Миллиард и пустота
Как прокуроры пять лет не замечали «слона» в расследовании кражи века

МИЛЛИАРД И ПУСТОТА
Как прокуроры пять лет не замечали «слона» в расследовании кражи века
В конце ноября исполняется шесть лет с тех пор, как из трех молдавских банков вывели $1 млрд. Нынешний год стал поворотным в расследовании кражи: прокуратура признала, что пять лет двигалась не в том направлении, бывшему руководству Нацбанка предъявили обвинения, а Владимира Плахотнюка впервые официально назвали главным бенефициаром украденного миллиарда. Несмотря на это, общая картина почти не изменилась: основные бенефициары кражи на свободе, а деньги так и не вернули. NM решил напомнить хронику расследования «одного из самых сложных дел, которым когда-либо занималась молдавская прокуратура».
2014
Кража века и операция «Прикрытие»
О том, что в банковской системе Молдовы происходит что-то неладное, власти знали задолго до кражи. За подозрительными банковскими операциями поручили следить секретной межведомственной группе, созданной в августе 2013 года.
О своих наблюдениях и выводах группа докладывала руководству страны. Но информация просачивалась в прессу. О ситуации в банках и секретных решениях властей не раз писал NM со ссылкой на свои источники.

Финансовые операции, завершающие сложную схему кражи миллиарда, провели 25 и 26 ноября 2014 года. 25 ноября Banca de Economii перевел в Banca Sociala $956 млн, а 26 ноября Banca Sociala выдал пяти компаниям кредиты на 13,7 млрд леев (в то время примерно $1 млрд). За несколько дней до этого кабинет министров на секретном заседании решил предоставить трем банкам, замешанным в краже, беспрецедентную помощь — кредит 9,5 млрд леев из резервов Нацбанка под гарантии правительства.

Пока за сценой тихо потрошили банковскую систему страны, прокуратура и спецслужбы заявили о раскрытии попытки госпереворота. На пресс-конференции 26 ноября тогдашний глава управления уголовного преследования Генпрокуратуры Виорел Морарь и замглавы Генинспектората полиции Георгий Кавкалюк рассказали, что правоохранительным органам удалось предотвратить насильственный захват власти в Молдове, готовившийся «организованной преступной группой», в которую входили активисты движения Antifa Rezist. Эти заявления подкрепили видео, которое показали все телеканалы: силовики изымают в частном доме внушительный арсенал — пистолеты, гранаты, бутылки с «коктейлем Молотова» и даже гранатомет РПГ-18 («Муха»).
Заголовки новостей о спецоперации, которую активно освещали СМИ медиахолдинга Владимира Плахотнюка, были громкими и пугающими: «Страшный сценарий: Antifa готовила вооруженные нападения», «Как Antifa готовилась пролить в Молдове реки крови», «Кровавый майдан Додона и Усатого».

В тот же день задержали семь человек, которые, по версии силовиков, и готовили госпереворот. Статью обвинения, правда, довольно быстро переквалифицировали на подготовку массовых беспорядков. Спустя шесть лет суд первой инстанции продолжает рассматривать это дело.

А 3 декабря 2014, то есть через неделю после финальных транзакций «кражи века», проведенных под громкий шум дела «о госперевороте», экс-министр финансов Вячеслав Негруцэ заявил о «дыре» в 11 млрд леев, которая образовалась в Banca de Economii (BEM). Он также сообщил, что из молдавских банков вывели деньги за рубеж. 6 декабря стало известно, что Генпрокуратура начала расследование кражи миллиарда, которая прославила Молдову на весь мир (украденная сумма составляла более трети бюджета страны).
2015
Дело Шора и первый Kroll
В следующие пять лет расследование «кражи века» заметно разрослось, раздробившись, по информации прокуратуры, на две сотни дел. Правда, ни одного лея из украденных денег прокуроры не вернули. Впрочем, как и за последний год. Но в деле регулярно появлялись новые фигуранты, многие из которых были политическими или бизнес-противниками Плахотнюка. Обвинения по этим делам основывалось на показаниях экс-главы админсовета BEM Илана Шора.

Имя Шора появилось в расследовании в феврале 2015 года. Его задержали, допросили и отпустили. А 3 мая депутаты опубликовали первый отчет финансовых детективов агентства Kroll, которому Нацбанк поручил расследовать кражу. Отчет предали гласности на фоне антиправительственных протестов и требований рассекретить первые результаты работы Kroll.



В отчете говорилось, что «группа компаний Шора» получала многомиллионные сомнительные кредиты в трех проблемных банках, эти деньги через цепочку транзакций выводили в офшорные компании. 4 мая Шору предъявили обвинение в злоупотреблении полномочиями и нарушении правил кредитования. Его поместили под домашний арест, но вскоре перевели под судебный контроль. В июне 2015 находящийся под следствием Шор выиграл выборы мэра Оргеева.

Дело Филата и прокурор Бецишор
15 октября 2015 года прокуроры задержали экс-премьера и депутата от Либерально-демократической партии Владимира Филата. Его задержали прямо на заседании парламента, после того как по требованию генпрокурора депутаты проголосовали за снятие с Филата депутатской неприкосновенности. Филата обвинили в причастности к краже миллиарда и получении от Шора $190 млн. Обвинение было построено на показаниях Шора, которые он дал за два дня до задержания Филата.

Дело Филата курировала прокурор Антикоррупционной прокуратуры Адриана Бецишор. Она также курировала дело родственника Филата Иона Русу. Летом 2016 года Русу приговорили к пяти годам лишения свободы, признав виновным в отмывании денег: речь шла о непогашенных кредитах в Banca de Economii — 22 млн леев и 30 млн леев. Бецишор утверждала, что конечным бенефициаром этих операций был Владимир Филат.
2016
«Захваченное государство» и прокуроры Плахотнюка
После ареста Филата, бывшего тогда главным политическом оппонентом Плахотнюка, последний фактически стал полновластным «хозяином» страны, будучи при этом лишь лидером правящей Демпартии. Ему подчинялись правительство во главе с Павлом Филипом, парламент во главе с Андрианом Канду, прокуратура и антикоррупционные структуры.

Генпрокуратуру в 2016 году возглавил Эдуард Харунжен, бывший до этого главой Антикоррупционной прокуратуры. А его место во главе Антикоррупционной прокуратуры, которая занималась расследованием кражи миллиарда, занял Виорел Морарь.

Впрочем, захваченным государством Молдову назвали еще в конце 2015. Тогда в газете The New York Times вышла статья генсека Совета Европы Турбьерна Ягланда, который жестко высказался о ситуации в Молдове и назвал ее «захваченным государством», которое следует вернуть народу.

Формально государство вернули народу в июне 2019 после формирования нового правящего большинства, отказа от власти Демпартии и бегства из страны Плахотнюка. Тогда же новое парламентское большинство приняло декларацию «О захваченном государстве», признав, что государственные и правовые органы страны захвачены, граждане страдают от коррупции и тотального контроля над судебной системой, который осуществляют местные олигархи.
Выход Гофмана и «Плахотнюк — бенефициар»
Но в 2016 до смены власти было еще далеко. Весной 2016 года антиправительственные протесты, которые начались в 2015, стихли. «Кражу века» затмило решение Конституционного суда о возврате к всенародному избранию президента. И оппозиционные партии, объединившиеся было во время протестов, вновь разошлись по своим углам и стали готовиться к выборам.

Но в июне 2016 кража миллиарда вновь вернулась на «первые полосы» СМИ. Актуализировал тему бывший замглавы службы предупреждения и борьбы с отмыванием денег Наццентра борьбы с коррупцией (НЦБК) Михаил Гофман, который в 2013 году входил в ту самую секретную межведомственную группу, которой поручили следить за ситуацией в банках.

Гофман заявил, что власти задолго до кражи знали о готовящемся мошенничестве в банках. После этого он улетел в США и уже оттуда заявил, что главным бенефициаром кражи был Плахотнюк. В числе бенефициаров Гофман также назвал Илана Шора, Владимира Филата и Вячеслава Платона. Координатором «кражи века», по словам Гофмана, был советник Плахотнюка Сергей Яралов.

В Генпрокуратуре эти заявления назвали манипуляциями, «цель которых дискредитировать продолжающееся расследование [кражи миллиарда]». Прокуратура также вызвала Гофмана на допрос, но он так и не вернулся в Молдову.
Приговор Филату и экстрадиция Платона
В июне 2016 года Владимира Филата приговорили к девяти годам тюрьмы, признав его виновным в пассивной коррупции и извлечении выгоды из влияния. Все семь месяцев до вынесения приговора Фидат отсидел под предварительным арестом в СИЗО тюрьмы №13. Судили его в закрытом режиме.

А в августе 2016 в деле о краже миллиарда появился еще один громкий фигурант —Вячеслав Платон, которого в ускоренном режиме и с нарушением процедуры экстрадировали из Украины. Платона обвинили в мошенничестве в особо крупных размерах и отмывании денег. По версии прокуроров, компании, которые Платон контролировал через своих людей, получали необеспеченные залогом кредиты, которые позже погашали за счет средств BEM. Речь шла примерно о 800 млн леях.

Расследование поручили той же Адриане Бецишор, а главным свидетелем по делу Платона, как и по делу Филата, был тот же Илан Шор. Он утверждал, что Платон управлял компанией Zenit Management, через которую вывели часть украденных из банков денег. Сам Платон утверждал, что эта компания принадлежит Плахотнюку и Шору. Судили Платона, как и Филата, в закрытом режиме.
2017
Приговоры Платону и Шору
В апреле 2017 года Платона приговорили к 18 годам тюрьмы, признав виновным в мошенничестве в особо крупных размерах и отмывании денег.В мае 2017 в суд передали еще одно дело против Платона, по которому его обвиняли в мошенничестве в страховой компании Moldasig. Спустя месяц суд приговорил его по этому делу к 12 годам лишения свободы. В 2018 году Апелляционная палата Кишинева приговорила Платона по совокупности двух дел к 25 годам тюрьмы.

В том же 2017 году суд вынес приговор и Шору. Заседания проходили в закрытом режиме. Обвинителем по делу Шора выступал прокурор Андрей Баешу, который также вел первое дело Платона (под руководством Бецишор). Баешу просил для Шора 19 лет тюрьмы. Но судья Андрей Некулча приговорил Шора к семи с половиной годам тюрьмы, согласившись с доводами адвокатов и переквалифицировав обвинение (вместо мошенничества — нанесение ущерба). Адвокаты обжаловали и этот приговор. По их ходатайству дело передали на рассмотрение из АП Кишинева в АП Кагула, где его рассматривают до сих пор. А суд первой инстанции оставил Шора на свободе до вынесения окончательного приговора.

После этого на основании показаний Шора открыли еще одно дело против Платона — снова о мошенничестве и отмывании денег в Banca de Economii, а также дело против экс-депутата от ЛДПМ Кирилла Лучинского. Его обвинили в том, что, будучи управляющим и конечным бенефициаром компаний Toast Delux и IPA International Project Agency, он отмывал деньги через офшоры. В 2018 году суд первой инстанции приговорил Лучинского к 5,5 годам тюрьмы. До вынесения окончательного приговора он находится под судебным контролем. Сейчас дело рассматривает АП.
2018
«Стратегия возврата миллиарда» и второй Kroll
В июне 2018 года генпрокурор Харунжен сообщил, что расследование кражи миллиарда завершено на 90%, а прокурор Адриана Бецишор, ставшая к тому времени замглавы Антикоррупционной прокуратуры, и глава НЦБК Богдан Зумбряну рассказали о результатах расследования и представили «стратегию возврата миллиарда». Бенефициарами кражи прокуроры назвали уже осужденных Шора, Филата, Русу, Платона, Лучинского, экс-главу ВЕМ Григория Гачкевича и людей из их окружения. Прокуроры также сообщили, что, по их подсчетам, из трех молдавских банков вывели 13,34 млрд леев, но, согласно стратегии, прокуроры будут возвращать только 10,7 млрд (за счет арестованного имущества осужденных по делу). А 2,6 млрд, согласно стратегии, должны были вернуть за счет имущества, под которое банки выдали кредиты замешанным в краже компаниям, и которое необходимо продать.

В марте 2018 года Нацбанк передал Антикоррупционной прокуратуре второй отчет Kroll. К нему в восьми экземплярах был прикреплен список бенефициаров, среди которых был Владимир Плахотнюк.
2019
Бегство Плахотнюка с Шором и повестка через Facebook
Но о том, что в отчете Kroll-2 среди бенефициаров назван Плахотнюк, стало известно только в июне 2019 года, после смены власти и побега Плахотнюка из страны. Харунжен и Бецишор после появления этой информации заявили на брифинге, что расследование кражи «идет в правильном направлении», а информация в отчете недостоверная.

В июле Харунжен и Бецишор уволились из прокуратуры.

Вместе с Плахотнюком из страны бежал и Шор, ставший депутатом по итогам парламентских выборов в феврале 2019 года. В июле 2019 против Шора открыли второе уголовное дело по подозрению в том, что он незаконно покинул страну. Также с Шора сняли депутатский иммунитет. Кроме того, прокуратура открыла уголовные дела, связанные с кражей миллиарда, против депутатов от партии «Шор» Регины Апостоловой и Марины Таубер. Их тоже лишили иммунитета и несколько месяцев продержали под домашним арестом и судебным контролем.

В октябре 2019 года Антикоррупционная прокуратура вызвала Плахотнюка на допрос повесткой, опубликованной в Facebook. В прокуратуре объяснили такой оригинальный способ «доставки» повестки тем, что не нашли других способов связаться с Плахотнюком. Тогда же суд заочно выдал ордер на арест Плахотнюка, а прокуратура отправила запрос в Интерпол с просьбой объявить Плахотнюка в международный розыск. Спустя более полугода, в июне 2020, Интерпол этот запрос отклонил.

Генпрокурор Стояногло и Филат освобожденный
В ноябре 2019 Генпрокуратуру возглавил Александр Стояногло. Он рассказал, что расследованием кражи миллиарда занималась Антикоррупционная прокуратура, при этом у Генпрокуратуры не было доступа к материалам дела. На просьбу Генпрокуратуры предоставить этот доступ глава Антикоррупционной прокуратуры Виорел Морарь, как сообщил Стояногло, ответил отказом. После этого Стояногло инициировал проверку в Антикоррупционной прокуратуре, а Мораря временно отстранил от ее руководства.

В декабре 2019 вышел на свободу Филат, отсидевший менее половины срока. Сначала он и его адвокаты добились сокращения срока на основании нового закона о бесчеловечных условиях содержания, а затем — условно-досрочного освобождения.
2020
Нацбанк под подозрением и дело Victoriabank
В марте 2020 среди фигурантов расследования кражи миллиарда появились бывшие и нынешние руководители Нацбанка. Им предъявили обвинения в мошенничестве и отмывании денег в особо крупных размерах, а в НБМ провели обыски. Речь идет об экс-главе НБМ Дорине Дрэгуцану, бывшем вице-председателе НБМ Эмме Табырцэ, а также о вице-председателях Нацбанка Ионе Стурзу и Ауреле Чинчлее.

Как отметил тогда Стояногло, «все эти годы Нацбанк был вне зоны расследования», хотя именно НБМ «должен был наблюдать за работой банков, у которых долгое время были подозрительные финансовые показатели [и из которых вывели миллиард]».

А в августе суд по запросу прокуроров наложил арест на имущество Victoriabank общей стоимостью почти 1,9 млрд леев. Речь идет о расследовании фиктивных межбанковских размещений, которые в 2014 году проводил Victoriabank. Тогда банк с помощью такой «финансовой карусели» получил 2 млрд леев из того самого кредита Нацбанка, выданного под госгарантии Banca de Economii, Banca Sociala и Unibank.
Освобождение Платона и дело на Плахотнюка
За два месяца до этого, в конце мая, Стояногло сообщил о двух поворотных решениях прокуратуры, касающихся расследования кражи миллиарда, — пересмотре дела Патона и открытии дела против Плахотнюка.

Стояногло заявил, что дело Платона, построенное на показаниях Шора, было сфальсифицировано, поэтому прокуратура начинает ревизионную проверку. В сентябре прокуроры завершили проверку по первому делу Платона, придя к выводу, что расследование «умышленно вели по ложному следу, чтобы скрыть реальных бенефициаров» кражи миллиарда. Дело направили на пересмотр в суд, сейчас его рассматривает суд Буюкан. Платона выпустили из тюрьмы, приостановив исполнение наказания до вынесения окончательного приговора.
Заочный арест Плахотнюка и след Виорела Мораря
Тогда же в мае Стояногло назвал Плахотнюка главным бенефициаром кражи миллиарда. Плахотнюку заочно предъявили обвинения в мошенничестве, отмывании денег и организации преступной группировки. Суд выдал ордер на его арест. Сейчас Плахотнюк находится в розыске.

За несколько месяцев до этого Стояногло рассказал, что у Антикоррупционной прокуратуры еще в 2016 году были доказательства причастности Плахотнюка к банковской краже. Несмотря на это, его ни разу не допросили.

Кроме того, по словам генпрокурора, в марте 2017 года Виорел Морарь задним числом оформил жалобу Плахотнюка, который обвинил Платона в клевете. На основании этой жалобы открыли уголовное дело. После этого, по словам Стояногло, прокуроры просто не проверяли заявления Платона, априори относя их «к ложным и клеветническим». Именно так прокуроры отнеслись к информации из уголовного дела против Плахотнюка, которое в 2016 году открыли в Румынии на основании заявления Платона. Он просил привлечь Плахотнюка как гражданина Румынии к ответственности за шантаж, отмывание денег и незаконное присвоение акций Victoriabank, Banca de Economii, Asito, Victoria Asigurări и Alfa Engineering.
В апреле 2018 года по запросу Харунжена Румыния передала это дело Молдове. Его направили в Антикоррупционную прокуратуру, где допросили по этому поводу Платона, констатировали, что он дал ложные показания, и положили дело на полку.

В марте 2020 года Стояногло поручил Прокуратуре по борьбе с оргпреступностью возобновить это расследование. В рамках этого уголовного дела по запросу прокуроров суд наложил арест на 10 объектов недвижимости Плахотнюка общей стоимостью 33 млн леев. Прокуроры, кроме того, послали запрос об аресте имущества Плахотнюка в Швейцарии, Франции и Румынии. Общая стоимость этого имущества — около €8 млн.

Также прокуратура открыла уголовное дело против Виорела Мораря по обвинению в злоупотреблении служебным положением и указании ложных данных в официальных документах. Прокуроры считают, что Морарь «защищал Плахотнюка и его людей от подозрений по делу о краже миллиарда, тем самым препятствуя объективному расследованию». Также уголовные дела завели против экс-прокуроров Бецишор и Баешу.
Таубер, Апостолова и снятие обвинений
В сентябре 2020 года Антикоррупционная прокуратура сняла обвинения с 10 акционеров Unibank, в том числе с депутатов Таубер и Апостоловой. Прокуроры решили, что в их действиях не было преступного намерения. При этом, согласно банковским выпискам латвийского ABLV Bank, миллиард выводили, в том числе, через компанию Таубер Metal Trade Group. Всего эта компания получила от разных офшоров €4,1 млн.
Что дальше
Прокуроры называют расследование кражи миллиарда одним из самых «сложных дел, которым когда-либо занималась молдавская прокуратура». Кроме того, они отмечают, что после решения о пересмотре дела Платона и открытия дела против Плахотнюка прокуроры столкнулись с серьезным противодействием, в том числе со стороны судебной системы.
Несколько фактов:
1
В мае 2020 года в СМИ попали видеофрагменты допроса Вячеслава Платона. Видео было нарезано так, чтобы дискредитировать генпрокурора Стояногло. Эти видеофрагменты активно тиражировали СМИ, которые ранее входили в «пул» Демпартии. Утечку видео расследуют до сих пор.
2
За двумя прокурорами Антикоррупционной прокуратуры, которые занимаются расследованием кражи миллиарда, следили пять бывших полицейских, работающих в охране Илана Шора. Они пытались собирать компромат о личной жизни прокуроров.
3
Апелляционная палата пять раз переносила рассмотрение запроса прокуроров об аресте Плахотнюка, затянув ситуацию почти на месяц. При этом подобные запросы обычно рассматривают в течение нескольких дней.
4
Суд отказался выдать прокурорам ордер на обыск в бывшем офисе Демпартии, из которого, по данным следствия, в тот момент вывозили важные документы. В итоге обыск провели на основании мотивированного постановления прокурора.
5
Суд Чекан отменил решение прокуроров об отделении дела экс-главы Victoriabank Политовой-Кангаш от расследования, связанного с Victoriabank. Из-за этого прокуроры не смогли передать в суд дело Политовой-Кангаш. В прокуратуре считают, что так суд помог Политовой-Кангаш избежать уголовного преследования.
Чтобы избежать повторения таких ситуаций, генпрокурор Стояногло предложил Высшему совету магистратуры (ВСМ) создать в судах Чекан, Буюкан и АП Кишинева специализированные коллегии, которые будут рассматривать дела, связанные с кражей миллиарда. По мнению Стояногло, это также поможет рассматривать эти дела в ускоренном режиме, так как некоторые дела, связанные с банковской кражей, суды рассматривают годами.

ВСМ, однако, не поддержал это предложение. Но и не отклонил: ВСМ предложил судам самим решить этот вопрос. В АП Кишинева, как выяснил NM, не будут создавать спецколлегию по делам о краже миллиарда, считая это «неуместным и неоправданным». А в суде Кишинева пока думают над этим вопросом.

Примечательно, что в январе этого года ВСМ одобрил аналогичную инициативу генпрокурора, но речь шла о судейских спецколлегиях, которые будут рассматривать дела, связанные с торговлей людьми. И такие спецколлегии по распоряжению ВСМ были созданы.


Текст: Надежда Копту
Оформление: Екатерина Узун
  •  
  •  
  •  
  •  
  • 14
  •  

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: