Среда 16 августа 2017
$ 17.8557 20.8939

«Дело Antifa Rezist»: миф о попытке госпереворота в Молдове

Главные обвиняемые по «делу Antifa Rezist» — левые активисты Павел Григорчук и Михаил Амерберг 15 апреля были переведены под домашний арест, пробыв в СИЗО без малого пять месяцев. За время следствия в их деле появились новые статьи, но при этом из него исчезло упоминание об оружии, обнаружение которого было едва ли не главным доказательством преступных намерений задержанных. На слабую доказательную базу обвинений указывали не только обвиняемые и их адвокаты, но и европейские дипломаты. NM решил, что само расследование скандального дела нуждается в расследовании. И провел его.

Презумпция виновности

В 6.20 утра 26 ноября 2014 года в дверь квартиры, где живут Михаил и Влада Амерберг, позвонили. Голос за дверью сказал, что это соседи снизу и что Амерберги их заливают. «Мы кинулись к раковине, а потом из-за двери закричали: "Это полиция — открывайте!" Одновременно стали ломать дверь. Мы открыли — и в квартиру ворвались четверо в масках и еще четверо в штатском. Двое с автоматами остались на лестничной площадке»,— вспоминает Влада Амерберг.

Обыск и последующее задержание мужа она снимала на камеру мобильного телефона: люди в масках уложили его на пол и зачем-то наступили ботинком на голову. Видео не слишком хорошего качества, но слышно, как Михаил Амерберг кричит, что он безоружен и что его жену ни в коем случае нельзя трогать, поскольку она беременна.

newsmaker.md/rus/novosti/viorel-morar-nm-ne-vsya-deyatelnost-antifa-mozhet-schitatsya-prestupnoy-11914

 

Обыск продолжался с 6.20 до 15.00. Следователи изъяли у увлекающегося практической стрельбой Амерберга принадлежащее ему и зарегистрированное оружие: пистолеты Glock 17 и Макарова, карабин CZ 858, винтовку CZ 45, помповое ружье Valtro PM 5, а также макет пистолета-пулемета Шпагина (ППШ), плакаты ДОСААФФ, книгу с решениями XXVII съезда КПСС, два ноутбука, мобильный телефон и две флеш-карты. Еще у них нашли 3700 леев и €310 — остались с августовской свадьбы.

В тот же день полиция и прокуроры наведались на съемную квартиру Григорчука. У него изъяли ноутбук, телефон и агитматериалы — листовки с призывом голосовать за Партию социалистов, постеры с броскими текстами: «Молдова до 30 ноября: всевластие олигархов», «Молдова до 30 ноября: предчувствие гражданской войны», «Молдова до 30 ноября: коррупция и бедность».

Самый урожайный обыск тем утром прошел в частном доме на улице Сфынтул Винерь. Все телеканалы показали, как силовики изымают там внушительный арсенал: пистолет Макарова, спортивный револьвер ТОЗ-36, два глушителя, бутылки с «коктейлем Молотова», гранаты, 400 граммов тротила и даже гранатомет РПГ-18 («Муха»). Кроме того, были изъяты 73 тыс. леев и 250 тыс. российских рублей, схемы здания национального телевидения, мобильные телефоны, сим-карты, комплекты военной униформы, маски-балаклавы.

Прокурор Виорел Морарь и замглавы Генерального инспектората полиции (ГИП) Георгий Кавкалюк рассказывали на совместной пресс-конференции, что правоохранительным органам удалось предотвратить насильственный захват власти в Молдове, готовившийся «организованной преступной группой», в которую входили активисты движения Antifa Rezist.

В тот день задержали семерых: Амерберга с Григорчуком, охранника магазина Godina Алексея Тришку, члена Партии коммунистов Бориса Ткаченко, Артема Федотова, Руслана Гаштю и Олесю Веди. У Олеси Веди и был обнаружен арсенал, которым, по словам Мораря и Кавкалюка, злоумышленники собирались воспользоваться в своих преступных целях.

Заголовки новостей о спецоперации были громкими и пугающими: «Страшный сценарий: Antifa готовила вооруженные нападения», «Как Antifa готовилась пролить в Молдове реки крови», «Кровавый майдан Додона и Усатого».

Так совпало, что в тот же день, когда силовики отчитались о предотвращенном «захвате власти», произошел громкий политический скандал. ЦИК обратился в Апелляционную палату с ходатайством о снятии с выборов партии Patria, избирательный список которой возглавлял бизнесмен Ренато Усатый.

Лидер Либерально-демократической партии (ЛДПМ) Владимир Филат, комментируя вечером 26 ноября события этого дня в эфире Publika TV, сказал, что Усатый и Antifa — это проект российских спецслужб под общим названием «Молдова». Их цель — дестабилизировать ситуацию в республике и сбить ее с европейского курса.

На следующий день — 27 ноября — Апелляционная палата Кишинева приняла сторону ЦИК и сняла Patria с выборов. Еще через день Усатый улетел в Москву, заявив, что опасается ареста.

Лидер ЛДПМ был не первым, кто связал Antifa с Усатым. На сайте Publika TV (контролируется зампредом Демпартии Владимиром Плахотнюком) еще до арестов выходили материалы об «экстремистской» организации Antifa, связанной с Усатым через бывшего члена ПКРМ Григория Петренко, который значился под номером четыре в предвыборном списке Patria. 10 ноября об Antifa говорили в рамках ток-шоу Fabrika. 18 ноября в разделе Vox Publika был опубликован пост блогера Корнелиу Гандрабуры «Связь: Усатый—Петренко—"Антифа"—насильственные акции».

20 ноября в эфире Publika TV был показан сюжет о том, что боевики Antifa готовят после выборов вооруженный захват власти. В основе сюжета была видеозапись, выложенная в Youtube 18 ноября. Похожие публикации появились и на сайте телеканала Realitatea.

Обвинительные злоключения

СМИ называли Antifa Rezist «экстремистской», хотя она не значилась в составляемых минюстом списках организаций, чья деятельность запрещена в Молдове. Нет ее там и сейчас. Впрочем, в материалах уголовного дела Antifa Rezist упоминалась как «преступная организация». В постановлении от 28 ноября 2014 года (копия есть у NM), подписанном старшим розыскным офицером Национального инспектората расследований ГИП капитаном Игорем Германом, говорится об уголовном преследовании «по факту создания преступной организации и руководства ею, планирования создания такой организации и ее деятельности, поиска и вербовки членов такой организации».

Члены организации, написал капитан Герман, были заинтересованы в вербовке лиц с хорошей физподготовкой, владеющих навыками использования огнестрельного оружия и боевых искусств, для их участия в массовых беспорядках.

В постановлении от 28 ноября 2014 года о привлечении Амерберга в качестве обвиняемого (подписано прокурором Владиславом Бобровым, копия есть у NM) ему инкриминируется совершение преступления, предусмотренного ст. 284 п. 1 УК Молдовы («Создание преступной организации и руководство ею», предусматривает от восьми до 15 лет лишения свободы). Аналогичные обвинения были предъявлены Григорчуку и другим задержанным.

Целью Antifa, согласно вышеуказанному постановлению, была дестабилизация ситуации в стране до и после ноябрьских парламентских выборов. Амерберг и Григорчук, отмечается в документе, были лидерами преступной группы, а другие задержанные — их сообщниками. Правда, уже через несколько дней после громкой спецоперации трех из семи задержанных отпустили. Затем под домашний арест перевели и Олесю Веди.

Позже, однако, прокуроры Владислав Бобров и Георге Чобану (Чобану ведет дело Григорчука) перестали упоминать о ст. 284. Вместо этого Амерберга и Григорчука обвинили в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 285 («Организация или руководство массовыми беспорядками [...]», предусматривает от четырех до восьми лет лишения свободы — то есть менее тяжкая, чем ст. 284).

В постановлении Боброва от 19 декабря прошлого года (копия есть у NM), касающемся Амерберга, говорится, что 10 октября 2014 года в Молдову для «[...] руководства мероприятиями по дестабилизации общественно-политической ситуации в ходе избирательной кампании» прибыли граждане РФ: руководитель «радикальной организации "Левый фронт"» Максим Фирсов, руководитель «сепаратистской организации "Боротьба"» с Украины Виктор Шапинов (в постановлении Схапинов), а также украинские граждане Алексей Дикий, Дмитрий Каминский, Владимир Грачев, Александр Семенец.

«Через гражданское движение "Социальный форум Молдовы" граждане РФ и Украины в соучастии с Павлом Григорчуком, Борисом Ткаченко, Михаилом Амербергом и Олесей Веди, завербованной Михаилом Амербергом, инициировали действия по подготовке массовых беспорядков»,— отмечается в постановлении. Амерберг с Григорчуком, Ткаченко и другими «неустановленными лицами» «инициировали меры» по вовлечению людей в акции протеста. Что это были за протесты, не уточняется. Не исключено, что речь о митингах на севере страны, проходивших прошлым летом.

Кроме того, написал Бобров, обвиняемые проводили социсследования, результаты которых были «представлены искаженными гражданскому обществу и направлены на манипулирование общественным мнением для создания обширного недовольства с целью создания предварительных условий, необходимых для начала массовых беспорядков, идентичных тем, что произошли на Украине».

О каких соцопросах идет речь, в документе не указывается, но отмечается, что с той же целью — то есть для организации массовых беспорядков — Амерберг, Григорчук и Ткаченко «совместно с иностранными гражданами и другими неустановленными лицами» с использованием внешней финансовой поддержки напечатали листовки с содержанием, «побуждающим к гражданской войне и территориальной дезинтеграции» Молдовы.

Роль Олеси Веди прокурор описал так: «В течение ноября 2014 года Михаил Амерберг, завербовав предварительно Веди Олесю, побудил ее принять [на хранение] огнестрельное оружие, боеприпасы, взрывчатое вещество, "коктейли Молотова", а также специальное военное обмундирование». Владислав Бобров сделал вывод, что Амерберг «своими умышленными действиями участвовал в качестве подстрекателя и пособника [...] в подготовке массовых беспорядков».

В том же постановлении Амерберг обвиняется по ст. 326 («Извлечение выгоды из влияния»). Как полагает прокурор, Амерберг совершил это преступление, пообещав Веди добиться через Григория Петренко, который на тот момент был депутатом, смягчения приговора для ее сожителя Олега Тимофти. Тимофти, напомним, арестован по другому громкому делу — о нападении на инкассаторов у торгового гипермаркета Metro в мае прошлого года.

Амерберг и Григорчук проходят и по ст. 184 («Нарушение права на свободу собраний»). Эпизод, который им инкриминируют, случился в марте 2012 года. Тогда в Кишиневе состоялся марш унионистов, которые прошли по центру столицы. Шествию попытались помешать комсомольцы, члены партии «Патриоты Молдовы», а также Григорчук с Амербергом. Они перегородили проспект Штефана чел Маре в районе улицы Пушкина, встав на пути колонны, двигавшейся от Академии наук. В результате возникла потасовка.

Срок давности по этой статье составляет два года и истек в марте 2014-го. Тем не менее обвинение по ней было предъявлено. В деле Амерберга ст. 184 появилась недавно — 20 марта. Тогда же его стали обвинять в совершении преступления, предусмотренного ст. 290 («Незаконное ношение, хранение, приобретение, изготовление, ремонт или сбыт оружия и боеприпасов, их хищение»). Появление этой статьи обвинение объяснило тем, что при обыске в квартире Михаила и Влады Амерберг были обнаружены пять патронов, использование которых запрещено.

В деле о беспорядках еще двое обвиняемых: Олеся Веди и член Партии коммунистов Борис Ткаченко. По словам Аронова, Веди обвиняют в извлечении выгоды из влияния и попытке организации массовых беспорядков, а Ткаченко, почти сразу отпущенного из-под ареста в связи с онкологическим заболеванием,— только в попытке организации беспорядков.

Примечательно, что в постановлении от 19 декабря нет ни одного упоминания о «преступной организации» Antifa. Зато в нем говорится о гражданском движении «Социальный форум Молдовы» (СФМ). Прокурор Владислав Бобров в беседе с NM говорил, что Antifa из дела никуда не делась: «Да [Antifa], фигурирует. Доказательства и основа расследуемого дела остались в силе. Изменилась только юридическая квалификация действий обвиняемых. На данном этапе установлено, что речь идет о попытке организовать массовые беспорядки».

Прощай, оружие

Между тем, как рассказал NM адвокат Амерберга и Григорчука Роман Аронов, за время следствия из материалов дела его подзащитных исчез эпизод об оружии, найденном в доме Олеси Веди на окраине Кишинева. Аронов утверждает, что от версии о том, что оружие у Веди оставил Амерберг, прокуроры отказались как «от бесперспективной». Подтверждением слов адвоката является тот факт, что обвинение в адрес Веди и Амерберга по ст. 326 («Извлечение выгоды из влияния») теперь обосновывается тем, что Олеся Веди обещала Михаилу Амербергу деньги, чтобы тот решил вопрос с Олегом Тимофти. Об этом говорится в датированном 1 апреля постановлении прокурора Георге Чобану (копия есть у NM). Об оружии, найденном у Веди, Чобану не упоминает.

Глава управления уголовного преследования Генпрокуратуры Виорел Морарь сказал NM, что эпизод с оружием выделен в отдельное производство.

Между тем с обыском у Веди связана любопытная история, заинтересовавшая в том числе Клода Кана — советника по правам человека, назначенного Управлением верховного комиссара ООН по правам человека. Кан посещал Олесю Веди, которая изложила ему свою версию обнаружения у нее 26 ноября шокировавшего многих арсенала.

Кому принадлежало оружие (на фото), найденное по месту жительства Олеси Веди, следствие пока не установило

Со слов Олеси Веди, дело было так. Обыск у нее, как и в случае с Амербергом и Григорчуком, в тот день начался рано утром — в 6.00. И довольно быстро закончился — следователи осмотрели дом (дом разделен на несколько жилых помещений, в которых живут Веди и ее родственники — брат, сестра, тетя с дядей), чердак, постройки во дворе.

Веди говорит, что сама показала прокурору Думитру Обадэ и сопровождавшим его сотрудникам полиции и Департамента специальных операций ГИП сумки с вещами Олега Тимофти — различными комплектующими для оружия. Тимофти, как и Амерберг, занимался практической стрельбой — на стрельбище они и познакомились друг с другом. После ареста Олега Тимофти его вещи изымались, но потом были возвращены. И Амерберг предлагал Веди свои услуги по их продаже — этим она объясняет свои телефонные разговоры с ним, которые были приобщены к делу в качестве доказательств преступного сговора.

В 7.47, после того как оперативники досмотрели и упаковали вещи Тимофти (оперативники во главе с Обадэ решили их изъять), протокольная съемка обыска прерывается. Тем временем Веди и ее родню завели в дом, чтобы составить и подписать протокол. Сестра Веди Аля Соломонова говорит, что, выглянув в какой-то момент во двор, она увидела там двух мужчин в штатском, которых до этого не было. «Мы зашли в дом, а они остались на улице — больше там никого не было. Мы подписали протокол, и в этот момент с улицы раздались крики: "Нашли! Нашли!" Обадэ и мы выбежали на улицу, где уже лежало оружие. Они сказали, что нашли его в сарае, который до этого уже обыскали. В нашем присутствии из сарая ничего — ни одного рюкзака — не вытащили»,— рассказывает Олеся Веди. 

По ее словам, когда они выбежали из дома, рюкзаки, в которых были бутылки с «коктейлями Молотова», комплекты военной формы и кроссовки, уже были открыты. Это видно и на второй части протокольной съемки, которую оперативник возобновил в 8.52. С этого же момента началась опись обнаруженного арсенала. Двое неопознанных мужчин в штатском (Обадэ сказал NM, что это сотрудники Департамента спецопераций ГИП, но имена и звания сообщить отказался) были особенно активны. Они без опаски и без перчаток — голыми руками — распаковывали завернутые в целлофан пистолеты, гранатомет, бруски тротила.

«Они очень сильно спешили. Им кто-то звонил и говорил, что нужны записи, потому что Кавкалюк дает пресс-конференцию. Потом какой-то человек приехал и забрал пленку. Оператор еще ему говорил, что она не обработана»,— вспоминает Олеся Веди.

После описи, по ее словам, прокурор Обадэ составил второй протокол: «Мы ему сказали, что мы не присутствовали при этой находке, что там были неизвестные и что был первый обыск. Они забрали этот протокол, а первый в деле так и не появился».

Веди рассказывает, что прокуроры Обадэ и Чобану уговаривали ее дать показания о том, что оружие ей на хранение оставил Амерберг: «А он ни разу в жизни в моем доме не был! Но мне все равно говорили: "Вы подумайте — у вас же дети. Если вас посадят, кто о них позаботится?" Это говорили и Обадэ, и Чобану».

Потом, сообщила Веди, к ней стали обращаться с другими просьбами: «Говорили, давай, мол, ты напишешь, что шла, шла — и нашла эти сумки, не заглядывала в них, принесла в сарай, а в шесть утра полиция приехала. Это тоже мне говорили Обадэ и Чобану. Часто это повторяли. Они не знают, что со мной делать и как объяснить, откуда взялось оружие».

Аля Соломонова полагает, что оружие подбросили — сарай, где его якобы нашли, расположен неподалеку от невысокого забора, ограждающего дом от проулка. «Получается, в момент, когда во дворе никого не было, все это занесли через проулок»,— рассуждает Соломонова.

И еще одна деталь. В описи обыска у Веди говорится о пяти бутылках с зажигательной смесью, пяти рюкзаках с пятью же комплектами униформы и пятью парами кроссовок. Но в конце видеозаписи, показанной телеканалом Realitatea, есть кадры, на которых хорошо видно, что бутылок с «коктейлем Молотова» — пятнадцать. Кроссовок и униформ также явно больше. Кроме того, показаны доллары и автомат Калашникова. Где было обнаружено это нигде не фигурировавшее снаряжение, а также доллары США — неизвестно.

Думитру Обадэ общаться с NM отказался, посоветовав написать запрос в прокуратуру и изложить в нем все вопросы. 

Адвокат Роман Аронов назвал действия следователей «проявлением непрофессионализма высшего пилотажа». «Все должно было делаться с соблюдением технологии проведения обыска. Эксперт, который изымает доказательства, должен делать это так, чтобы не наследить — в перчатках. То, что они все это делали небрежно, говорит о том, что спешили, чтобы осуществить вброс доказательств. Работали на обывателя перед выборами — на ужасающую картинку на экране»,— уверен адвокат Аронов.

По его словам, отпечатков пальцев Амерберга ни на одном найденном у Веди предмете нет. Это, впрочем, не помешало следствию на протяжении долгого времени считать, что именно Амерберг оставил оружие у Олеси Веди. «Прокуроры говорили, что эта версия строится на разумных предположениях о том, что раз обвиняемые планировали беспорядки, то им должно было понадобиться оружие»,— отмечает Аронов.

Что касается оружия, найденного в квартире самого Амерберга, то, по словам Романа Аронова, в соответствии с актом проведенной экспертизы, все оно хранилось у него законно. Исключение составляют пять патронов, которые, говорит Аронов, «выглядят как разрешенные к хранению и использованию, но содержат конструктивные изменения, переводящие их в категорию запрещенных боеприпасов».

Непорядок с беспорядками

Роман Аронов сообщил, что защиту ознакомили с результатами экспертизы цифровых носителей информации, изъятых у Павла Григорчука. На них, говорит он, нет свидетельств, что Григорчук руководил организованной группой, готовившей массовые беспорядки. Нет, по его словам, и доказательств самого существования такой группы. А значит, подчеркивает адвокат, не подтверждаются и «разумные подозрения» обвинителей.

При этом с результатами экспертиз, отмечает Роман Аронов, защиту ознакомили лишь 9 марта, хотя они датированы 31 декабря. Он напоминает, что именно отсутствие результатов экспертиз приводилось следствием в качестве аргумента при обосновании необходимости продления сроков содержания под арестом Григорчука и Амерберга.

Еще Аронов сообщил, что защите отказали в проведении филолого-лингвистической экспертизы листовок, изъятых у Павла Григорчука. Основание — отсутствие в Молдове сертифицированных специалистов в области филологии русского языка, допущенных к проведению судебных экспертиз. Аронов считает, что, таким образом, изъятые у Григорчука листовки, в том числе постеры про «всевластие олигархов», «предчувствие гражданской войны», «коррупцию и бедность», не могут рассматриваться судом как содержащие призывы к массовым беспорядкам, дестабилизации ситуации в стране или насилию.

«Массовые беспорядки выражаются в организации акций, сопровождающихся поджогами, сопротивлении властям, использовании оружия. Вот это все и есть статья 285-я. Там все эти признаки перечислены через запятую. То есть все эти действия должны были иметь место: и поджоги, и грабежи, и так далее»,— отмечает Аронов.

«Дело Antifa», продолжает он, развалилось за недостаточностью доказательств. «Обвинители говорили, что с помощью Antifa готовился госпереворот через массовые беспорядки, что Григорчук и Амерберг аккумулировали значительные фонды и ресурсы для финансирования этой организации, вербовали в нее граждан, имеющих спортивную подготовку, умеющих владеть оружием, организовывали тренировки боевого крыла этой организации. Если вы это все утверждаете — докажите. Почему не были продемонстрированы доказательства, что Амерберг и Григорчук финансировали Antifa? Где платежки? Через какой банк? У Амерберга нашли €310. На €310 трудно организовать госпереворот»,— говорит Роман Аронов.

«В сухом остатке ничего нет: ни денег, ни боевиков, ни вооруженных людей. Версия сработала для формирования паники перед выборами. В этом смысле цель была достигнута. Но сама версия — бездоказательная»,— делает вывод адвокат.

Именно поэтому, уверен Аронов, вместо Antifa в деле появился «Социальный форум Молдовы» (СФМ).

О СФМ стало известно за две недели до ареста Амерберга и Григорчука. 14 ноября Генпрокуратура и Служба информации и безопасности (СИБ) сообщили о задержании лиц, в том числе иностранцев, подозреваемых в планировании акций по дестабилизации обстановки в стране и незаконном участии в избирательной кампании. Тогда и были впервые названы фамилии Шапинов, Фирсов, Дикий, Каминский, Семенец. Среди задержанных был и Григорчук, исключенный к тому моменту из компартии и являвшийся активистом СФМ. Григорчука в тот день отпустили через несколько часов, а россиян и граждан Украины депортировали, о чем позже сообщила Генпрокуратура.

Активисты СФМ симпатизировали Партии социалистов — это заметно по контенту сайта форума, который был зарегистрирован Максимом Фирсовым в августе 2014 года. Григорчука можно было увидеть рядом с социалистом Иваном Чебаном во время протестов на севере страны в июле прошлого года. В Партии социалистов, впрочем, всегда отрицали связь с СФМ.

Информированный источник в правоохранительных органах рассказал NM, что СИБ отслеживала деятельность СФМ с момента начала его деятельности в Молдове. «Форум появился, когда начались протесты на севере. В его деятельности стали участвовать активисты Antifa — они хотели подзаработать на предвыборной кампании — и иностранцы. Получали деньги из России и работали на [Игоря] Додона. Активистов форума СИБ "вел" с самого начала, а потом хлопнул»,— рассказал собеседник NM.

Максим Фирсов в беседе с NM сообщил, что «Социальный форум» не был включен в избирательную кампанию социалистов. В то же время он сказал, что у форума и Партии социалистов «были общие темы». «Когда ты работаешь по определенным темам, то попадаешь в струю тех или иных партий. В этом смысле мы совпали»,— объясняет Фирсов.

Он сказал, что с Григорчуком знаком более пяти лет. Амерберг же, по его словам, в деятельности форума не участвовал. «У нас была идея раскрутить СФМ и Павла [Григорчука] как его лидера. Чтобы потом он участвовал в политике»,— пояснил Максим Фирсов. Связь с Кремлем он отрицает: «Работали бы мы по линии Кремля, сидели бы в штабе социалистов».

Antifa: от расцвета до ареста

Так или иначе, но СФМ был нейтрализован сотрудниками СИБ и прокуратуры 14 ноября — почти за две недели до проведения арестов по «делу Antifa», в которых, по словам собеседника NM в правоохранительных структурах, спецслужба уже не участвовала. «По Antifa работали МВД и прокуратура. СИБ в этом, к счастью, не участвовал»,— сказал источник NM, объяснив это тем, что, в отличие от СФМ, в СИБ не увидели в Antifa какой-либо угрозы.

Antifa Rezist к моменту, когда о ней заговорили как об опасной экстремистской организации, была весьма пассивна, если не сказать, что бездействовала. Пик ее краткосрочной активности пришелся на весну 2014 года. Само решение создать неформальное объединение, которое позиционировало бы себя как антифашистское, принималось в апреле. Григорий Петренко, на тот момент еще состоявший в компартии, согласовал его с лидером ПКРМ Владимиром Ворониным в приподнятом настроении. О чем проинформировал тогдашнего первого секретаря ЦК ПКРМ Юрия Мунтяна.

«Он зашел ко мне после встречи с Ворониным и сказал: "Вот смотри, моя докладная записка шефу"»,— вспоминал Мунтян в беседе с NM. В записке, с которой Петренко заходил к бессменному лидеру ПКРМ, была изложена идея создания неформального движения Antifa Rezist.

Лидер ПКРМ впоследствии не раз повторит, что ничего не знал о создании Antifa. А в одном из интервью Воронин и вовсе заявит, что правоохранительным органам давно следовало бы заняться этой организацией.

«Я не мог это делать без согласования с председателем партии. И я получил соответствующее одобрение от Воронина»,— заочно спорит с Ворониным Петренко. По его словам, идея создания неформальных антифашистских дружин появилась в начале 2014-го. «Все это наложилось на события на Украине»,— говорит он.

Идея Петренко состояла в том, чтобы создать организацию, поддерживающую партию и объединяющую молодежь, поясняет NM Юрий Мунтян: «Есть же молодые люди, которые, может быть, согласны с ценностями, которые исповедуют коммунисты и комсомольцы, но не готовы в силу каких-то причин, в том числе в силу воспитания, формально ассоциировать себя с коммунистами».

Трудно сказать, какой именно день можно считать датой создания Antifa Rezist. Отдельные члены ПКРМ, в числе которых Павел Григорчук и Александр Рошко, в мае стали носить черные футболки с надписью «Антифа» и эмблемой в виде обведенного в круг сжатого кулака.

У организации появился сайт antifa.md, зарегистрированный на имя Александра Рошко 5 мая 2014 года сроком на год: до 5 мая 2015-го. Первые новости на сайте датированы 7 мая 2014 года. На сайте есть раздел «Лица фашизма», в котором размещены шесть фотографий, в том числе лидер либерал-демократов Владимир Филат, глава Конституционного суда Александр Тэнасе, муниципальный советник Виктор Гурэу.

Антифашисты-коммунисты впервые обратили на себя внимание скандальными акциями у посольства Украины: 3 мая, после того как в одесском Доме профсоюзов заживо сгорели десятки людей, они пришли к посольству и повязали на ограду дипмиссии георгиевские ленточки. В конце мая активисты Antifa нанесли на асфальт перед воротами посольства надпись «#Save Donbass People. Геть вiйну». Несколько участников той акции были задержаны полицией.

Внутри ПКРМ у «антифашистского» движения почти сразу начались проблемы. «Может быть, где-то Григорий [Петренко] пошел по пути наименьшего сопротивления и, вместо того чтобы мобилизовать людей, не имеющих отношения к партии, решил создать некое ядро прежде всего из людей, сочувствующих партии, и из самих партийцев. Это все начало выливаться в некую параллельную структуру»,— рассказывает Мунтян.

Мунтян уверяет, что тогдашнему главному идеологу ПКРМ Марку Ткачуку идея создания Antifa сразу не понравилась: «Он изначально ее не поддержал из-за своего партийного опыта и политического чутья».

По словам Мунтяна, многие коммунисты возмущались и задавали вопросы: «Зачем это нужно? Зачем создавать параллельную структуру? Зачем путать коммунистов, когда есть партия и есть комсомол?» «Но у Григория есть одно качество: он очень настойчивый. Если этот человек уперся — он до ядра земли дойдет»,— говорит Юрий Мунтян.

Один из нынешних членов ЦК ПКРМ, настоявший на анонимности, подтверждает, что Ткачук был «категорически против» проекта Петренко. «Его [Петренко] предупреждали один раз, второй, а после акции у украинского посольства вывели из состава политисполкома ПКРМ. Когда Петренко вывел актив под символикой Antifa к украинскому посольству, он просто подставил их под камеры СИБ. И в дальнейшем, когда СИБ получил от США "заказ на экстремистов", лучшей площадки для реализации установки, чем Antifa, и не нужно было искать»,— говорит коммунист.

Самовольное создание Antifa было названо одной из причин, по которой 7 июня 2014 года пленум ЦК ПКРМ исключил Григория Петренко из руководящих органов партии. На том же пленуме из ЦК были выведены Ткачук и Мунтян. Впоследствии всех троих исключили и из ПКРМ — тем самым была полностью разгромлена внутрипартийная группировка во главе с Марком Ткачуком, представители которой выступали с наиболее жесткой критикой властей. Был исключен из партии и Павел Григорчук.

После скандального пленума Antifa не проявляла особой активности. «Антифашисты» провели еще несколько акций: закрашивали свастику и унионистскую символику, организовали уборку у памятника советским воинам в Леушенах.

«Это была ошибка, если не по содержанию, то по исполнению»,— говорит Юрий Мунтян. И добавляет: «Идея [создания Antifa] благополучно умерла. Где-то к июню умерла».

Те, кто знал о том, что представляла из себя Antifa к ноябрю 2014 года, называют уголовное дело в отношении активистов организации сфабрикованным. «Это фейк»,— сказал NM на условиях анонимности работающий в Молдове дипломат одной из стран ЕС.

«Я на 95% уверен, что они [Амерберг и Григорчук] невиновны,— уверен адвокат Виталие Нагачевски, специализирующийся на защите прав человека.— Их напрасно держали [под арестом] все это время. Это методы проведения политической линии во время выборов. Надо было аргументировать снятие Ренато Усатого с избирательной гонки, и эти люди стали козлами отпущения — объектами демонстрации великой опасности Усатого».

Юрист не исключил, что законность своего ареста фигуранты дела смогут впоследствии оспорить в Европейском суде по правам человека.

30 марта во время пресс-конференции по «делу Antifa» высказался глава делегации ЕС в Молдове Пиркка Тапиола. Отвечая на просьбу NM прокомментировать арест активистов, дипломат заявил, что пристально следит за этим делом. «Когда есть уголовные дела, необходимо, чтобы судебный процесс был открытым и транспарентным, все доказательства были предъявлены, чтобы было доверие к судебному процессу. Я не уверен, что эти элементы присутствуют в данном случае»,— отметил Тапиола.

В настоящее время Михаил Амерберг, Павел Григорчук и Борис Ткаченко ознакомились с двенадцатью томами своего уголовного дела. Олеся Веди продолжает ознакомление со своим делом.

Некоторые документы по «делу Antifa Rezist» by newsmaker.md

Владимир Соловьев
Семен Никулин