Коронабизнес
Как предприниматели в Молдове справляются с кризисом
2020 год станет особенным для молдавского бизнеса. Введенные из-за пандемии коронавируса карантинные меры привели к снижению или полной остановке экономической деятельности и к панике среди предпринимателей. Власти лихорадочно внедряли меры поддержки, но ни бизнесу, ни экспертам они не казались достаточными. NM поговорил с бизнесменами из разных отраслей о том, как они справлялись с кризисом, изменяя подход к работе, и узнал у экспертов, какой станет новая экономическая реальность в Молдове.
«Шеф, все пропало»
Накануне введения локдауна молдавский бизнес пребывал в сносном состоянии, хотя уже в конце прошлого года многие аналитики предрекали мировой экономический кризис из-за торговых войн, колебаний валютных курсов и того, что «слишком долго в экономике было все хорошо».

И уже в четвертом квартале 2019 стало понятно, что рецессия вполне возможна. Тогда рост экономики составил всего 0,2%, начал падать экспорт, снизилось сельхозпроизводство, промышленность и другие сферы. При этом к началу марта у торговли и сферы услуг все было хорошо, а по итогам 2019 рост в обеих отраслях и вовсе составил 13,2% и 14,6% соответственно.
Понятно, что карантин вызвал у этих отраслей особенную панику. Падение доходов в сфере услуг уже в марте было серьезным – минус 20% по сравнению с мартом 2019. А показатели продаж некоторых товаров снизились наполовину.
По словам главы секретариата Экономического совета при премьер-министре Иона Лупана, в первые дни предприниматели представляли ситуацию более драматичной, чем она была на самом деле. «И это абсолютно объяснимо и объективно. Никто не знал, насколько серьезно пострадала та или иная деятельность, насколько сильным будет влияние карантина, как долго он продлится», — пояснил Лупан для NM.
Дмитрий Чеботареску
Ресторатор
Нас не останавливали полностью — уменьшили возможность работать на 95%. Разрешили только «la pachet», а это 5-10% объема продаж. Соответственно, оборот уменьшился на 90-95%. На самом деле это катастрофично.

У нас и раньше работала доставка, в первую неделю она упала на 20%, потом выросла на 50%, но все равно этого мало. Доставка и еда навынос хорошо работали в Starkebab, в остальных местах они были не так популярны.
Мирча Бачу
СЕО Bomba, Grand Hall
Карантин внес изменения в образ мышления человека. Есть три вещи, связанные с карантином и пандемией. Первое: ограничение прав и свобод. Мы поняли, что наши права и свободы могут ограничить. Вторая вещь, которую мы поняли: государство может остановить наш бизнес весь и сразу. Третье: государство и государственные органы не могут спрогнозировать, когда эта проблема исчезнет.
Марин Чобану
администратор бельцкой СЭЗ
Был период, когда большинство компаний снизили производство до 25% своих возможностей. Работали менее 3 тыс. человек из более чем 11 тыс., потому что производители — те, кому мы поставляем комплектующие, — снизили продажи машин на 70%.
Александра Кан
Глава Ассоциации легкой промышленности Молдовы
Пандемия застала нас неподготовленными. Всего можно было ждать, но не того, что со всеми странами случится одно и то же. С нашими партнерами, с покупателями. Моментально отказались работать по уже существующим контрактом.

Три месяца мы ничего не экспортировали и ничего не продали на внутреннем рынке. В первый месяц объем производства упал на 60%. Остановился экспорт/импорт, предприятия парализовало. Одновременно с объявлением карантина закрыли торговые центры и магазины. Предприятия еще продолжали работать, чтобы не отправлять людей по домам, но на склад долго не проработаешь. Потому что это денежные вложения. Меняется мода на одежду, меняется сезон, цвета и прочее. И потом никак не продашь товар.
Константин Шевчук
Директор Chateau Cristi
Виноделие в Молдове – одна из пострадавших отраслей. Это обусловлено огромным влиянием вируса на HoReCa. Все-таки HoReCa — довольно важный канал продажи вина не только в Молдове, но и в регионе. Мы говорим о регионе, где есть огромное производство домашнего вина. Наш продажи упали на 70%. Это очень больно.

В Италии был самый ужас: были проблемы с вывозом саженцев из Италии, цены утроились. Если раньше грузовик стоил 2000 евро, то он стал стоить 6 тыс. евро.
Дмитрий Чеботареску
Ресторатор
Нас не останавливали полностью — уменьшили возможность работать на 95%. Разрешили только «la pachet», а это 5-10% объема продаж. Соответственно, оборот уменьшился на 90-95%. На самом деле это катастрофично.

У нас и раньше работала доставка, в первую неделю она упала на 20%, потом выросла на 50%, но все равно этого мало. Доставка и еда навынос хорошо работали в Starkebab, в остальных местах они были не так популярны.
Мирча Бачу
СЕО Bomba, Grand Hall
Карантин внес изменения в образ мышления человека. Есть три вещи, связанные с карантином и пандемией. Первое: ограничение прав и свобод. Мы поняли, что наши права и свободы могут ограничить. Вторая вещь, которую мы поняли: государство может остановить наш бизнес весь и сразу. Третье: государство и государственные органы не могут спрогнозировать, когда эта проблема исчезнет.
Марин Чобану
Администратор бельцкой СЭЗ
Был период, когда большинство компаний снизили производство до 25% своих возможностей. Работали менее 3 тыс. человек из более чем 11 тыс., потому что производители — те, кому мы поставляем комплектующие, — снизили продажи машин на 70%.
Александра Кан
Глава Ассоциации легкой промышленности Молдовы
Пандемия застала нас неподготовленными. Всего можно было ждать, но не того, что со всеми странами случится одно и то же. С нашими партнерами, с покупателями. Моментально отказались работать по уже существующим контрактом.

Три месяца мы ничего не экспортировали и ничего не продали на внутреннем рынке. В первый месяц объем производства упал на 60%. Остановился экспорт/импорт, предприятия парализовало. Одновременно с объявлением карантина закрыли торговые центры и магазины. Предприятия еще продолжали работать, чтобы не отправлять людей по домам, но на склад долго не проработаешь. Потому что это денежные вложения. Меняется мода на одежду, меняется сезон, цвета и прочее. И потом никак не продашь товар.
Константин Шевчук
Директор Chateau Cristi
Виноделие в Молдове – одна из пострадавших отраслей. Это обусловлено огромным влиянием вируса на HoReCa. Все-таки HoReCa — довольно важный канал продажи вина не только в Молдове, но и в регионе. Мы говорим о регионе, где есть огромное производство домашнего вина. Наш продажи упали на 70%. Это очень больно.

В Италии был самый ужас: были проблемы с вывозом саженцев из Италии, цены утроились. Если раньше грузовик стоил 2000 евро, то он стал стоить 6 тыс. евро.
На кого особенно сильно повлиял кризис? По оценкам экспертов, пострадали все, но больше всего общепит, туризм, сфера услуг, транспортники, промышленность, виноделие и т.д.
Самая пострадавшая от карантина отрасль — тот сегмент сферы услуг, который предполагает близкий контакт с человеком и массовое скопление людей. Речь о салонах красоты, фитнесс-центрах, агентствах, организовывавших праздники. «Ноль продаж. Они пострадали полностью», — отметили ранее в Американской торговой палате (AmCham).
Анна Ахалкаци
Глава представительства Всемирного банка в Молдове
На бизнес негативно повлияли четыре разных фактора. С одной стороны, предприятия просто закрылись из-за карантинных ограничений. Вторая причина – нарушение цепочек поставок. Также был шок со стороны спроса. И, наконец, четвертый фактор – финансовый. Для многих предприятий проблемой стал доступ к финансированию.
Анна Ахалкаци
Глава представительства Всемирного банка в Молдове
На бизнес негативно повлияли четыре разных фактора. С одной стороны, предприятия просто закрылись из-за карантинных ограничений. Вторая причина – нарушение цепочек поставок. Также был шок со стороны спроса. И, наконец, четвертый фактор – финансовый. Для многих предприятий проблемой стал доступ к финансированию.
Чтобы понять, что происходит с бизнесом, бизнес-ассоциации и международные организации провели исследование. Оно показало, что у 88% компаний упал спрос, у 57% — возникли сложности с сырьем или доставкой, у 63% — снизилась производительность.

У двух третей компаний доходы снизились на 35%.

Согласно опросу, 84% предпринимателей предположили, что в ближайшие два-пять месяцев, то есть в июне-августе они столкнутся с острым дефицитом оборотных средств.

Поэтому 70% предпринимателей заявили о сокращении расходов на персонал, 64-68% — на текущие и долгосрочные инвестиции.
Эксперт IDIS Viitorul Вячеслав Ионицэ в беседе с NM отметил, что о состоянии экономики и бизнеса можно судить по двум показателям за март и апрель. Первый — падение продажи валюты физлицами, а второй — продажи новых автомобилей. Оба эти показателя снизились почти в два раза.

По его словам, в первом случае речь идет о снижении денежных переводов из-за рубежа и падении потребления, а во втором – о проблемах бизнеса и спаде продаж, потому что именно бизнесмены покупают новые дорогие авто. По подсчетам экономиста, за первые два месяца карантина потребление снизилось примерно на 6 млрд леев.
Ионицэ также отметил, что особенно серьезно пострадал малый бизнес — примерно 70 тыс. торговцев на рынках по всей стране. «Это обладатели патентов или самозанятые, но они — самые бедные люди, которые ежедневными и еженедельными доходами», — говорит эксперт.
По мнению главы представительства Всемирного банка в Молдове Анны Ахалкаци, стоит отметить специфику Молдовы. «У нас, как вы знаете, ограничен доступ к квалифицированной рабочей силе, для предприятий это проблема, поэтому компаниям очень важно не потерять работников, даже когда их сложно сохранить в период такой изоляции», — подчеркнула Ахалкаци.
Антон Перкин
Глава IT-компании FusionWorks
Я знаю IT-компании, которые потеряли очень много, особенно те, что были связаны с туризмом: билеты, турпоездки и так далее. Это всегда происходит. Как Россия и зависимость от нефти: когда ты от чего-то зависишь, тебя очень легко победить, и многие пострадали. Но есть компании, которые постоянно набирают новых людей. Тут один важный момент – люди. Это постоянный ресурс IT-компаний. В Молдове всегда нехватка квалифицированных разработчиков и людей в сфере IT. За ними всегда бегают, ищут. Сейчас самое важное сохранить этот ресурс. Лучше вложить деньги в зарплату, пока они не приносят денег, чем сократить, сэкономить эти деньги. А, когда у тебя будут клиенты, ты этих людей уже не найдешь. Я надеюсь, многие компании это осознают и берегут людской ресурс за счет собственных средств, не хотят никуда отпускать.
Антон Перкин
Глава IT-компании FusionWorks
Я знаю IT-компании, которые потеряли очень много, особенно те, что были связаны с туризмом: билеты, турпоездки и так далее. Это всегда происходит. Как Россия и зависимость от нефти: когда ты от чего-то зависишь, тебя очень легко победить, и многие пострадали. Но есть компании, которые постоянно набирают новых людей. Тут один важный момент – люди. Это постоянный ресурс IT-компаний. В Молдове всегда нехватка квалифицированных разработчиков и людей в сфере IT. За ними всегда бегают, ищут. Сейчас самое важное сохранить этот ресурс. Лучше вложить деньги в зарплату, пока они не приносят денег, чем сократить, сэкономить эти деньги. А, когда у тебя будут клиенты, ты этих людей уже не найдешь. Я надеюсь, многие компании это осознают и берегут людской ресурс за счет собственных средств, не хотят никуда отпускать.
Несмотря на масштабность кризиса, не все компании столкнулись с падением продаж – некоторым даже удалось заработать. Исследование ВБ показало, что динамика в некоторых секторах была более позитивной, и те предприятия, которые смогли быстрее адаптироваться к онлайн-режиму, внедрили цифровые технологии, или у которых это уже было до кризиса, смогли переориентировать свой бизнес и взаимодействие с клиентами. Речь, по данным исследования, о 3% предприятий, отметивших рост продаж в апреле по сравнению с тем же периодом прошлого года.

Ахалкаци привела в пример предприятия, производящие этанол, и те винзаводы или сахарные заводы, которые перешли на производство этанола, а также предприятия легкой промышленности, которые стали производить средства индивидуальной экипировки.
Александра Кан
Глава Ассоциации легкой промышленности Молдовы
Те, кто производит одежду, почти моментально начали шить защитные костюмы и маски, но очень большая проблема, с госзаказчиками. Например, конкурс объявили вечером, а на следующий день уже [нужны были документы]. Потом послали производителей, они торговались с каждым заказчиком отдельно. Закупки должны были организовать централизованно, а не с каждым отдельно. А наши так и бегают: с одной стороны — врачи, а с другой – швейные предприятия.
Александра Кан
Глава Ассоциации легкой промышленности Молдовы
Те, кто производит одежду, почти моментально начали шить защитные костюмы и маски, но очень большая проблема, с госзаказчиками. Например, конкурс объявили вечером, а на следующий день уже [нужны были документы]. Потом послали производителей, они торговались с каждым заказчиком отдельно. Закупки должны были организовать централизованно, а не с каждым отдельно. А наши так и бегают: с одной стороны — врачи, а с другой – швейные предприятия.
«Все в онлайн»
Правительство, безусловно, пыталось помочь бизнесу. Сразу после введения режима чрезвычайного положения премьер-министр встретился с бизнес-ассоциациями на платформе Экономического совета. По словам Лупана, говорили о мерах, которые нужно принять, о необходимости постоянного диалога госструктур и бизнеса.

«У нас 118 членов экономического совета и 56 бизнес-ассоциаций. У каждой своя специфика работы. У каждой ассоциации, которая представляет целую отрасль, свои приоритеты и видение решения разных проблем. Поэтому было принято решение, что Экономический совет будет собирать все предложения бизнеса, обрабатывать их, включать в базу данных и передавать госструктурам для изучения и принятия решений», — рассказал глава секретариата совета.

По его словам, в совет поступили 400 предложений бизнеса, 70 из которых были решены полностью, более 100 – частично. Еще более 200 рассматривают.
Ион Лупан
Глава секретариата Экономического совета при премьер-министре
Из-за веденных ограничительных мер многим предприятиям пришлось изменить модель ведения бизнеса. Особенно малым и средним предприятиям. Возникало много неясностей с теми или иными положениями Нацкомиссии по ЧС. Каждые два-три дня появлялись новые решения, которые изменяли правила ведения бизнеса, и люди не знали, работать им или не работать. Поэтому было принято решение создать горячую линию, которая оказывала бы бизнесу необходимую консультационную поддержку. Правило было: ответить на вопрос в течение 24 часов.
Ион Лупан
Глава секретариата Экономического совета при премьер-министре
Из-за веденных ограничительных мер многим предприятиям пришлось изменить модель ведения бизнеса. Особенно малым и средним предприятиям. Возникало много неясностей с теми или иными положениями Нацкомиссии по ЧС. Каждые два-три дня появлялись новые решения, которые изменяли правила ведения бизнеса, и люди не знали, работать им или не работать. Поэтому было принято решение создать горячую линию, которая оказывала бы бизнесу необходимую консультационную поддержку. Правило было: ответить на вопрос в течение 24 часов.
Госсекретарь минэкономики Юлиана Дрэгэлин в беседе с NM отметила, что было бы «безответственно» говорить, что карантин не повлиял на бизнес. По ее словам, ведомство вместе с другими органами власти и игроками рынка: минфином, бизнес-ассоциациями — разделили меры на три направления: немедленные решения, решения на среднесрочный период и послекризисные действия.

Так, власти отложили бизнесменам оплату подоходных и местных налогов, ввели мораторий на проверки, возвращали частично или полностью оплаченные налоги на зарплату, решили покрыть проценты по кредитам, взятых на выплату зарплат и оборотные средства, а для общепита снизили НДС с 20% до 15%.
Дрэгэлин отметила, что «цифровизация» молдавского бизнеса и его переход в онлайн с самого начала были приоритетом минэкономики. «Было много дорожных карт, планов действий, но бизнес был не особо предприимчивым. Когда же наступил кризис, наши аргументы в пользу онлайна не понадобились», — говорит чиновник.
Чтобы поддержать переход бизнеса в онлайн, минэкономики разработало программу стоимостью 20 млн леев, когда предприятия могут получить ваучер на 20 тыс. леев и грант 200 тыс. леев. «Ваучер можно потратить на создание сайта или страницы в соцсетях. Когда мы анализировали, то пришли к выводу, что не все, кто умеет создавать и производить, обладают навыками в IT и онлайн-маркетинге», — отметила она. По ее словам, бизнес может получить грант после ваучера и потратить, например, на покупку специализированного софта.

Также в минэкономики полагают, что для некоторых производителей присутствие в онлайне в будущем сможет облегчить выход на внешние рынки и экспорт продукци. Правда, признает чиновник, не весь бизнес сможет полностью перейти в онлайн.
«Есть категории [потребителей], которым это не подходят. Они хотят почувствовать, посмотреть на продукцию. Коммуникация важна. Мы не за тотальный переход, а за комбинирование двух подходов. Онлайн — это лишь возможность увеличить узнаваемость и продажи», — отметила Дрэгэлин.
Между тем мнения предпринимателей о переходе в онлайн разделились.

Мирча Бачу, например, считает, что «те, кто говорил про онлайн, ни в чем не разбираются».

«Онлайн ни в коей мере не заменяет офлайн, потому что они редко существуют отдельно друг от друга. Чтобы была хорошая онлайн-торговля, должна быть правильная логистика, наличие товаров, отработанные колл-центры и ментальность на высоком уровне. Когда возникла ситуация с коронавирусом, многие захотели интернет-магазин, захотели продавать онлайн. Но нельзя быстро сделать интернет-магазин, быстро наладить все формы доставки и обслуживания», — объяснил СЕО Bomba.

Он рассказал, что в их случае онлайн покупали потребители из Кишинева и Бельц, а в небольших городах покупатели продолжают покупать офлайн. «В нашей стране офлайн не заменяет онлайн. Потому что для граждан Молдовы посещение магазинов – своего рода экскурсия: надо посмотреть, понять, поговорить с консультантом», — подчеркнул он.
«Мы на юмористической программе?»
Предприниматели по-разному отреагировали и на меры поддержки властей.
«Мы на юмористической программе? Какая помощь? Никакой помощи не было. Финансовой тем более», — так отреагировал директор сети разных ресторанов Дмитрий Чеботареску.
По его словам, и снижение НДС до 15% для HoReCa недостаточно. Он объяснил, что во всем мире НДС для общепита другой, потому что число людей для производства одной единицы намного больше, чем в других сферах.

«Нам говорят: НДС не ваш, его платит потребитель, но человек не смотрит на цену без НДС, он смотрит на цену с НДС», — подчеркнул Чеботареску.

В свою очередь винодел Константин Шевчук, считает, что, если власть выходит с инициативой, то ее должен поддержать и финансовый сектор: прийти с определенными решениями, чтобы катализировать этот процесс.

«Я говорю про кредиты, направленные на содержание персонала. Я пока не вижу реакции финансового сектора, у нас был не совсем приятный опыт с банками. Они занимают очень холодную позицию, у них очень простой и, с определенной точки зрения, правильный бизнес-подход: у вас продажи значительно упали, вы хотите взять денег, но как вы их вернете? Думаю, что аналогичный подход применяется не только к нам. Поэтому пришлось выкручиваться самим», — сказал предприниматель.

По мнению Шевчука, решение должно быть довольно простым: влить часть денег в экономику, чтобы стимулировать спрос и потребление. Так экономика, может быть, не на таких оборотах, но продолжит двигаться.
Константин Шевчук
Винодел
Мы все слышали о фантастических программах в 100 миллиардов евро в Японии. Если экстраполировать это на Молдову, то любой адекватно размышляющий человек понимает, что нам неоткуда взять. За 30 лет мы не сформировали никакого фонда, никакого резерва, который можно было направить на поддержку экономики. Я прекрасно понимаю, что не могу требовать чего-либо у правительства, потому что у правительства этого физически нет. Я могу долго биться головой об стену, но это не даст никакого результата.
Константин Шевчук
Винодел
Мы все слышали о фантастических программах в 100 миллиардов евро в Японии. Если экстраполировать это на Молдову, то любой адекватно размышляющий человек понимает, что нам неоткуда взять. За 30 лет мы не сформировали никакого фонда, никакого резерва, который можно было направить на поддержку экономики. Я прекрасно понимаю, что не могу требовать чего-либо у правительства, потому что у правительства этого физически нет. Я могу долго биться головой об стену, но это не даст никакого результата.
Впрочем, молдавские банки сразу отреагировали на локдаун. Большинство из них разрешили заемщикам реэшелонировать кредиты, отложить выплату процентов. В Moldova-Agroindbank, например, ускорили оценку заявлений о кредитах, а до этого провели индивидуальную оценку каждого заемщика, чтобы понять, в какой финансовой ситуации он находится, и как на него повлияла пандемия. По данным банка, более 200 клиентов обратились за реэшелонированием кредитов.
Олег Паингу
Вице-президент MAIB
Мы увеличили с 30 до 90 дней срок для овердрафт для текущего счета. Это позволило компаниям еще два месяца использовать эти деньги без штрафных санкций банка. Отказались от комиссии за досрочное погашение кредита, а, главное, многие услуги перенесли онлайн, в том числе заключение контрактов.
Олег Паингу
Вице-президент MAIB
Мы увеличили с 30 до 90 дней срок для овердрафт для текущего счета. Это позволило компаниям еще два месяца использовать эти деньги без штрафных санкций банка. Отказались от комиссии за досрочное погашение кредита, а, главное, многие услуги перенесли онлайн, в том числе заключение контрактов.
Паингу рассказал, что в мае банк в тестовом режиме внедрил платформу totul.online.md, с помощью которой предприниматели могут заниматься электронной торговлей без создания собственного сайта и дополнительных расходов. По его словам, уже поступило более 80 заявок.
В свою очередь Ассоциация банков Молдовы предложила поддержать бизнес с помощью специальной госпрограммы гарантирования кредитов для бизнеса. Предполагается, что максимальная сумма гарантий может составить до 1-2 млрд леев. Кредиты малым и средним предприятиям будут предоставлять двух видов: до 1,5 млн леев — на пополнение оборотного капитала (на срок до 5 лет) и до 3 млн леев — на инвестиции (до 10 лет).

В АБМ подчеркнули, что в Молдове уже предоставляют госгарантии для кредитов, выданных по другим программам. Обратили внимание на опыт Румынии, которая с апреля 2020 внедряет программу SME Invest Romania, через которую пострадавшие от пандемического кризиса компании могут получить доступ к одному или нескольким займам для инвестиций и кредитным линиям для пополнения оборотного капитала. Сейчас этот проект обсуждают в минфине.

Во Всемирном банке считают, что оказанную бизнесу поддержку можно будет оценить только спустя время. Кроме того, это будет зависеть от масштабов кризиса. В тоже время, говорит глава молдавского представительства ВБ, меры молдавских властей абсолютно сопоставимы с мерами, которые предоставили бизнесу другие страны, например, в балканском регионе.
В секретариате Экономического совета также обратили внимание, что властям нужно было балансировать: с одной стороны, чрезвычайное положение в системе здравоохранения и требования бизнеса, с другой – бюджетные возможности.
Ион Лупан
Глава секретариата Экономического совета при премьер-министре
Диалог [между бизнесом и властью] безусловно существует. Результаты этого диалога не все положительно оценивают. Но стороны оперируют разными категориями. Мы пытаемся как можно сильнее сблизить эти позиции, чтобы диалог проходил конструктивно. Все друг друга понимают, но иногда не совпадают приоритеты.

Но мы должны стать и на сторону принимающих решения, потому что они оперируют гораздо более обширным количеством неизвестных, и они, в конце концов, несут ответственность за общую ситуацию не только в экономике, но и в социальной сфере, и многих других.
Ион Лупан
Глава секретариата Экономического совета при премьер-министре
Диалог [между бизнесом и властью] безусловно существует. Результаты этого диалога не все положительно оценивают. Но стороны оперируют разными категориями. Мы пытаемся как можно сильнее сблизить эти позиции, чтобы диалог проходил конструктивно. Все друг друга понимают, но иногда не совпадают приоритеты.

Но мы должны стать и на сторону принимающих решения, потому что они оперируют гораздо более обширным количеством неизвестных, и они, в конце концов, несут ответственность за общую ситуацию не только в экономике, но и в социальной сфере, и многих других.
В то же время экономист Вячеслав Ионицэ считает, что власть действовала очень неуклюже. Эксперт раскритиковал и итоговые действия властей в борьбе с коронавирусом. «Власти убили бизнес, не спасли людей. Число заболевших растет, число умерших растет. С одной стороны, убили бизнес, с другой стороны, не было никакого карантина. Люди бегали везде, то разрешали Радоницу, то запрещали. Власть из-за будущих выборов так боится людей, что поддается прессингу со стороны населения», — резюмировал Ионицэ.

Эксперты призывают бизнес не особенно ждать поддержки государства и больше рассчитывать на себя. По мнению Анны Ахалкаци, молдавский бизнес довольно адаптируемый: треть предприятий перенесли свою деятельность онлайн, четверть компаний расширили доставку товаров и услуг. «Может, этого недостаточно, но это показывает, что в Молдове есть группа предприятий, которые смогли и в такие кризисные времена адаптироваться к ситуации», — отметила глава представительства ВБ в Молдове.

Впрочем, бизнес пытается выживать сам, придумывая различные способы и меняя методы работы.
Мирча Бачу
СЕО Bomba, Grand Hall
Мы почему-то думали, что это закончится быстро, но оказалось, что нет. Что мы делали? Мы наладили онлайн-магазин, нарастили штат колл-центра, консолидировали всех сотрудников, которые работали в доставке, чтобы продавать онлайн. Мы не останавливали ни рекламу, ни различные формы маркетинга.

Спрос слегка изменился, люди стали покупать только самое необходимое, если что-то сломалось или было запланировано.

Мы сразу сказали арендаторам, что с момента закрытия центра никто ничего не будет оплачивать. Считаем, что мелкому бизнесу еще тяжелее, чем нам. Сейчас, когда они начали работать, хотим предложить некоторые меры, например, скидки. Есть магазины, которые не могут работать — они не будут платить. Например, многие магазины одежды в марте должны были выставлять весенне-летние коллекции. Поторговав весной, они должны были собрать деньги на летнюю коллекцию, а летнюю надо было наторговать, чтобы купить осеннюю коллекцию. Лето уже наступило, и понятно, что люди заморозили деньги в коллекции прошлого года. Эти деньги никто не вернет, и они будут продавать эти вещи со скидкой. Но в августе уже надо продавать осеннюю коллекцию, а до августа осталось полтора месяца. Очень сомневаюсь, что они [много] наторгуют за полтора месяца.
Мирча Бачу
СЕО Bomba, Grand Hall
Мы почему-то думали, что это закончится быстро, но оказалось, что нет. Что мы делали? Мы наладили онлайн-магазин, нарастили штат колл-центра, консолидировали всех сотрудников, которые работали в доставке, чтобы продавать онлайн. Мы не останавливали ни рекламу, ни различные формы маркетинга.

Спрос слегка изменился, люди стали покупать только самое необходимое, если что-то сломалось или было запланировано.

Мы сразу сказали арендаторам, что с момента закрытия центра никто ничего не будет оплачивать. Считаем, что мелкому бизнесу еще тяжелее, чем нам. Сейчас, когда они начали работать, хотим предложить некоторые меры, например, скидки. Есть магазины, которые не могут работать — они не будут платить. Например, многие магазины одежды в марте должны были выставлять весенне-летние коллекции. Поторговав весной, они должны были собрать деньги на летнюю коллекцию, а летнюю надо было наторговать, чтобы купить осеннюю коллекцию. Лето уже наступило, и понятно, что люди заморозили деньги в коллекции прошлого года. Эти деньги никто не вернет, и они будут продавать эти вещи со скидкой. Но в августе уже надо продавать осеннюю коллекцию, а до августа осталось полтора месяца. Очень сомневаюсь, что они [много] наторгуют за полтора месяца.
Константин Шевчук
Винодел
Несмотря на то, что продажи существенно снизились, работа должна продолжаться. Нельзя остановить виноградники, нельзя остановить работу винодельни. Есть масса вещей, которые требуют постоянного участия, внимания и инвестиций. Мы изменили подход к маркетингу и коммуникациям. В кризисные периоды нужно коммуницировать гораздо больше, несмотря на снижение потребления, нужно постоянно оставаться частью повестки. Бренд должен быть рядом, люди должны слышать, видеть и чувствовать бренд. Здесь появляется масса инструментов, и мы можем привлекать различных людей.

Самое банальное — присутствие в соцсетях, в онлайне. В период карантина мы провели два довольно успешных онлайн-фестиваля. Это были, в том числе, и благотворительные события, в рамках которых мы попросили у людей средства на поддержку больниц и медиков для борьбы с вирусом.

Увольнений, связанных с пандемией, не было. В отпуска людей тоже не отправляли, мы выплачивали и выплачиваем зарплаты в полном размере. Мы пока не дошли до закручивания финансовых гаек.

Часть средств, которые были запланированы на инвестиции, перенаправляем на операционные затраты. Надеемся, что к осени это все выровняется
Константин Шевчук
Винодел
Несмотря на то, что продажи существенно снизились, работа должна продолжаться. Нельзя остановить виноградники, нельзя остановить работу винодельни. Есть масса вещей, которые требуют постоянного участия, внимания и инвестиций. Мы изменили подход к маркетингу и коммуникациям. В кризисные периоды нужно коммуницировать гораздо больше, несмотря на снижение потребления, нужно постоянно оставаться частью повестки. Бренд должен быть рядом, люди должны слышать, видеть и чувствовать бренд. Здесь появляется масса инструментов, и мы можем привлекать различных людей.

Самое банальное — присутствие в соцсетях, в онлайне. В период карантина мы провели два довольно успешных онлайн-фестиваля. Это были, в том числе, и благотворительные события, в рамках которых мы попросили у людей средства на поддержку больниц и медиков для борьбы с вирусом.

Увольнений, связанных с пандемией, не было. В отпуска людей тоже не отправляли, мы выплачивали и выплачиваем зарплаты в полном размере. Мы пока не дошли до закручивания финансовых гаек.

Часть средств, которые были запланированы на инвестиции, перенаправляем на операционные затраты. Надеемся, что к осени это все выровняется.
Дмитрий Чеботареску
Ресторатор
Мы отреагировали так, как будто это навсегда. В таких ситуациях нужно быть пессимистом. Все-все обрезать: затраты, ненужные вещи, оптимизировать расходы, чтобы минус не был такой огромный. Если бы оставили с надеждой, что вот протянем недельку-две-три, а потом станет хорошо, сейчас было бы катастрофически.

Мы отключили интернет: зачем он в заведении, где нет людей. Основные программы тоже отключили, расстроили всех, кто сдавал нам в аренду.

Было очень сложно договориться с арендодателями. Они считают, что это не их забота, если я не могу работать. Они же сдали помещение. Доля правды в этом есть, но ты сдал мне помещение для ресторана, и не я его закрыл, а закрыли снаружи. Нам пошли навстречу. Правда, в одном торговом центре (речь о Shopping Moldova – NM.) все равно решили выставить за обслуживание такую цену (около 20 тыс. леев - NM.), как будто там стояла рота охранников и охраняла.

Еще мы изменили подход к меню. Мы разработали новое меню, именно для доставки. Изменили систему формирования цен. Раньше мы разрабатывали меню для ресторана. На доставку шли эти же блюда. Но через 45 минут они теряли в качестве. Потому что на тарелке одно блюдо, спустя время — уже другое. Много нюансов.
Дмитрий Чеботареску
Ресторатор
Мы отреагировали так, как будто это навсегда. В таких ситуациях нужно быть пессимистом. Все-все обрезать: затраты, ненужные вещи, оптимизировать расходы, чтобы минус не был такой огромный. Если бы оставили с надеждой, что вот протянем недельку-две-три, а потом станет хорошо, сейчас было бы катастрофически.

Мы отключили интернет: зачем он в заведении, где нет людей. Основные программы тоже отключили, расстроили всех, кто сдавал нам в аренду.

Было очень сложно договориться с арендодателями. Они считают, что это не их забота, если я не могу работать. Они же сдали помещение. Доля правды в этом есть, но ты сдал мне помещение для ресторана, и не я его закрыл, а закрыли снаружи. Нам пошли навстречу. Правда, в одном торговом центре (речь о Shopping Moldova – NM.) все равно решили выставить за обслуживание такую цену (около 20 тыс. леев - NM.), как будто там стояла рота охранников и охраняла.

Еще мы изменили подход к меню. Мы разработали новое меню, именно для доставки. Изменили систему формирования цен. Раньше мы разрабатывали меню для ресторана. На доставку шли эти же блюда. Но через 45 минут они теряли в качестве. Потому что на тарелке одно блюдо, спустя время — уже другое. Много нюансов.
Антон Перкин
Глава IT-компании FusionWorks
В жизни компании происходят определенные изменения. Приходится пересматривать свою финансовую политику, планы на год. Когда ребята работают удаленно, есть экономия на офисных затратах. Хотя она не покрывает проблемы, с которыми компании сталкиваются из-за ухода клиентов.

Мы потеряли в краткосрочной перспективе, но у нас достаточная подушка, чтобы можно было двигаться дальше и просто перепрофилироваться. Плюс направлять освободившиеся ресурсы на собственные проекты, которые в последующем будут приносить деньги.

Ребята взяли ноутбуки, мониторы и перевезли домой. Чуть-чуть пришлось увеличить контроль над тем, что люди делают. Мы смогли прописать инструкции. Когда в следующий раз такое произойдет, мы можем за час перестроить свою работу. Мы научились делать зум-конференции, вместе пить вино. Мы поняли, что такое тимблидинг на удаленке. Поняли, что тимиблидинг на удаленке нельзя делать вечно. Мы приостановили различные бонусы для сотрудников.

Зарплату мы не сокращали, но приостановили повышение зарплат, то есть те договоренности, которые были, мы выполнили.

Когда это все началось, многие ребят сменили свои машины. Я тоже купил новый автомобиль, как раз в разгар. Как так люди поступают? Очень просто. Есть средства, которые заработаны до [карантина], хочется их оформить, подвести черту и сказать, вот это я заработал и не бороться с кризисом этими деньгами.
Антон Перкин
Глава IT-компании FusionWorks
В жизни компании происходят определенные изменения. Приходится пересматривать свою финансовую политику, планы на год. Когда ребята работают удаленно, есть экономия на офисных затратах. Хотя она не покрывает проблемы, с которыми компании сталкиваются из-за ухода клиентов.

Мы потеряли в краткосрочной перспективе, но у нас достаточная подушка, чтобы можно было двигаться дальше и просто перепрофилироваться. Плюс направлять освободившиеся ресурсы на собственные проекты, которые в последующем будут приносить деньги.

Ребята взяли ноутбуки, мониторы и перевезли домой. Чуть-чуть пришлось увеличить контроль над тем, что люди делают. Мы смогли прописать инструкции. Когда в следующий раз такое произойдет, мы можем за час перестроить свою работу. Мы научились делать зум-конференции, вместе пить вино. Мы поняли, что такое тимблидинг на удаленке. Поняли, что тимиблидинг на удаленке нельзя делать вечно. Мы приостановили различные бонусы для сотрудников.

Зарплату мы не сокращали, но приостановили повышение зарплат, то есть те договоренности, которые были, мы выполнили.

Когда это все началось, многие ребят сменили свои машины. Я тоже купил новый автомобиль, как раз в разгар. Как так люди поступают? Очень просто. Есть средства, которые заработаны до [карантина], хочется их оформить, подвести черту и сказать, вот это я заработал и не бороться с кризисом этими деньгами.
«Что нас не убивает, делает нас сильнее»
В связи с пандемией минэкономики пересмотрело прогнозы на этот год. Если раньше ведомство прогнозировало рост ВВП на 3,8%, то сейчас прогнозируется спад на 3%. «Если говорить о промышленности, то производство снизится на 2,1%, а если об инвестициях, то на 4,8%», — отметила госсекретарь минэкономики Юлиана Дрэгэлин. Пострадает легкая промышленность, производство автомобильных запчастей, напитков, переработка овощей и фруктов. На падение инвестиций повлияет снижение частных инвестиций на 40%. «Потому что бизнес не будет реинвестировать прибыль, чтобы сохранить свою ликвидность на том же уровне», — резюмировала чиновник.

Отметим, что ранее эксперты делали для NM более пессимистичные прогнозы падения молдавской экономики — от минус 6% до минус 12%.
Глава Ассоциации малого бизнеса Евгений Рошковану прогнозирует у мелкого бизнеса депрессию из-за того, что люди лишились работы и доходов. По его словам, ассоциация просила у властей оплатить 70% зарплат хотя бы самых важных работников производства на малых предприятиях, чтобы сохранить рабочие места и предприятия. «Но нам отказали. Уехать сложно, и люди остаются без средств к существованию. И это потом обойдется государству намного дороже, чем, если бы оно помогло в пик карантина», — подчеркнул Рошковану.
Он рассказал, что сейчас у мелких предпринимателей много проблем, связанных с арендой. «За время, пока предприниматели не могли работать, рынки требуют арендную плату. Два часа назад мне звонили из Теленешт по такому же вопросу. Как они могут заплатить за два с половиной месяца, если они не работали», — недоумевает Рошковану.

По оценкам экспертов, в 2020 году сфера туризма потеряет свыше 60% запланированного дохода — более 800 млн леев. Речь идет о 400 компаниях, 90% которых специализировались на выездном туризме. Кроме того, могут уволить более 7 тыс. человек, из которых 3 тыс. - из смежных с туризмом отраслей.
«Думаю, что многие компании не выживут. Речь идет о сфере услуг, транспорте, ресторанах, гостиницах. [У гостиниц] для работы должна быть заполняемость 40%, у нас 20%», — отметил Ионицэ, добавив, что зимой в самый затратный период она снижается до 5%.
В то же время, отметил эксперт, с другой стороны, гостиницы могут выиграть, так как в этом году граждане Молдовы могут захотеть отдохнуть в Молдове.

В некоторых отраслях настроены оптимистично. Так, глава Бельцкой СЭЗ Марин Чобану, считает, что к осени производство в автомобилестроении восстановится если не на 100%, то на 90% точно. «В Мексике [ввели более строгие меры] и закрыли все. Соответственно, перемещаются заказы [на производство автокомплектующих]», — рассказал он.

Представители общепита пока воздерживаются от прогнозов. «Это будет ясно через неделю. Я знаю, что одна сеть закрыла семь заведений — те, что были у нулевой, бесприбыльной точки. Эта сеть больше работала как баннер. Семь точек закрыли, и они уже в аренде. Знаю, закрылось одно семейное кафе, оно было нерентабельным», — перечислил Чеботареску.

Судя по опросам, у бизнеса позитивное отношение к перспективам. Предприятия считают, что через шесть месяцев, к концу этого года они вернутся к нормальному уровню продаж. А, с точки зрения занятости, ждут, что дойдут до нормального уровня в течение двух месяцев после снятия карантина.

Ионицэ считает, что в целом Молдова изменится очень сильно и в хорошую сторону. «Люди научились оплачивать услуги банковской картой и так же начинают платить за товары. Рынок в Молдове маленький, и, если бы не было карантина, он бы развивался очень медленно. И самое интересное, у нас нет человека, который бы создал Aliexpress, с помощью которого у мелких производителей был бы доступ к рынку», — размышляет экономист.

Анна Ахалкаци уверена, что очень многое будет зависеть от того, как быстро восстановятся внешние рынки, произойдет ли международная перегруппировка цепочек снабжения и поставок, быстро ли минует кризис, продолжит ли правительство реформы для улучшения бизнес среды.
Анна Ахалкаци
Глава представительства Всемирного банка в Молдове
Важно, чтобы компании сами старались продолжать инициативу и инновационный подход. Есть секторы, где бизнес-модель должна измениться. Например, клиенты больше не будут физически приходить в магазин, чтобы купить этот продукт. Если компания сама не перейдет на более широкое использование онлайн, не будет инвестировать в онлайн-маркетинг, им будет сложно.

Мир будет другим. Я не думаю, что пандемия закончится, и все продолжится.

С другой стороны, всегда будет что-то, что создает вызов и бизнесу, и людям. И поэтому мы должны быть готовы адаптироваться и думать, как друг другу помочь.
Анна Ахалкаци
Глава представительства Всемирного банка в Молдове
Важно, чтобы компании сами старались продолжать инициативу и инновационный подход. Есть секторы, где бизнес-модель должна измениться. Например, клиенты больше не будут физически приходить в магазин, чтобы купить этот продукт. Если компания сама не перейдет на более широкое использование онлайн, не будет инвестировать в онлайн-маркетинг, им будет сложно.

Мир будет другим. Я не думаю, что пандемия закончится, и все продолжится.

С другой стороны, всегда будет что-то, что создает вызов и бизнесу, и людям. И поэтому мы должны быть готовы адаптироваться и думать, как друг другу помочь.
При этом экономист Виктор Чобану более категоричен: «Сейчас бизнес понемногу начинает работать, но сколько предприятий выжило, и когда они восстановятся до прежнего уровня – не ясно. Зато абсолютно ясно, что никто и не собирался спасать бизнес: кто выплывет, тот и выживет.
Текст: Наталья Мельник, Николай Пахольницкий
Оформление: Кристина Демиан
Фото: www-file.huawei.com

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: