Похищение и наказание. Что не так с приговором Ботнарю по делу турецких учителей
5 мин.

Похищение и наказание. Что не так с приговором Ботнарю по делу турецких учителей

Приговор по делу о незаконной высылке турецких учителей, который скрывали три месяца, вызвал скандал и вынудил Генпрокуратуру оправдываться. Единственного обвиняемого по делу — экс-главу СИБ Василия Ботнаря признали виновным в злоупотреблении властью и оштрафовали на 88 тыс. леев. Эксперты считают, что преступление Ботнаря можно было квалифицировать как более тяжкое. NM разбирался, могли ли прокуроры добиться более сурового приговора по этому делу.

x

16 сентября суд Буюкан опубликовал приговор экс-главе СИБа Василию Ботнарю. Хотя приговор вынесли еще 15 июля, судьи скрывали его до тех пор, пока вокруг этого приговора не разгорелся скандал, который не утихает больше недели.

Напомним, что 8 сентября генпрокурор Александр Стояногло в эфире одного из телеканалов сообщил, что Ботнаря приговорили к «нереальной мере наказания». Это вызвало критику правозащитников и представителей гражданского общества.

Что стало известно из приговора?

Из опубликованного приговора следует, что действия Ботнаря квалифицировали по статье 327, ч. 2 Уголовного кодекса. Она касается «злоупотребления властью, совершенного лицом, исполняющим ответственную государственную должность». По ней предусмотрено наказание от двух до шести лет лишения свободы. Прокурор Виктор Плугару попросил для Ботнаря три года лишения свободы. Адвокат Ботнаря Василий Никоарэ, напротив, настаивал, на том, чтобы Ботнарю дали минимальное наказание. В итоге судья Андрей Никулча встал на сторону адвоката и назначил Ботнарю штраф 88 тыс. леев. Также ему запретили пять лет занимать публичные должности.

Через несколько часов после публикации приговора Генпрокуратура сообщила, что Ботнарь возместил €125 тыс., которые согласно решению ЕСПЧ пошли на выплату компенсаций семьям турецких учителей. Также Ботнарь возместил СИБ 343 тыс. леев за чартерный самолет, на котором учителей отправили в Турцию. Кроме того, в Генпрокуратуре отметили, что не могли раньше сообщить о приговоре Ботнарю, потому что «суд полностью засекретил приговор». При этом прокурор Плугару сам настоял на том, чтобы дело рассматривали в «секретном режиме».

В Генпрокуратуре также отметили, что начали служебную проверку действий Плугару. В частности, у них «возникли подозрения» из-за того, что он не обжаловал приговор, допустил процессуальные нарушения (в том числе, не привлек родных учителей как потерпевших) и нарушил процедуру оглашения приговора (оглашение приговора всегда должно быть публичным — NM).

Что с этим не так?

Источник NM, знакомый с ситуацией и настоявший на анонимности, отметил, что дело квалифицировали правильно. Также он отметил, что молдавское уголовное право позволяло осудить Ботнаря и по другой статье — «о пытках» (Статья 166/1 Уголовного Кодекса, предполагает лишение свободы на срок  от 3 до 8 лет. — NM.) По словам источника, это могло бы произойти, если бы доказали, что Ботнарь знал, что учителей незаконно осудят в Турции. Напомним, в решении ЕСПЧ говорится, что турецкие учителя запрашивали убежище в Молдове и указывали, что «боятся преследований в стране своего происхождения —Турции».

К тому же, отметил источник, экстрадиция прошла с нарушениями процессуальных норм, и учителям не только не дали оспорить решение, но и не позволили выбрать страну, в которую экстрадируют.
«Вообще, если у них есть жены и дети с молдавским гражданством, никто не имел права их высылать. Но что касается Ботнаря, [ясно, что] не он принимал решения», — подчеркнул собеседник NM.

С тем, что в действиях Ботнаря можно было найти элементы других преступлений, согласен юрист Штефан Глигор. Он считает, что Ботнарю можно было инкриминировать похищение (Статья 164 УК, предусматривает наказание от 6 до 10 лет лишения свободы и от 10 до 13, если похищение произвела преступная группировка. — NM).

По словам Глигора, Ботнаря можно было обвинить и в незаконном лишении свободы (Статья 166 УК, предусматривает срок от 3 до 7 лет лишения свободы. — NM). Глигор считает, что прокуроры намеренно выбрали для Ботнаря наиболее мягкую статью. «Очевидно, в этом деле есть политическая договоренность», — отметил Глигор. Также он уверен, что в деле могло быть около 10-15 обвиняемых. Он не исключает, что прокуратура покрывает преступников.

В свою очередь глава Центра юридических ресурсов Владислав Грибинча в беседе с NM отметил, что и статья, по которой обвинили Ботнаря, предполагает лишение свободы на срок до шести лет.
Грибинча добавил, что в деле есть несколько нюансов: в нем не было потерпевших, прокурор не обжаловал приговор, Ботнарю назначили минимально возможный запрет занимать публичные должности, а судья получил своеобразное повышение. Грибинча подчеркнул, что по закону Ботнарю могли запретить и 10 лет занимать публичные должности, однако судья выбрал минимальный срок. «К тому же судью [Андрея Никулчу], который вынес приговор, через месяц назначили судьей до достижения 65-летнего возраста», — отметил Грибинча [В Молдове судью сначала назначают на пять лет, а потом до достижения 65 лет.].

Грибична напомнил, что Ботнарь признал вину, и это позволило ему получить более мягкое наказание. Однако он считает «подозрительным», что прокурор не обжаловал приговор.

Отметим, скоро NM опубликует интервью с генпрокурором Александром Стояногло о приговоре по делу турецких учителей.

***

Напомним, утром 6 сентября 2018 года сотрудники СИБа задержали и увезли в неизвестном направлении семь сотрудников сети молдавско-турецких лицеев Orizont. Позже без суда и следствия их выслали из Молдовы в Турцию, где теперь все они отбывают длительные тюремные сроки.

Высылка была незаконной. Все сотрудники лицеев просили в Молдове убежище и выдворить их из страны можно было только по решению суда. Некоторые жили в Молдове более 20 лет, у многих здесь были семьи. У властей Молдовы тоже не было права передавать их представителям властей Турции, где им грозили пытки и политическое преследование.

В июне 2019 года ЕСПЧ признал Молдову виновной в нарушении прав человека при высылке учителей и обязал выплатить им компенсацию по €25 тыс. Лишь через год после высылки прокуратура Кишинева начала расследование по этому факту. В феврале 2020 года стало известно, что в деле остался один обвиняемый — бывший глава СИБ Василий Ботнарь.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: