Раскол на почве Додона. Куда ушла группа Канду, и что будет дальше с Демпартией
9 мин.

Раскол на почве Додона. Куда ушла группа Канду, и что будет дальше с Демпартией

Выход из Демпартии группы шести депутатов во главе с Андрианом Канду по-новому обозначил перспективы демократов и сценарии возможных коалиций. NM вместе с депутатами разных фракций и экспертами разбирался, означает ли уход «группы Канду», что в ДПМ начался процесс «очищения», на какую коалицию может толкнуть партию раскол — с социалистами или блоком ACUM, и смогут ли демократы в новом составе стать политической силой, без которой невозможно правление ни левых, ни правых.

Как закалялся раскол

«Доходило до того, что Канду исключали из списка приглашенных на ланчи»

Шесть депутатов от Демпартии во главе с Андрианом Канду 19 февраля заявили, что покидают фракцию демократов в парламенте, выходят из состава партии и создают собственную парламентскую группу. Вместе с Канду с ДПМ попрощались Сергей Сырбу, Владимир Чеботарь, Элеонора Граур, Корнелиу Падневич и Григоре Репещук.

Канду объяснил это решение несогласием с политикой, проводимой ДПМ в последнее время.

Собеседник NM в блоке ACUM рассказал, что о расколе в Демпартии в парламенте знали давно. По его словам, проблема заключалась в личном конфликте между Канду и председателем ДПМ Павлом Филипом. «Доходило до того, что Канду исключали из списка приглашенных на какие-то ланчи с представителями дипмиссий», — отметил собеседник.

Информацию об этом NM подтвердил сам Канду. «Открытого конфликта между нами не было. Но я чувствовал, что есть боязнь конкуренции или другого мнения. До меня доходила информация, и есть конкретные подтверждения, что дипмиссии приглашали руководство партии, куда входил и я. И в дипмиссии обращались с просьбой исключить меня из списка приглашенных», — рассказал Канду.

Он отметил, что не за один день принял решение покинуть ДПМ. По словам Канду, этому предшествовали поездки по стране и встречи с местными организациями партии, где лидеров демократов призывали быть активнее и вернуться к прежним сильным позициям.

«Мы призывали коллег быть более активными, пробовали дискутировать, но, к сожалению, не нашли общий язык», — добавил Канду. По его словам, ДПМ собирались покинуть и другие депутаты. Однако многих, утверждает Канду, остановили страх, давление, шантаж или «разные знаки внимания» других коллег.

Канду отметил, что на него и его коллег, покинувших партию, тоже оказывали давление. Тем не менее он уверен, что число экс-демократов скоро увеличится. «На мне лежит собственная ответственность за то, что связано с банковским кризисом. Я был в правительстве, которое принимало решение выделить госгарантии Нацбанка [который прокредитовал три банка, из которых вывели миллиард долларов]. Я считаю, что действовал законно и правильно для того, чтобы люди не потеряли деньги. Все-таки не такое уж было большое давление на меня. Я бы не испугался, я знаю, что все делал правильно», — заявил Канду.

Он также рассказал, что позвонил экс-главе Демпартии Владимиру Плахотнюку, чтобы рассказать о своем решении. «Я считаю это правильным человеческим жестом — сказать о своем решении тому, кто десять лет назад позвал меня в партию. Чувствовал бы себя неловко, если бы он узнал об этом из прессы. Я не спрашивал его мнения о своем решении», — сказал Канду.

Председатель парламентской фракции ДПМ Дмитрий Дьяков в беседе с NM заявил, что эту «проблему [возможного выхода депутатов] давно обсуждали», еще в прошлом году.

В этот же день на своей странице в Facebook он написал, что «этот шаг готовился давно. Еще во время Плахотнюка были попытки создания социал-демократической партии». «Тогда я этому воспротивился. Сейчас они сами все решили. С помощью спонсоров», — написал Дьяков.

В разговоре с NM он предположил, что выход депутатов из ДПМ — это «продолжение той же линии, и в этом участвовало много людей». Комментировать свое заявление о «спонсорах» Дьяков не стал: «Без имен. Думаю, что эти люди советовали так сделать».

При всей «ожидаемости» такого решения Дьяков заявил, что удивлен, почему Канду «с такой мощной поддержкой не остался внутри партии, чтобы помогать ей становиться такой, как он хочет».

«У ДПМ есть исторический опыт, и партия знает, когда какие люди уходят из нее и почему. Есть успешные примеры, а есть драматичные. Пусть они сами делают выводы. ДПМ не виновата, что они ушли», — заявил Дьяков.

В разговоре с NM Канду отметил, что «не вел ни с кем переговоры и не пытался создать другой политический проект». «Я ничего не покупаю и ничего не продаю», — сказал он.

Будет ли коалиция с социалистами

«Канду пару раз встречался с Додоном и обсуждал светлое будущее Молдовы, свое и наше»

С выходом части депутатов из Демпартии снова заострился вопрос о ее возможной коалиции с Партией социалистов. Обе стороны утверждают, что, если коалиции и появится, об этом объявят официально.

Дьяков в разговоре с NM заявил, что «до вчерашнего дня Канду очень горячо поддерживал эту линию [коалиции с ПСРМ], активно участвовал в голосовании за отставку кабмина Санду и за назначение кабмина Кику, пару раз встречался с Додоном и обсуждал светлое будущее Молдовы, свое и наше».

«ДПМ — это партия, которая ответственно подошла к кризисному моменту, когда стоял выбор между досрочными парламентскими выборами и назначением миноритарного правительства. Мы решили поддержать технократическое правительство. Оно, конечно, во многом связано с ПСРМ, но тем не менее мы решили голосовать за людей, которых знаем. [Иона] Кику мы хорошо знаем», — добавил Дьяков.

Он отметил, что реализовать предвыборные обещания можно, только участвуя во власти. Но при этом отметил, что ДПМ потребуется время, чтобы разобраться в сложившейся «непростой» ситуации.

«Сегодня все говорят о президентских выборах, страсти накалены до предела, Мы будем анализировать все происходящее вокруг Демпартии и на уровне исполнительной власти. И примем решение: оставаться в таком же положении или официально участвовать в правительстве. Это будет наше решение, не Додона или кого-то другого», — подчеркнул Дьяков.

Депутат от ПСРМ Григорий Новак в комментарии NM заявил, что социалисты «даже не обсуждали сценарий» создания коалиции. Он отметил, что происходящее с ДПМ — внутренняя проблема демократов, которой он хочет давать оценку.

«Это естественный процесс очищения, на мой взгляд. Давайте скажем честно: у тех, кто сегодня вышел из партии, в глазах общества и политиков не самая хорошая репутация. На мой взгляд, ДПМ сегодня ничего не потеряла.
В конце прошлой недели они избрали новое руководство, и такие персонажи как Канду, Чеботарь и Сырбу туда не попали», — сказал он.

По словам Новака, на совместном заседании фракций ДПМ и ПСРМ, состоявшемся 17 февраля, социалисты и демократы не обсуждали создание коалиции. Он утверждает, что речь шла о рабочей повестке правительства.

Отвечая на вопрос NM о том, почему же на это обсуждение не пригласили фракции блока ACUM, Новак отметил, что председатель фракции партии «Платформа Достоинство и правда» (DA) заявлял, что готов обсуждать только отставку правительства. «С PAS то же самое. Они не видят смысла ничего с нами обсуждать. Они периодически голосуют за наши проекты, но в остальном „Баба-Яга всегда против“», — сказал Новак.

Он подчеркнул, что, если какая-то коалиция и будет сформирована, ПСРМ сообщит об этом открыто.

Возможна ли коалиция с ACUM

«Год— выборный, нас ждут сюрпризы»

Вице-спикер парламента, депутат партии «Действие и солидарность «(PAS) Михай Попшой считает, что с выходом из ДПМ шести депутатов ситуация в парламенте для проевропейских сил не изменилась.

В беседе с NM Попшой отметил, что в PAS не видят смысла сотрудничать ни с демократами, ни с вышедшими из их фракции депутатами.

«В первую очередь нельзя говорить о том, что ДПМ очистилась. Поменять Канду на Андронаке и Никифорчука [назначив их вице-председателями ДПМ] — это не очищение», — отметил Попшой.

По его словам, для того, чтобы говорить о сотрудничестве с какой-либо частью демократов, они должны доказать на деле, что настроены серьезно, подписать Декларацию о проевропейском курсе Молдовы и о политических узниках.

При этом Попшой отметил, что раскол в ДПМ был ожидаем. «Сейчас стало понятно, что демократы — не монолит, и для их политического рейтинга это может стать проблемой. За три года их просто не станет. Повторится история с коммунистами и либерал-демократами, которых съел Плахотнюк», — считает Попшой.

Собеседник NM из блока ACUM, настоявший на анонимности, рассказал, что Декларация о европейском векторе Молдовы «была банальной проверкой демократов на вшивость», и попыткой блока «вбить клин между демократами и ПСРМ».

В «группе Канду» пока тоже не собираются предпринимать активные действия. Канду заявил, что сегодня «не обязательно иметь достаточно голосов для отставки правительства или формирования нового парламентского большинства».

Сейчас, по его словам, бывшие демократы будут разрабатывать законопроекты, активно работать в парламенте и договариваться с коллегами о поддержке своих инициатив. «Время покажет, что будет дальше. Иногда один день может принести больше результатов, чем год. А год у нас выборный, нас ждут сюрпризы», — подчеркнул Канду.

Что говорят эксперты

«Этот раскол не оставляет демократам выбора»

Мнения экспертов о том, что дальше будет с Демпартией разошлись. Глава Ассоциации за демократию через участие (ADEPT) Игорь Боцан подчеркнул, что из шести депутатов, покинувших ДПМ, трое — Канду, Чеботарь, Сырбу — приближены к Плахотнюку. Боцан считает, что, хоть они и хорошие эксперты, но политического веса Демпартии они не дают.

«Зато у трех других [вышедших] депутатов, которые прошли по одномандатным округам, обширные связи в районах: в  Резине, Единцах и Каушанах», — отметил эксперт.

Боцан, однако, заметил, что Канду «каким-то неявным образом управляет остатками медиахолдинга Плахотнюка», и без этого «важного ресурса» демократам будет сложно.

Эксперт считает, что после довыборов в парламент по одномандатному округу в Хынчештах можно будет всерьез говорить о том, как сказался на ДПМвыход шести депутатов.

Сейчас он считает, что выход «группы Канду» негативно повлияет на рейтинг демократов, но в чем-то партия даже выиграет. «Сразу после того, как отважная шестерка появилась перед камерами, была запущена медиа-атака. Их сразу назвали „группой Плахотнюка“. Для Филипа, Дьякова и Жиздана это удобно: они могут говорить, что партия „очищается“», — считает Боцан.

По его мнению, «очищенная» ДПМ станет интересным субъектом для социалистов и проевропейских сил. При этом официальная коалиция с социалистами ДПМ не нужна, считает политолог: они будут работать над укреплением имиджа партии как центристской силы.

«Они в привилегированном положении. Если обеспечат себе 15% поддержки граждан, то станут необходимым звеном для любого возможного партнера. Это извечная мечта Дьякова. Без них будет невозможно правление ни правых, ни левых», — заявил Боцан.

Он считает, что демократам выгоднее переждать полгода до президентских выборов и «примкнуть к победителю». При этом он склоняется к тому, что демократы все-таки будут сближаться с социалистами.

Политолог Корнелиу Чуря назвал выход «группы Канду» из ДПМ ожидаемым. Он считает, что у отколовшихся депутатов «есть собственная политическая повестка», потому что они отказываются сотрудничать с социалистами и не исключают сотрудничества с правыми.

«У демократов в нынешнем виде другая повестка. Они не исключают формирование правительства с социалистами и более всеядны геополитически», — отметил эксперт.

Он считает, что за «группировкой Канду есть силы, которые двигают этот политический проект». Чуря подчеркнул, что сейчас трудно говорить, что речь идет о Плахотнюке, но предположил, что «есть какие-то бизнес-интересы, связанные, например, с аэропортом, вокруг которого такой шум».

Чуря также считает, что ДПМ может найти определенную выгоду в уходе «группы Канду»: это устранит в партии внутреннюю оппозицию. Однако перед руководством ДПМ встает другая проблема: необходимо сохранить целостность рядов, и не дать остальным депутатам уйти за этой шестеркой.

«Если они смогут это сделать, то для демократов этот выход будет плюсом. Для этого им надо будет сильнее войти во власть, чтобы парламентская фракция получила мотивацию. Им надо будет пойти дальше в своем альянсе, раскол их к этому подталкивает», — считает Чуря. Он отметил, что сейчас пролевые силы в Демпартии стали активней, и для демократов сотрудничество с Додоном — единственный вариант. «Этот раскол не оставляет им выбора», — считает эксперт.

x