архив подписали утром 26 ноября  и в тот же день их собрали и вывезли. По словам Олару, без предварительной подготовки невозможно выполнить такие действия за один день. Он отметил, что для этого пришлось бы задействовать все управления банка.

Олару напомнил, что на следующий день после того, как автомобиль с документами сгорел, Нацбанк ввел спецуправление в BEM.

Также Олару рассказал, что информация, которая содержалась в электронных реестрах BEM, была сфальсифицирована. Так, согласно внутренним отчетам, у банка были деньги на корреспондентских счетах в других банках, а на самом деле эти счета были пустыми. Олару подчеркнул, что считает подозрительным, что Unibank, Banca Sociala и Banca de Economii размещали друг у друга на корреспондентских счетах деньги в иностранной валюте. Олару пояснил, что обычно деньги в валюте перечисляют через зарубежные банки, которые осуществляют дополнительный контроль над законным происхождением средств.

Договорить Олару не дали. Судьи прервали свидетеля, отметив, время заседания истекло. Олару решили дослушать в пятницу, 14 мая.

***

По уголовному делу, которое сейчас пересматривает суд Буюкан, Вячеслава Платона обвиняют в мошенничестве в особо крупных размерах и отмывании денег (ст. 190 и 243 Уголовного кодекса РМ). Согласно первоначальной версии следствия, компании, которые Платон контролировал через своих людей, получали необеспеченные залогом кредиты, которые позже погашали за счет средств Banca de Economii. Речь шла о сумме примерно 800 млн леев.

20 апреля 2017 года Платона приговорили по этому делу к 18 годам лишения свободы. 18 декабря 2017 года Апелляционная палата оставила приговор в силе. Высшая судебная палата дважды оставлял его в силе. Последний раз ВСП приняла такое решение в начале мае 2020 года.

А 20 мая 2020 года генпрокурор Александр Стояногло сообщил, что по делу Платона проведут ревизионную проверку. Генпрокурор пояснил, что прокуратура «изучила факты, которые раньше намеренно игнорировали», и пришла к выводу, что обвинение против Платона строилось на «ложных показаниях» Илана Шора.

  •  
  •  
  •  
  •  
  • 2
  •  

Advertising

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: