Гагаузы, какими их никто не видел
Как в Бешалме появился первый в мире музей гагаузской истории
В музее гагаузской истории и культуры в Бешалме сегодня около 20 тыс. экспонатов. Самая ценная часть коллекции — кинопленки середины прошлого века, на которых запечатлена жизнь гагаузов того времени. Снимал эти любительские «фильмы» Дмитрий Карачобан. Родившись в бедной крестьянской семье в Бешалме, он окончил литинститут в Москве, выпустил первый в истории авторский поэтический сборник на гагаузском языке и стал основателем первого в мире музея гагаузской культуры. Ежегодно его посещают тысячи туристов. NM рассказывает историю удивительного бессарабца, гагаузского просветителя, дело которого продолжили его дети.
Первый в мире
Ежегодно в Бешалму — небольшое село, расположенное недалеко от Комрата, — съезжаются тысячи туристов. Только в прошлом году село посетили гости из 44 стран. Большинство из них приезжают, чтобы побывать в первом в мире музее гагаузской истории и культуры.

Сегодня в нем хранится около 20 тыс. экспонатов: национальные костюмы, предметы быта, научная литература, исторические документы, в которых впервые упоминаются гагаузы и рассказывается об их истории. Большинство экспонатов — в единственном экземпляре, их можно увидеть только в Бешалме.
Самая ценная часть коллекции — собрание любительских кинопленок, на которых запечатлены важные события из жизни жителей Гагаузии, в том числе, свадьбы и другие праздники, организованные в старинных гагаузских традициях. Сегодня практически невозможно встретить такое. Посмотреть эти «фильмы» можно только в музее, в интернет их не выкладывали.

А снимал их Дмитрий Карачобан. У входа в музей стоит памятник Карачобану. Более пятидесяти лет назад именно он решил, что миру стоит узнать, кто такие гагаузы, а гагаузам — поближе познакомиться с самими собой.
Кто он, Дмитрий Карачобан?
Карачобан родом из Бешалмы. Родился в бедной крестьянской семье, в 1950-х работал на заводе в Харькове и учился в вечерней школе. Потом была служба в армии на Дальнем Востоке.

Вернувшись в Молдавию, он поступил в художественное училище в Кишиневе, но бросил, затем поступил в педагогическое училище в Кагуле и тоже бросил. В итоге среднее образование будущий гагаузский просветитель получил в обычной комратской школе. К тому времени (1957 год) ему было 24 года.
Интересно, что в том же году у гагаузского языка официально появилась своя письменность. Видимо, это тоже во многом определило дальнейшую судьбу Карачобана.

Он поступил на заочное отделение Литературного института имени Горького в Москве и начал преподавать в Бешалминской сельской школе. Учил детей рисованию, черчению, гагаузскому языку.

Дипломной работой выпускника литинститута Карачобана стал первый в истории авторский поэтический сборник на гагаузском языке. Назывался он символично — «Илк лаф», что в переводе означает «Первое слово». Гонорар за книгу, как и другие сэкономленные деньги, он тратил на кинопленку, реактивы и запчасти для кинокамеры: Карачобан хотел запечатлеть жизнь Гагаузии не только в слове, но и на кинопленке. Одновременно рисовал, устраивал конференции в местной библиотеке и даже выпускал в селе радиопередачи.
Музей на мельнице
Прошло почти десять лет, прежде чем мечта Карачобана рассказать миру и гагаузам о гагаузах приобрела четкие очертания. Он решил создать первый в истории музей гагаузского народа.

По словам его дочери Людмилы Карачобан, которая сейчас возглавляет музей, когда ее отец рассказал о своей идее односельчанам, кто-то его поддержал, кто-то посмеялся:
Но отца это не остановило. Его целью было сохранить образцы национальной одежды гагаузов, предметов обихода, орудий труда и всего, что связано с гагаузами.
— Людмила Карачобан
И Карачобан бросил клич односельчанам, чтобы приносили все, что может стать музейным экспонатом. А своим ученикам пообещал за каждый такой «экспонат» поставить пятерку.

«В первый же день ученики принесли национальную одежду. Вот только когда закончились уроки, дети попросили отдать им обратно принесенные вещи. И ему ничего не оставалось, как все вернуть», — рассказала Людмила Карачобан.

И все-таки односельчане стали понемногу приносить гагаузскую одежду и предметы обихода.
Первые экспонаты, которые удалось собрать, Дмитрий Карачобан хранил в помещении ветряной мельнице. Там же он устраивал и первые экскурсии.
Первые экспонаты, которые удалось собрать, Дмитрий Карачобан хранил в помещении ветряной мельнице. Там же он устраивал и первые экскурсии.
К 1966 году на мельнице уже не хватало места для экспонатов, и, чтобы их разместить, выделили освободившееся старое здание сельсовета. Этот год считается датой основания музея.

Поначалу Карачобан продолжал работать как волонтер. Зарплату ему начали платить через год, ее выделил колхоз «Правда», созданный ранее в Бешалме. Получив поддержку местных властей, музей стал развиваться, наладил контакты с тюркологами из разных стран (гагаузы — потомки тюркоязычных народов), обзавелся собственной библиотекой и фонотекой.
Людмила Карачобан
Отец совершал вылазки в дальние села, обшаривал чердаки, рылся в хламе, выискивал по крупицам все, что могло представлять ценность. Многие ученые, посетившие к тому времени Бешалму, называли этот труд героическим, и вместе с научными трудами посылали в дар музею фотобумагу, канцелярские принадлежности.
Семейное дело
В начале 1980-х Дмитрию Карачобану по личным обстоятельствам пришлось покинуть музей. Хранилище гагаузской культуры сразу оказалось никому не нужным. Под видом ремонта его закрыли, а потом превратили в музей колхоза «Правда».

После смерти Карачобана в 1986 году дети решили продолжить дело его жизни. Его сын Афанасий Карачобан снова собрал команду единомышленников, сменил экспозицию музея, вернул в него прежние экспонаты.
Через семь лет, в 1993 году, село Бешалма внесли в периодический бюллетень ЮНЕСКО как уникальный очаг гагаузской культуры. Сюда вновь потянулись туристы. Музей взяло под крыло гагаузское управление культуры.

Скульптор и доктор наук Афанасий Карачобан не мог долго заниматься музеем, сегодня он преподает в Университете Гази в Анкаре скульптуру и рисунок. А последние 22 года музей возглавляет его сестра Людмила Карачобан.
По специальности я - педагог, проработала в школе в общей сложности 18 лет. Мечтала всю жизнь посвятить детям, но надо было продолжить дело отца.
— Людмила Карачобан
«Я знал гагаузов, но я их не знал»
Сегодня в команде музея 13 человек. Они ведут научную работу и стараются постоянно пополнять фонды.

Как рассказала Людмила Карачобан, в музей приезжает много туристов из разных регионов Молдовы, из стран ближнего и дальнего зарубежья. В 2018 году в бешалминском музее побывали гости из 44 стран мира.
«Помню, около двух лет назад у нас в гостях была группа учителей-участников августовской конференции в Гагаузии. […] Один из них пожал мне руку и сказал: "Я знал гагаузов, я о них слышал, но я не знал гагаузов. Спасибо!"», — поделилась Людмила Карачобан.

Сотрудники музея также заметили, что иностранцы, собираясь к гагаузам, обязательно заранее ищут в интернете информацию о гагаузском народе и его истории. А вот жители Молдовы, отправляясь в Гагаузию. как правило, мало интересуются местными традициями и культурой. Поэтому сотрудники музея в Бешалме стараются по-новому открыть для них один из народов Молдовы, заинтересовать его историей и культурой. Людмила Карачобан очень надеется, что им это удается.
На территорию современной Молдовы гагаузы стали массово переселяться 200 лет назад, обживая пустынную Буджакскую степь. Именно здесь сформировалось самосознание гагаузов, считают историки. Но вокруг истории и происхождения гагаузов до сих пор ведутся научные споры: кто они, откуда? Если вы хотите больше узнать о гагаузах и о том, как они оказались в Молдове, можно почитать один из материалов cпецпроекта NM — «Гагауз адамлык. Как Молдова стала общим домом для разных народов».
Текст написан в рамках проекта «Школа NM для региональных журналистов»
Текст: Елена Раткогло
Оформление: Кристина Демиан
Главное фото: discover.gagauzia.today