Крест и вирус. Как церковь стала главной угрозой безопасности карантина в Грузии
4 мин.

Крест и вирус. Как церковь стала главной угрозой безопасности карантина в Грузии

В Молдове, несмотря на запрет комиссии по чрезвычайным ситуациям, в некоторых церквях продолжают проводить службы. Коронавирус уже выявили у нескольких священнослужителей. Пасхальные службы отменять на стали, правда, заявили, что проведут их без прихожан и будут транслировать в прямом эфире. При этом в Молдову и в этом году доставят Благодатный огонь, за которым ежегодно к Кафедральному собору в центре Кишинева стекаются тысячи верующих.

x

В период пандемии COVID-19 церковь оказалась в «центре внимания» не только в Молдове. В Грузии церковь называют единственным местом в стране, где можно безнаказанно нарушить все требования чрезвычайного положения. И именно из-за церкви Грузия может в ближайшее время потерять контроль над распространением инфекции, который она успешно удерживает уже почти два месяца. NM публикует специальный репортаж о том, как церковь стала главной угрозой безопасности в условиях чрезвычайного положения и карантина в Грузии.

Отчаянные меры

Грузия замерла в тревожном ожидании пика эпидемии — его прогнозируют как раз к православной Пасхе. Чтобы удержать контроль над распространением эпидемии, 21 марта Грузия ввела режим чрезвычайного положения, а 30 марта объявила карантин и комендантский час.

За соблюдением требований чрезвычайного положения правоохранители следят бдительно. «По всем улицам, и в центре, и на окраинах, ходят патрули и следят, чтобы люди не собиралась по трое-четверо, — рассказала „Медиасети“ жительница Тбилиси Манана Окуджава, — особенно строго контролируют по вечерам. С 9 вечера комендантский час, но могут „загнать“ домой на десять-пятнадцать минут раньше».

Полиция нещадно штрафует нарушителей: по отзывам, чаще всего достается водителям машин и пассажирам на передних сиденьях (по условиям грузинского ЧП, сидеть рядом с водителем нельзя никому, даже членам его семьи). Полиция следит и за соблюдением дистанции. «Мы с мужем стояли в очереди в супермаркет, подошел патруль и потребовал, чтобы между нами была дистанция два метра. Сказал, что требования одинаковые и для незнакомых людей в очереди, и для родственников, живущих под одной крышей», — поделилась Гванца Инцкирвели из Батуми.

Под угрозой неподъемных штрафов (примерно тысяча долларов) полиция заставила торговцев рынков покинуть рабочие места, поскольку там совершенно невозможно соблюдать дистанцию три метра.

Считается, что все это поможет замедлить эпидемию, но все в стране понимают, насколько отчаянными являются эти меры. Запрет выходить на работу для торгующего на рынке человека чаще всего означает потерю единственного источника дохода. От дневной выручки среднестатистического торговца на грузинском базаре обычно зависит, будет ли ему что есть завтра. Поэтому можно без преувеличения сказать, что закрытие базаров фактически обрекает на голод десятки тысяч людей.

Возможно, благодаря этим отчаянным мерам Грузии удается удерживать ситуацию под контролем. Сегодня в стране зарегистрированы 214 заболевших, из них 50 выздоровели, а трое умерли. Это значительно меньше, чем в соседних Армении и Азербайджане — в обеих странах число инфицированных приближается к тысяче.

Закон не писан

Единственное место в стране, где можно безнаказанно нарушить все требования чрезвычайного положения, — это церковь.

7 апреля православные отмечали Благовещение. В опустевшем и погрустневшем Тбилиси по-старому беспечно выглядели только храмы — во всех прошли многолюдные праздничные службы, и лишь в некоторых сделали специальную разметку на полу, чтобы верующие соблюдали дистанцию.

В этот же праздничный день стало известно о заражении коронавирусом одного из церковнослужителей. Речь идет о дьяконе храма святого Николая в центре Тбилиси. Есть ли заразившиеся среди прихожан, пока неизвестно, но сообщается, что дьякон успел передать инфекцию членам своей семьи.

Все выявленные цепочки заражения в Грузии называют «кластерами». Это слово прочно вошло в обиход, и сегодня активно обсуждают новый «церковный кластер». Его появление, похоже, ничуть не смутило церковных иерархов — они продолжают стоять на своем и обещать, что, вопреки эпидемии малоизученного опасного вируса, двери храмов останутся открытыми, обряд причастия (который подразумевает использование одной, общей для всех участников, ложки) не изменится, и верующие смогут принять участие в пасхальном бдении, несмотря на объявленный в стране комендантский час.

Некоторые священники открыто предлагают верующим собраться на пасхальную службу до начала комендантского часа и уйти из церкви после его окончания — то есть провести в церкви всю ночь.

Светские власти большей частью отмалчиваются, пытаясь избежать конфликта с церковью, которая по-прежнему остается влиятельным институтом. Хотя некоторые министры позволили себе высказаться против. Например, вице-премьер, министр инфраструктуры Майя Цкитишвили сказала, что граждане, которые пойдут в церкви в пасхальную ночь, нарушат режим ЧП сразу по двум пунктам — запрет на собрания больше трех человек и нахождение вне дома после 21.00. Она подчеркнула, что ограничения касаются всех граждан и духовные лица не исключение.

Гиорги Беришвили, прихожанин одной из тбилисских церквей, сказал, что вечером 18 апреля обязательно посетит пасхальную литургию: «Я боюсь только бога, — сказал он „Медиасети“, — на все его воля, но я считаю, что в церкви никто не заразится, а даже если и придут больные, то они исцелятся».

За такие нарушения полагается штраф — его размер колеблется от одной до пяти тысяч долларов. Но обывателю в Грузии до сих пор очень трудно представить оштрафованного священника.

Диана Петриашвили, Медиасеть

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: