Параллельный электорат и проклятые приднестровцы. Галина Васильева о «своих» и «чужих» на выборах президента Молдовы
4 мин.

Параллельный электорат и проклятые приднестровцы. Галина Васильева о «своих» и «чужих» на выборах президента Молдовы

Первый тур выборов президента прошел, но осадочек остался. Во второй тур вышли лидер PAS Майя Санду и независимый кандидат Игорь Додон. Санду обошла Додона благодаря рекордной мобилизации диаспоры. Загвоздка теперь в том, к кому во втором туре перейдут голоса избирателей Ренато Усатого, получившего очень хороший результат. Теперь две недели мы будем наблюдать за последней битвой. Какой она будет?

x

Эта кампания прошла почти без геополитического радикализма. Но и борьбы идей, каких-то реальных программ реформирования страны не наблюдалось.

Лейтмотивом гонки стала возможная скупка голосов жителей Приднестровья. Риск фальсификации присутствует всегда, особенно в таких недоразвитых демократиях, как молдавская. Но на этот раз упор делался на голосование диаспоры и жителей Приднестровья. Ремарка — диаспоры из Российской Федерации, остальные опасения не вызывали.

Под каким бы соусом это все ни подавали, дискриминационный подход трудно было не заметить. В день выборов борьба с предполагаемой фальсификацией достигла апогея. Лидер «Платформы Достоинство и правда» Андрей Нэстасе вместе с комбатантами отправился в населенные пункты, где голосовали жители Приднестровья. Обозначенная цель — помочь полиции препятствовать подвозу избирателей, запрещенный Центризбирком.

Кстати, на всех предыдущих выборах, отметим, подвоз не приравнивался к подкупу избирателей, и разные политические игроки практиковали его во многих районах страны.

На подмогу комбатантам приехал Игорь Гросу — депутат от партии PAS, кандидат которой победил в первом туре выборов. Прибыв на место, он перекрыл своим автомобилем дорогу, препятствуя таким образом свободному передвижению и голосованию.

Как эта «блестящая» идея возникла в штабе партии, не знаю. Возможно, предположили, что Нэстасе замкнет на себе голоса праворадикального электората, и это была попытка отвоевать эти электоральные очки.

Так или иначе, вышло недемократично, да и не по европейским стандартам, которые обещают соблюдать партии и политики, которые в день выборов перекрывали дороги.

Еще раз уточню: это не отменяет вопросов о возможном подкупе избирателей, о нарушении запрета ЦИК о подвозе и законные требования наказать нарушителей.

И все же в свободном демократическом обществе, в свободных медиа нельзя не обратить внимания на очевидную дискриминацию группы граждан, только потому что они — жители определенного региона. Если мы считаем Приднестровье частью Молдовы, то жители Левобережья остаются гражданами Молдовы с такими же правами, как у всех.

Интересно, кстати, посмотреть на результаты голосования граждан из Приднестровья.

Параллельный электорат и проклятые приднестровцы. Галина Васильева о «своих» и «чужих» на выборах президента Молдовы

Процент проголосовавших там за Санду перевалил за 13%. Это больше, чем, например, проголосовало за Санду в Окницком и Бричанском районах. А в Гагаузии, например, Санду набрала 2%. Надеюсь, во втором туре не будем перекрывать дороги в Комрате?

Параллельный электорат и проклятые приднестровцы. Галина Васильева о «своих» и «чужих» на выборах президента Молдовы

У Додона собственная система «свой-чужой». Подводя итоги выборов, он разделил граждан Молдовы на тех, что живет в стране и за ее пределами. Диаспора, по его словам, — некий другой, «параллельный электорат». То есть она живет в параллельном мире и не ведает, что лучше для Молдовы. Голосует не так, как страна. В общем, какой-то неправильный электорат.

Интересно, что Гросу и представители DA утверждали, что приднестровцы понятия не имеют о том, что происходит на политическом поле Молдовы. Додон говорит то же самое о диаспоре.

Посмотрим, не придет ли в голову штабу «народного кандидата» использовать админресурс, чтобы препятствовать голосованию диаспоры. Которая, кстати, не голосовала за него ни в Европе, ни в России.

Теперь о главном сюрпризе выборов — Ренато Усатом. Он по традиции активно использовал популизм (впрочем, в этом он не одинок), зато старался не касаться геополитики. Его результаты показывают, насколько высок процент протестного электората. У населения, еще более обнищавшего из-за пандемии, есть запрос на решение насущных проблем.

Именно за 17% граждан, проголосовавших за Усатого, и развернется основная битва во втором туре. Многое (хотя и не все) будет зависеть от месседжа самого Усатого.

Вопрос еще и в том, какую тактику выберут Додон и Санду, которых, соответственно, относят к условно левым и условно правым политическим лагерям. Пойдут ли они проверенным путем антагонизации общества по принципу «разделяй и властвуй» и попытаются ли радикализовать общество.

Вбрасывание негатива: о приднестровцах, русскоязычных, которые «за Додона», гагаузах, «голосующих как Чечня», румынах, которые спят и видят, как заполучить Молдову, ЛГБТ, «растлевающих» молдавские семьи, «соросятах», «работающих на Госдеп», и так далее — ни к чему, кроме поляризации общества, не приведет.

Кстати, одна из главных страшилок первого этапа этой кампании, которую можно сформулировать: «диаспора в России голосует за Додона», — оказалась пустышкой. В России проголосовали не за него.

Все это мы проходим уже не первый десяток лет. Но не построили на этом фундаменте ни правовое государство, ни экономику — ничего. Поддержка граждан Молдовы — это огромный ресурс, который можно использовать для объединения или разъединения, в том числе и во время предвыборных кампаний.

 

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции. 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: