NewsMaker как улика. Как прокурору Боброву не удалось оспорить выговор и дать отвод Стояногло
5 мин.

NewsMaker как улика. Как прокурору Боброву не удалось оспорить выговор и дать отвод Стояногло

Прокурор Антикоррупционной прокуратуры Владислав Бобров получил выговор по итогам прошлогодних проверок в специализированных прокуратурах. Бобров входил в список прокуроров, которым в 2020 году генпрокурор Александр Стояногло рекомендовал уволиться. Но Бобров не прислушался к совету и остался работать. NM разбирался, как ему не удалось убедить Высший совет прокуроров в своей невиновности, почему он пытался дать отвод генпрокурору Стояногло, и при чем тут публикации NewsMaker годичной давности.

Попытка № 1

На заседании Высшего совета прокуроров 1 апреля рассмотрели жалобу Владислава Боброва на решение Коллегии по дисциплине и этике, которая вынесла ему выговор.

Бобров уже пытался оспорить это решение 11 марта, но тогда слушания перенесли. На заседании 11 марта Бобров на слушаниях по его жалобе попросил дать отвод  генпрокурору Александру Стояногло, который входит в Высший совет прокуроров. Бобров объяснил это тем, что Стояногло может быть «необъективным» при рассмотрении жалобы, так как в 2019 году публично сообщил, что Бобров «не совместим с должностью прокурора». Бобров подчеркнул, что тогда комментарии Стояногло по этому поводу опубликовали на сайте NewsMaker. Но у Боброва не было с собой доказательств. Поэтому члены Высшего совета прокуроров предложили перенести слушания на другое заседание.

При этом генпрокурор Стояногло подтвердил, что, подводя итоги работы Антикоррупционной прокуратуры 4 февраля 2020 года, он рекомендовал некоторым прокурорам с сомнительной репутацией уволиться. «К сожалению, он [Бобров], в отличие от других коллег, не написал заявление об уходе. Я выступил с такой просьбой на основании результатов проверок в Антикоррупционной прокуратуре. Мне были известны предварительные результаты проверок», — сказал генпрокурор. Он подчеркнул, что не знаком с Бобровым, а выводы его о работе  основаны на результатах проверок.

Попытка № 2

На следующее заседание, 1 апреля, Бобров пришел с распечатанными статьями Newsmaker. Бобров отметил, что 6 февраля 2020 года Стояногло дал комментарий NM, а проверки в специализированных прокуратурах завершились только в июне. «Генпрокурор никак не мог знать о результатах проверок 4 февраля», — подчеркнул Бобров.

В свою очередь  Стояногло напомнил, что проверки начались в январе, и к февралю уже были ясны их результаты. «Главы групп, которые проводили проверки, каждую неделю сообщали мне о результатах», — сказал генпрокурор.

После этого Бобров зачитал несколько цитат Стояногло, которые NM привел в материале «У меня нет выбора».

Глава управления уголовного преследования и криминалистики при Генпрокуратуре Адриан Миркос, присутствовавший на слушаниях в Высшем совете прокуроров, отметил, что заключение по итогам проверки работы Боброва было готово 17 января. Это заключение передали в Инспекцию прокуроров. Миркос подчеркнул, что Бобров дает неполную картину событий: «Он знаком с текстом обращения [в Инспекцию прокуроров], и хорошо знает, что это обращение отправили в январе».

Бобров ответил, что дисциплинарное дело против него завели в мае 2020 года.
Представитель Инспекции прокуроров Василий Годорожа, однако, сказал, что заключение по делу Боброву поступило в инспекцию в конце января 2020 года.

В итоге члены Высшего совета прокуроров решили, что Стояногло может участвовать в рассмотрении жалобы Боброва. Но тут прокурор попросил отвода другого члена совета — главы Союза адвокатов Эмманоила Плошницы. Бобров предположил, что Плошница может быть «необъективным», так как в 2018 году Антикоррупционная прокуратура завела против него уголовное дело. Плошница в ответ напомнил, что дело закрыто, а претензий к Боброву у него нет.

Жалобу Боброва на решение Коллегии по дисциплине и этики о вынесении ему выговора обсудили в закрытом режиме. Член совета прокуроров Константин Шушу пояснил, что одно из нарушений, которые совершил Бобров, касается применения специальных мер расследования. Поэтому члены совета решили не обсуждать публично детали дисциплинарного дела. После обсуждения они сообщили, что единогласно решили оставить в силе выговор Боброву.

Что известно о Боброве

Владислав Бобров работает прокурором с 2009 года. Он входил в группу прокуроров, занимавшихся делом экс-депутата Кирилла Лучинского, которого обвиняют в отмывании денег в особо крупном размере.  Лучинский свою вину не признает, а следствие против себя называет «тенденциозным». Это дело сейчас рассматривает Апелляционная палата.

Бобров также вел громкое дело Antifa Rezist, которое в 2014 году представляли обществу как предотвращенную попытку госпереворота. Но затем статью переквалифицировали на подготовку массовых беспорядков. Это дело до сих пор рассматривает суд первой инстанции. Оба дела — и Лучинского, и Antifa Rezist в 2019 году попали в список «политических», которые по указу Стояногло проверила Генпрокуратура.

Также Бобров косвенно связан с адвокатом Сергеем Пержу, который более года пытается оспорить победу Стояногло в конкурсе на пост генпрокурора. Согласно декларации Боборова о доходах, в 2015 году Пержу дал ему в долг 415,9 тыс. румынских леев (около 1,7 млн молдавских леев) на покупку квартиры в Бухаресте площадью 88,83 кв.м. В декларации указано, что Бобров должен был отдать долг в 2020 году. При этом Пержу дал Боброву деньги в долг под 0% годовых.

Некоторые СМИ называют Боброва «приближенным» экс-главы Антикоррупционной прокуратуры Виорела Мораря.

Что за проверки

Генпрокурор Александр Стояногло после вступления в должность в конце 2019 года распорядился провести проверки в Антикоррупционной прокуратуре и Прокуратуре по борьбе с организованной преступностью и особым делам (PCCOCS). В январе 2020 года Стояногло сообщил, что во время проверок выявили «серьезные нарушения»: немотивированные задержания, аресты, обыски, прослушки, незаконную слежку, затягивание рассмотрения дел в суде. По итогам проверок Генпрокуратура открыла дисциплинарные дела против 25 прокуроров (15 из Антикоррупционной прокуратуры и 10 из PCCOCS) и передала их в Инспекцию прокуроров при Генпрокуратуре.

Самое мягкое дисциплинарное наказание прокуроров, предусмотренное законом — это «замечание». Также прокурору могут вынести выговор (высказать претензию в письменной форме), снизить зарплату от 15% до 30% на срок от трех месяцев до года, понизить в должности или уволить.

***
Эта статья написана в рамках проекта «Укрепление правового государства и обеспечение прозрачности судебной системы». Его реализует ОО «Юристы за права человека» при поддержке Национального фонда за демократию, которые никоим образом не влияют на предмет и содержание опубликованных журналистских материалов.

  •  
  •  
  •  
  •  
  • 3
  •  

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: